×
Горбунов Алексей
Горбунов Алексей
Председатель МГКА «ЮС КОГЕНС»
6 июня этого года Европейский Суд по правам человека принял решение о присуждении гражданину Республики Таджикистан Б.Р. Югаю компенсации за чрезмерно продолжительное предварительное заключение.

Тем самым ЕСПЧ разрешил по существу первый блок поставленных нами перед ним вопросов, возникших из почти трехлетнего расследования и рассмотрения уголовного дела в отношении Югая.

Первоначально Югай был привлечен к уголовной ответственности и в августе 2008 г. осужден Пермским районным судом за контрабанду и пособничество в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств к 9 годам лишения свободы.

Однако этот приговор был отменен краевым судом, дело передано на новое рассмотрение, при котором возвращено прокурору для соединения с другим уголовным делом, после чего обвинение Югая было отягощено: ему, не инкриминируя каких-либо новых эпизодов, дополнительно вменили участие в преступном сообществе, а также квалифицирующие признаки группового совершения первоначально указанных преступлений, увеличили вес перевезенного им наркотического средства.

В результате этого сторона защиты в разных стадиях производства по делу была вынуждена поставить как перед Конституционным Судом Российской Федерации, так и перед Верховным Судом Российской Федерации целый ряд вопросов, связанных с нарушением прав Югая, а именно:
– о нарушении его права на «свой суд», поскольку дело из Пермского районного суда фактически перешло на рассмотрение в Пермский краевой суд;
– о нарушении права на защиту, так как некоторые случаи продления срока содержания его под стражей были осуществлены без извещения его адвоката, первоначальное обвинение отягощено после первого рассмотрения дела судом, увеличен в сравнении с первым приговором срок наказания, хотя ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания этот приговор не отменялся;
– о нарушении права на освобождение до суда, поскольку уголовное дело в итоге рассматривалось трижды в течение трех лет;
– о нарушении права на законный порядок возбуждения и осуществления уголовного преследования, так как оперативно-разыскные мероприятия не были легитимными, при этом в их проведении участвовал расследовавший в последующем дело следователь, и т.д.

Некоторые из перечисленных нарушений были устранены национальными судами.

В частности, Конституционный Суд РФ определением от 7 июня 2011 г. № 751-О-О (при особом мнении судьи С.М. Казанцева) отказал в рассмотрении нашей жалобы, констатировав при этом, что ранее выраженные им позиции относительно ст. 237 УПК РФ сохраняют свою силу и исключают любое восполнение стороной обвинения неполноты проведенного следствия применительно к обвинению, которое уже являлось предметом судебного разбирательства.

Фактически этот вывод Конституционного Суда РФ предопределил для Югая исход дела в национальных судах: при последнем рассмотрении дела в суде кассационной инстанции Верховный Суд РФ 25 октября 2011 г. определением по делу № 44-О11-90 был вынужден исключить из его осуждения все то, что выходило за пределы обвинений, в рамках которых он был осужден по первому приговору.

Так как результаты кассационно-надзорного и конституционного производства по делу Югая не в полной мере нас удовлетворяли, дальнейшая защита его интересов переместилась в Европейский Суд по правам человека.

К настоящему времени ЕСПЧ посчитал возможным обсудить вопрос лишь о чрезмерных сроках содержания Югая под стражей до окончательного разрешения дела и вполне ожидаемо согласился с тем, что его право на освобождение до суда было произвольно нарушено, а продление срока ареста национальные суды всякий раз мотивировали абстрактными и стереотипными формулировками, без серьезного рассмотрения возможных альтернатив аресту.

Кстати, такое сужение предмета всей жалобы на первом этапе ее рассмотрения предопределило и значительное уменьшение суммы присужденной Югаю компенсации, размер которой был им заявлен еще при первичном обращении с учетом предполагаемого в целом объема нарушения его прав.

Одновременно ЕСПЧ отметил, что тщательность разбирательства дела не может быть оправданием чрезмерно продолжительного содержания под стражей, на что российская сторона пыталась сослаться.

Изучение прочих доводов нашей жалобы Европейским Судом по правам человека продолжается, решения относительно их приемлемости пока не принято, и потому мы надеемся, что нам удастся добиться в конце концов полного восстановления прав Югая, который между тем уже отбыл наказание и вернулся к нормальной жизни.

Рассказать: