×

С триумфальной – в бутырскую - 2

Суд кассационной инстанции признал приговор в отношении Сергея Мохнаткина законным и обоснованным
Материал выпуска № 17 (82) 1-15 сентября 2010 года.

С ТРИУМФАЛЬНОЙ – В БУТЫРСКУЮ - 2

Суд кассационной инстанции признал приговор в отношении Сергея Мохнаткина законным и обоснованным

Кассационное рассмотрение дела Сергея Мохнаткина состоялось 16 августа в Мосгорсуде. Потерпевший – сержант милиции Дмитрий Моисеев в судебное заседание не явился. В зале присутствовали представители общественных правозащитных организаций, а также несколько участников несанкционированного пикета на Триумфальной, которых 31 декабря 2009 г. задержали вместе с Сергеем Мохнаткиным.



Легкий вред

Напомним, что приговором Тверского районного суда г. Москвы от 9 июня 2010 г. Сергей Мохнаткин осужден по ч. 2 ст. 318 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к двум годам и шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Он признан виновным в применении насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Суд первой инстанции установил следующее:

«31 декабря 2009 г., примерно в 18 ч. 45 мин., находясь по адресу: г. Москва, Триумфальная площадь, д. 1, он был задержан сотрудниками 2 оперативного полка милиции ГУВД по г. Москве за нарушение общественного порядка при проведении пикета, выразившееся в нарушении периметра оцепления сотрудниками милиции и проникновении за него. После чего помещен сотрудниками милиции в салон служебного автобуса для доставления в ОВД по Тверскому району г. Москвы и дальнейшего разбирательства. В данном автобусе находился… Моисеев Д.В., имеющий специальное звание – сержант милиции, находившийся при исполнении своих должностных обязанностей и обеспечивавший соблюдение порядка гражданами в автобусе.

…Мохнаткин С.Е. умышленно… нанес последнему удар головой в лицо, а правой рукой – два удара в область левого глаза, причинив Моисееву Д.В. согласно заключению эксперта от 8 февраля 2010 г. № 284-АМ телесные повреждения в виде закрытого перелома костей носа, причинившие легкий вред здоровью по признаку длительности расстройства здоровья на срок до 21 дня, а также кровоподтек в глазничной области, не причинивший вреда здоровью».

В судебном заседании Мохнаткин свою вину не признал. Он утверждал, что не собирался участвовать в несанкционированном пикете, а на Триумфальную пришел потому, что там должна была проходить донорская акция. Увидев, что сотрудники милиции избивают неизвестную ему женщину, он сделал им замечание. Его ударили и потащили в автобус, где находился человек, который снимал на видео всех, кто там был. Он не реагировал на требования прекратить съемку, поэтому Мохнаткин выхватил у него видеокамеру и отбросил ее в сторону (но не разбивал). После этого сотрудник милиции (по его мнению, это был Моисеев) начал его избивать и душить. Сам он ударов в лицо потерпевшему не наносил. Мохнаткин также утверждал, что его бил каждый из сотрудников милиции, кто находился в автобусе или заходил в него. Затем его в наручниках вместе с другими задержанными доставили в ОВД, где продержали до 1 часа ночи, после чего отпустили.

Доказательства по делу

Суд пришел к выводу, что виновность Мохнаткина подтверждается показаниями потерпевшего и свидетелей – сотрудников милиции, а также исследованными в судебном заседании материалами уголовного дела, в том числе: заключением эксперта от 1 февраля 2010 г. № 283-АМ о том, что у С.Е. Мохнаткина при осмотре в травматологическом отделении поликлиники каких-либо повреждений не обнаружено; заключением эксперта от 4 сентября 2009 г. № 2529-АМ о том, что у Д.В. Моисеева имеются телесные повреждения в виде закрытого перелома костей носа, причинившие легкий вред здоровью по признаку длительности расстройства здоровья на срок до 21 дня, а также кровоподтек в глазничной области, не причинивший вреда здоровью; вещественными доказательствами (диск, содержащий произведенную экспертом-криминалистом видеозапись задержанных в административном порядке, и видеокамера).

