×

Защитить себя

О необходимости ведения адвокатского производства
Материал выпуска № 17 (82) 1-15 сентября 2010 года.

ЗАЩИТИТЬ СЕБЯ

О необходимости ведения адвокатского производства

Необходимость ведения адвокатом досье не только заложена в законах и Кодексе профессиональной этики адвоката, но и вызвана необходимостью разрешения конфликтных ситуаций, которые порой складываются между адвокатом и его доверителем.

В «АГ» № 14 (079) опубликована статья первого вице-президента ФПА РФ Ю.С. Пилипенко «Лишь по требованию доверителя» о соотношении адвокатской тайны с необходимостью ведения адвокатского производства. Как видно из содержания статьи, необходимость ведения адвокатами адвокатских производств назрела давно. Эта необходимость заложена, во-первых, в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и в Кодексе профессиональной этики адвоката, во-вторых, в профильных законах, согласно которым адвокат (будь то представитель или защитник) должен активно проявлять себя определенным образом, а в-третьих, в локальных нормативно-правовых актах органов адвокатского самоуправления – Совета ФПА РФ.

Со стажем адвокатской деятельности в 1,6 года, казалось бы, я не должен был задумываться о подобных вещах. Однако, оказывая в 2009 г. помощь по одному уголовному делу в отношении А., все-таки сделал для себя вывод, что адвокатское производство (досье) – совершенно необходимый элемент в деятельности адвоката.

Мой клиент обвинялся в покушении на насильственные действия сексуального характера, я был приглашен для защиты клиента его родственниками. При этом родственникам клиента «люди со стороны» посоветовали привлечь еще одного защитника, «с большим житейским опытом», поскольку, по мнению «людей со стороны», в этом деле нужен был человек более опытный, имеющий более продолжительный стаж работы, нежели я, что в итоге и сыграло, как я полагаю, злую шутку с моим клиентом.

Несмотря на то что мой подзащитный находился под стражей, он имел довольно тесный контакт с родственниками. Те рекомендовали больше прислушиваться к правовым советам второго защитника. Следует также отметить, что с тем защитником у меня были не совсем ровные отношения, это мешало нам найти общий язык и выработать единую линию защиты нашего клиента.

Одним из элементов линии защиты были показания, которые наш подзащитный должен был дать как на следствии, так и в суде относительно обстоятельств преступления. При этом я рекомендовал в допросе своему подзащитному отрицать факт наличия у него в момент совершения преступления орудия преступления – ножа, второй же защитник настаивал на даче показаний, подтверждающих факт нахождения у подзащитного орудия преступления – ножа. Уточню, свою позицию я избрал потому, что в суде можно было доказать факт того, что нож на место преступления был подброшен, однако, после того как были даны показания о том, что подзащитный действительно был с ножом и угрожал им, даже при доказанности факта «подброса» ножа ситуация в корне бы не изменилась, что в общем-то и произошло. Клиента осудили на восемь лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима, а кассационная инстанция не приняла изложенные мною доводы жалобы.

Естественно, сам клиент и его родственники не были довольны приговором. Какое-то время я даже полагал, что родственники пожалуются на меня в адвокатскую палату, поскольку они считали, что дело это – «плевое» и развалить его защитникам будет не трудно. Когда дело было проиграно, вина в проигрыше, как я понимаю, легла на меня, во-первых, как на защитника «с меньшим житейским опытом», а во-вторых, как на защитника, на которого можно было пожаловаться, поскольку есть куда пожаловать (на второго защитника, в принципе, жаловаться было некуда).

После проведения этого дела я считаю, что необходимо вести адвокатское производство наряду с иными документами для того, чтобы можно было защитить не только клиента, но и самого себя (причем это касается не только дел по соглашению, но и дел по назначению).

Адвокатское досье помимо соглашения с доверителем должно содержать протокол разъяснения клиенту его прав и обязанностей, а также прав и обязанностей адвоката и лист согласования между адвокатом и доверителем позиции по делу.

Степан ДРЁМИН,
Алтайская краевая коллегия адвокатов

"АГ" № 17, 2010