×
Иванова Юлия
Иванова Юлия
Адвокат АП г. Москвы, КА «Династия»

Между министерством здравоохранения Тульской области и моим доверителем – ООО «КОМПИТ» в рамках Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» был заключен госконтракт на поставку товара, по которому общество являлось поставщиком твердотельных накопителей, необходимых для нужд государственных учреждений здравоохранения.

Уточню, что требования поставки конкретных твердотельных накопителей ведомством не выдвигались. Более того, оно ожидало профессионального предложения – рекомендации подходящего им варианта в соответствии с техническим заданием.

Общество-исполнитель предложило остановиться на твердотельных накопителях Digital Ultrastar, поскольку они по заявленным производителем техническим характеристикам соответствовали требованиям заказчика. Министерство согласилось. Накопители были поставлены.

Однако на данном этапе возникла проблема: заказчик отказался принимать товар, мотивируя тем, что оборудование якобы не подходит, и потребовал гарантийное письмо от компании Dell на диски Western Digital. Исполнитель в свою очередь пытался доказать, что поставил безупречный по качеству и характеристикам товар, и даже предлагал заменить его аналогичным с улучшенными характеристиками (причем себе в убыток). Однако заказчик отказывался от всех предложений, находя всё новые причины, последней из которых стало отсутствие в пакете документов гарантии от компании Dell.

Что такое поставка в рамках Закона о контрактной системе, известно всем, кто работал с госконтрактом. Попасть в реестр недобросовестных поставщиков очень просто: достаточно немного не угодить заказчику, чтобы получить «пятно» на репутации и, как следствие, – удар по производительности и успешности компании.

Требуемую заказчиком гарантию на накопители компания Dell не могла предоставить априори, поскольку производила их другая компания, а Dell только закупала для сборки своего оборудования. Тем не менее мы обратились в компанию за гарантийным документом, поскольку заказчик ставил «вопрос ребром». Как и предполагалось, компания отказалась предоставить такой документ, однако указала, что на ее сайте официально представлена вся техническая информация о совместимости оборудования Digital Ultrastar и Dell.

Важное отступление: мы получили информацию о совместимости оборудования этих марок применительно к нашему случаю: совместимости твердотельных накопителей Digital Ultrastar и находящихся в эксплуатации Минздрава области серверов Dell. Кроме того, выяснилось, что Digital Ultrastar сам производит твердотельные накопители (оборудование) для компании Dell, а на иностранных сайтах продаются диски с маркировкой Dell, произведенные компанией Digital Ultrastar1.

Тем временем заказчик усмотрел в этой «неточности» вину компании-исполнителя. Стало очевидно, что риск оказаться в реестре недобросовестных поставщиков близок к 100%, в связи с чем мы обратились в суд с требованием расторгнуть госконтракт.

Далее была проведена судебная экспертиза, результатом которой стало заключение о несовместимости накопителей, поставленных исполнителем, и находящихся в эксплуатации заказчика серверов. Однако мы были уверены в ошибочности заключения, поскольку точно знали, что оборудование совместимо.

Мы обратились за помощью к специалистам, которые пришли к выводу, что при проведении экспертизы не было использовано оборудование, необходимое для проверки совместимости Digital Ultrastar и Dell. Кроме того, оборудование и методика, использованные при проведении экспертизы, не соответствовали классификации и архитектуре исследуемого продукта, что привело к некорректным выводам.

Из рецензии на экспертное заключение следовало, что изучение последовательного чтения и записи показало величину производительности примерно вдвое меньше заявленной, поскольку эксперт подключал диск напрямую к адаптеру, а в таком случае производительность диска ограничивается скоростью одного SAS-порта. Заявленная нами производительность диска достигается при его использовании в серверных решениях или в системе хранения данных с двумя SAS-экспандерами, позволяющими задействовать два SAS-порта на диске и, соответственно, получить вдвое большую производительность.

Исследование на количество операций ввода-вывода пострадало от того же недостатка оборудования, что сразу уменьшило в два раза полученную в результате экспертизы производительность диска. Более того, используемый при производстве исследования инструмент (Crystal Disk Mark) нельзя считать пригодным для тестирования серверных жестких дисков, поскольку это инструмент для быстрой проверки производительности более простых накопителей пользовательского уровня. Серверные накопители тестируются в соответствии с методикой, принятой в индустрии, – SNIA PTS-E – поскольку он не может создать необходимое насыщение диска операциями ввода-вывода по глубине очереди и количеству параллельных обращений, отсюда еще 50% снижения производительности.

К тому же дисковые накопители уровня SS530 используются крупнейшими производителями серверов и систем хранения данных в мире, и их характеристики неоднократно проверены и подтверждены тестами на профессиональных стендах.

Таким образом, мы настаивали на повторной экспертизе, а также заявили в Арбитражном суде Тульской области о готовности собрать сервер на базе Dell, который будет полностью дублировать сервер любой из больниц и на его основании могут быть проверены спорные накопители.

Мы настаивали на этом не только из-за уверенности в правильности своей позиции, которую подтвердили специалисты в данной сфере, но и с целью недопущения внесения общества в реестр недобросовестных поставщиков.

Мы рассчитывали, что суд удалится в совещательную комнату и проанализирует представленные доводы о необходимости назначения повторной экспертизы, но заседание было отложено.

К следующему судебному заседанию мы заверили электронную переписку по всем взаимоотношениям с заказчиком, однако на заседании нас ждал сюрприз: министерство представило суду письмо от компании Dell, в котором сообщалось о несовместимости оборудования, что позволяло заказчику утверждать, что по госконтракту исполнитель поставил совершенно не то, что нужно!

После этого заседания я направила дополнительные адвокатские запросы в компании «Dell-Америка» и «Dell-Россия». Получив запрос, «Dell-Америка» перенаправила его в российское представительство. Далее со мной связался представитель компании и выразил недовольство обращением к ним с адвокатским запросом. При этом компания не ответила ни на один вопрос, содержащийся в запросе.

Желая разобраться в происходящем, я лично явилась в компанию, чтобы получить ответы на вопросы, поставленные в адвокатском запросе, однако в офис меня так и не пропустили. Я составила соответствующий акт, где отразила указанные обстоятельства, а некоторые моменты также зафиксировала на видео.

Далее я направила еще одно уведомление в корпорацию Dell об игнорировании адвокатских запросов, подкрепив уведомление вопросами, отраженными в ранее направленных адвокатских запросах. Однако на этот раз уведомление было направлено в представительство компании во Франции.

В ответе французского представительства указывалось, что официальная компания Dell использует твердотельные накопители других компаний-производителей и просто ставит на них свою маркировку, а все используемые диски проверены Dell, совместимы и сертифицированы.

Таким образом, содержание ответа свидетельствовало о невозможности представить гарантию на твердотельные накопители, поскольку компания Dell сама их не производит, а использует готовые накопители других производителей, только маркируя их. При этом компания Dell сама производила проверку совместимости всех используемых ею дисков.

Также я передала суду и другие доказательства, опровергающие информацию, предоставленную заказчиком.

Самым важным для нас на данном этапе стал полученный от компании Dell ответ, в котором указывалось, что ранее никаких писем и ответов-пояснений она никому не направляла, в том числе областному Минздраву.

Эти аргументы стали ключевыми в следующем судебном заседании. Кроме того, мы представили суду заключение независимой экспертизы, где перед экспертом ставили вопрос о проведении компьютерно-технического исследования сайта копании Dell на предмет корректности и актуальности информации, а также признаков некорректности работы используемых элементов и возможной подмены данных.

Кроме того, мы еще раз подчеркнули готовность собрать аналог сервера, о котором шла речь на предыдущем заседании суда, и вновь заявили ходатайство о проведении повторной экспертизы с целью доказательства совместимости твердотельных накопителей, поставленных обществом, с серверами, находящимися в эксплуатации заказчика.

В этот раз суд согласился с нашими доводами и назначил вторую экспертизу, результаты которой подтвердили выводы независимой экспертизы.

Относительно письма, представленного заказчиком в качестве доказательства, суд усомнился в его допустимости, поскольку на запросы суда представительство компании «Dell-Россия» также ни разу не ответило. Таким образом, суд счел данное доказательство недопустимым. На основании указанных доводов, а также четкой позиции и профессионально собранной доказательной базы суд принял решение о расторжении оспариваемого госконтракта.

Резюмируя, добавлю, что в подобных спорах важнейшую роль играют доказательства добросовестности контрагента, поэтому представителям компаний – исполнителей по госконтрактам необходимо приложить максимум усилий по сбору таких доказательств, чтобы компания, добросовестно исполнившая договорные обязательства, не оказалась в реестре недобросовестных поставщиков.


1 Более известна как Western Digital или Western Digital Ultrastar.

Рассказать:
Другие мнения
Краснова Мария
Краснова Мария
Партнер АБ «КИАП»
Нужно больше подробных разъяснений спорных ситуаций
Страховое право
Какие аспекты стоит отразить в постановлении Пленума ВС о добровольном страховании имущества
18 июня 2024
Ванцева Анастасия
Ванцева Анастасия
Партнер Vanlaw lawyers
Двукратная компенсация не требует подтверждать наличие товара
Право интеллектуальной собственности
ВС поставил точку в вопросе правильного применения подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ
17 июня 2024
Бабинцева Ирина
Бабинцева Ирина
Партнер юридической компании «ИНТЕЛАЙТ», патентный поверенный по товарным знакам, изобретениям, полезным моделям, промышленным образцам
Фамилия как товарный знак
Право интеллектуальной собственности
Подавая заявку, стоит учитывать, что Роспатент может признать отсутствие у обозначения различительной способности
17 июня 2024
Калужский Виктор
Калужский Виктор
Юрист практики интеллектуальной собственности Capital Legal Services
СИП как кассационная инстанция: ключевые тенденции
Право интеллектуальной собственности
Споров с иностранным элементом и споров в отношении договоров о распоряжении РИД стало больше
14 июня 2024
Домино Иван
Домино Иван
Управляющий партнер DOMINO LEGAL TEAM, арбитражный управляющий
Прекращение производства по банкротному делу не препятствовало рассмотрению заявления кредитора по правилам гл. 37 АПК
Арбитражный процесс
Три ключевых вывода ВС
13 июня 2024
Саенко Антон
Саенко Антон
Старший партнер АБ г. Москвы «Глушков, Саенко и партнеры»
Самым «популярным» административным наказанием остается штраф
Производство по делам об административных правонарушениях
При этом судебные постановления о назначении наказания обжалуются редко
11 июня 2024
Яндекс.Метрика