Изложение показаний потерпевшего в приговоре: «Примерно в 18 ч. 25 мин. в автобус начали заводить задержанных в административном порядке за проведение несанкционированного пикета. Находясь в автобусе, они начали кричать и вести себя неподобающе – вскакивали с сидений, кричали… Примерно в 18 ч. 40 мин. Моисеев Д.В. подошел к…Мохнаткину С.Е., в спокойной форме пытался успокоить и усадить его на сиденье автобуса. Мохнаткин С.Е. не реагировал на требования Моисеева Д.В. и нанес последнему удар головой в область носа, а правой рукой нанес ему один удар в область левого глаза. В последующем… Моисеев Д.В. узнал, что Мохнаткин С.Е. подбежал к сотруднику ЭКЦ ГУВД… который в этот момент все снимал на видеокамеру, и, выхватив у эксперта видеокамеру, ударил два раза с применением силы по перилам автобуса, отчего видеокамера разлетелась на части».

Другие сотрудники милиции, которые находились в автобусе, дали показания аналогичного содержания. При этом двое из них уточнили, что момента, когда подсудимый наносил удары потерпевшему, они не видели, а сведения об этом получили из рассказов коллег.

Сотрудник милиции, который нес службу по охране общественного порядка на Триумфальной площади, засвидетельствовал, что территория площади была оцеплена, доступ на нее был закрыт и случайных прохожих там оказаться не могло. Одним из наиболее активных людей, которые пытались через оцепление прорваться на площадь для проведения несанкционированного пикета, был Мохнаткин.

Оценка доказательств

«Оценивая показания подсудимого… суд считает их несостоятельными, не доверяет им, поскольку они опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами, в частности показаниями потерпевшего Моисеева Д.В., свидетелей… которым у суда нет оснований не доверять, учитывая, что ранее они с подсудимым знакомы не были, неприязненных отношений с ним не имели, оснований для его оговора судом не установлено. Кроме того, показания указанных лиц согласуются между собой, в том числе, с материалами и обстоятельствами дела, а потому суд признает вышеуказанную совокупность доказательств достоверной. <…>

Вместе с тем, анализируя характер и локализацию повреждений, причиненных потерпевшему, суд приходит к выводу о том, что показаниями потерпевшего и свидетелей обвинения полностью подтверждается их причинение при тех обстоятельствах, на которые ссылается потерпевший, притом что повреждения у Моисеева Д.В. в виде закрытого перелома костей носа образовались, согласно заключению эксперта № 2529-АМ от 4 сентября 2009 г., непосредственно от ударного воздействия тупого твердого предмета. …Отсутствие каких-либо телесных повреждений у Мохнаткина С.Е.…подтверждается заключением эксперта № 283-АМ от 1 февраля 2010 г. Изложенное доказательство полностью опровергает доводы Мохнаткина С.Е. о том, что его избивали сотрудники милиции, нанося удары, в том числе, по лицу. <…>

Оценивая показания свидетелей Кадиевой Т.В., Любомудровой Л.Н., Скитева Н.Д., Вавиловой Р.Ф., допрошенных в судебном заседании по ходатайству подсудимого Мохнаткина С.Е. и подтвердивших версию случившегося, изложенную подсудимым, суд им также не доверяет, учитывая, что их показания полностью опровергаются совокупностью исследованных в судебном заседании вышеприведенных доказательств».

Кассационные жалобы

Приговор был обжалован самим Мохнаткиным и его адвокатами – Татьяной Марковой и Михаилом Трепашкиным.

Мохнаткин просил отменить приговор, утверждал, что сотрудники милиции незаслуженно подвергли его насилию и побоям, незаконно удержали в ОВД по Тверскому району, а дело полностью сфабриковано в ответ на его требование возбудить уголовное дело по факту их неправомерных действий.

Адвокат Трепашкин указал, что действия Мохнаткина необоснованно квалифицированы как совершенные с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, а действия сотрудников милиции по задержанию и водворению Мохнаткина в автобус были незаконными, и просил отменить приговор с направлением дела на новое судебное рассмотрение либо изменить приговор, квалифицировав действия Мохнаткина по ч. 1 ст. 318 УК РФ и снизив ему срок наказания.

Адвокат Маркова просила отменить приговор и прекратить уголовное дело в отношении Мохнаткина в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Она указала, что выводы суда о виновности Мохнаткина не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании; судом дана неверная оценка доказательств.

На весах Фемиды (кассационное рассмотрение)

Мохнаткин: Я могу признать свою вину только в том, что милиция, как ни била меня 31 декабря, так ничего мне и не сломала. Прошу обратить внимание на обстоятельства, указывающие на незаконность и необоснованность приговора. В судебном заседании не были исследованы ни видеокамера, ни диск с записью, произведенной с помощью этой камеры. Тем не менее суд в приговоре сослался на эти вещественные доказательства. Еще на этапе предварительного следствия было нарушено мое право на защиту. 1 июня следователь вызвал меня якобы для опознания тех, кто меня избивал, а в действительности арестовал и доставил в суд. Поэтому я не имел возможности связаться со своим адвокатом, который готов был защищать.

Маркова: В обоснование своей кассационной жалобы хочу сослаться на допущенные судом первой инстанции нарушения, которые повлияли на законность и обоснованность приговора. Основное нарушение – обоснование приговора доказательствами, не исследованными в судебном заседании (в протоколе нет отметок о воспроизведении диска и осмотре видеокамеры). Это является нарушением не только одного из общих условий судебного разбирательства – непосредственности исследования доказательств, но и права подсудимого на защиту: он вправе исследовать доказательства и приводить доводы в их опровержение, но был лишен этой возможности. В обоснование вывода о виновности подсудимого суд ссылается на заключение эксперта от 4 сентября 2009 г. № 2529-АМ, однако в материалах дела такое заключение отсутствует. Также прошу обратить внимание на то, что судом был нарушен принцип свободы оценки доказательств: доказательства обвинения поставлены выше доказательств защиты.

Трепашкин: При вынесении приговора неправильно применен уголовный закон: действия Мохнаткина квалифицированы по ч. 2 ст. 318 УК РФ, хотя в описательной части изложены лишь признаки преступления, предусмотренного ч. 1 данной статьи. Не приведено ни одного доказательства того, что в момент нанесения телесных повреждений существовала опасность для жизни и здоровья потерпевшего.

Из текста приговора следует, что Мохнаткин нанес Моисееву удар головой в лицо, а правой рукой – два удара в область левого глаза. В заключении эксперта № 284-АМ от 8 февраля 2010 г. указано, что потерпевшему были причинены телесные повреждения в виде закрытого перелома костей носа, причинившие легкий вред здоровью.

Опасными для жизни и здоровья являются причинения телесных повреждений любой тяжести с применением ножа, оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В подтверждение своих доводов могу сослаться на мнение специалистов в области уголовного права – В.М. Лебедева, В.И. Радченко, А.В. Бриллиантова и других. Приведу выдержку из официального комментария к УК РФ под редакцией председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева (2010 г.): «Опасным для жизни и здоровья является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью… По ч. 2 комментируемой статьи квалифицируется также применение насилия, опасного для жизни и здоровья, которое хотя и не причинило реального вреда, но в момент применения создавало опасность для жизни или здоровья потерпевшего (п. 21 постановления Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29)».

Хотел бы обратить внимание на следующую формулировку в приговоре: Мохнаткин был задержан «за нарушение общественного порядка при проведении пикета, выразившееся в нарушении периметра оцепления сотрудниками милиции и проникновении за него». Но пикет не проводился – милиция прибыла для того, чтобы разогнать тех, кто только собирался провести несанкционированный пикет. Для задержания Мохнаткина не было оснований: в приговоре не указано, какую норму закона он якобы нарушил. Не указана также и норма, которая позволяла бы снимать его на видеокамеру без его согласия.

Изложенное дает основания считать, что Мохнаткин был задержан незаконно, с превышением сотрудниками милиции их должностных полномочий. Незаконное задержание, незаконное лишение свободы, незаконное водворение в автобус и съемка на видеокамеру без его согласия и спровоцировали ситуацию, которая привела к конфликту. Поэтому действия Мохнаткина можно расценить как защиту от незаконных действий милиции.

В определении Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 8 апреля 1997 г. разъясняется, что ответственность за применение насилия в отношении представителя власти наступает тогда, когда насилие является противодействием законной деятельности представителя власти, в том числе и работника милиции по охране общественного порядка.

Почему, когда кладутся на весы показания сотрудников милиции и показания других свидетелей, то показания сотрудников милиции перевешивают?

Прокурор: Полагаю, что приговор является законным и обоснованным. Имеется достаточно доказательств, подтверждающих совершение подсудимым данного преступления. Оснований не доверять показаниям свидетелей обвинения и потерпевшего не имеется. Их показания подтверждаются всеми материалами дела. Версия защиты о неправильной квалификации действий подсудимого, полагаю, не подтверждается. Здесь предусмотрена ответственность по ч. 2 ст. 318 УК РФ, поскольку действиями подсудимого причинен легкий вред здоровью потерпевшего. Назначение наказания является справедливым с учетом тяжести содеянного, обстоятельств совершения преступления и данных о личности подсудимого. Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, в том числе нарушения права подсудимого на защиту, судом не допущено.

Полагаю, что приговор нуждается в уточнении описательной и мотивировочной частей. Прошу при перечислении доказательств исключить ссылку на номер и дату заключения эксперта о состоянии здоровья потерпевшего, поскольку при указании даты и номера этого заключения допущена техническая ошибка. Также прошу исключить из обоснования назначения наказания указание на легкую степень вреда здоровью потерпевшего, так как это квалифицирующий признак состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ, который не следует указывать при мотивировке назначения наказания.

Коллегия судей удаляется на совещание и через несколько минут возвращается в зал.
Председательствующий судья: Суд постановил оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы – без удовлетворения.

Комментарии

По просьбе Московской Хельсинской группы дело Мохнаткина курирует фонд «Общественный вердикт». Основная задача этого фонда – оказание юридической помощи лицам, пострадавшим от произвола властей. Юристы фонда или сами представляют в суде интересы этих лиц (когда те являются потерпевшими), или привлекают к участию в процессе адвоката (если нужен защитник). Напомним, что адвокат Татьяна Маркова вступила в дело по приглашению этого фонда.

Антон Звёздкин, юрист фонда «Общественный вердикт», прокомментировал обстоятельства, при которых Мохнаткин был заключен под стражу:

«Судья вынесла определение о заключении его под стражу, потому что он не явился в первое судебное заседание. Это обычная практика: хотя по закону в такой ситуации явку должны обеспечивать судебные приставы, на практике обычно судья договаривается со следователем, и тот под каким-нибудь предлогом вызывает обвиняемого к себе. А когда обвиняемый приходит к следователю, его заключают под стражу и доставляют в суд».

В размещенных в интернете комментариях сообщалось, что при рассмотрении дела судом первой инстанции адвокат, назначенный Мохнаткину в порядке ст. 51 УПК РФ, ничего не сделал для того, чтобы его защитить. Антон Звёздкин присутствовал в одном из заседаний суда первой инстанции и рассказал, что назначенный судом адвокат работал хорошо. Он сделал все, что от него зависело: правильно поставил вопросы свидетелям, в своем выступлении убеждал суд сохранять объективность. Адвокат говорил, во-первых, о том, что нельзя доверять только свидетелям обвинения, не доверяя свидетелям защиты. Во-вторых, о том, что сотрудники милиции часто превышают свои должностные полномочия, применяя физическую силу в ситуациях, когда не имеют на это права.

Антон Звёздкин считает, что при рассмотрении дела судом первой инстанции Мохнаткин и свидетели защиты вели себя неправильно – были слишком эмоциональны. Свидетели во время допроса постоянно отклонялись от темы. Суд интересовали события, которые происходили в тот промежуток времени (примерно 10 мин.), когда мог быть нанесен удар. Но сосредоточиться на этих событиях свидетели никак не могли – кто ругал правительство, кто рассказывал о «Стратегии-31».

По сведениям Звёздкина, раньше по аналогичным делам даже в случае причинения легкого вреда здоровью потерпевших действия обвиняемых все равно квалифицировались по ч. 1 ст. 318 УК РФ и назначалось условное осуждение.

По мнению Татьяны Кадиевой, которая является членом оппозиционной партии «Другая Россия» и была 31 декабря в автозаке вместе с Мохнаткиным, он совершил две серьезные ошибки. Первая – не обратился вовремя в травмопункт, чтобы получить документ, который подтверждал бы наличие следов побоев. Вторая – отказался от услуг нескольких адвокатов, которых ему рекомендовали правозащитные организации. Причина в том, что эти адвокаты советовали ему частично признать свою вину, с тем чтобы добиться условного осуждения.

Наталия АРМАНД

№ 17, 2010