×
Мошко Марина
Мошко Марина
Адвокат, член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Ленинградской̆ области

Не так давно исполнительный вице-президент Адвокатской палаты Ставропольского края Никита Трубецкой опубликовал на страницах «АГ» рекомендации адвокатам в случае вызова для допроса по вопросам, связанным с участием в уголовном судопроизводстве. На мой взгляд, в рекомендациях уважаемого коллеги четко прослеживается основное правило: «В любой непонятной ситуации при вызове на допрос в качестве свидетеля – обратитесь за разъяснениями в Совет адвокатской палаты».

Читайте также
Допрос адвоката в качестве свидетеля
Рекомендации адвокатам в случае вызова для допроса по вопросам, связанным с участием в уголовном судопроизводстве
21 Июня 2018 Мнения

В статье рассматривается классический вызов адвоката на допрос. Однако современная адвокатская практика преподносит нам и другие реалии. В моем случае о том, что я буду допрошена в качестве свидетеля по уголовному делу, мне сообщили сразу после окончания допроса моего подзащитного, и понятно, что требовать вручения повестки или предоставления времени для обращения в Совет у меня не было возможности. Пришлось действовать по ситуации.

По окончании допроса моего доверителя в качестве свидетеля следователь попросил его выйти из кабинета, а меня, как говорилось в известном фильме, «попросил остаться». После этого он объявил мне, что я буду допрошена в качестве свидетеля по этому уголовному делу. Я сообщила следователю о том, что он не имеет права допрашивать меня в качестве свидетеля, поскольку сведения, известные мне от моего доверителя, являются адвокатской тайной, и о том, что показания я давать ни при каких условиях не буду. Однако был составлен протокол допроса свидетеля, в котором после каждого заданного мне вопроса я собственноручно написала, что показания давать отказываюсь на основании ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) и п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, об этом же было указано в замечаниях к протоколу допроса. Вопросы, заданные мне следователем, были направлены на установление места нахождения другой моей подзащитной по тому же уголовному делу, интересы которой не противоречили интересам доверителя, с которым я пришла на допрос. С ней у меня также было заключено соглашение, но ордер на ее защиту мной представлен не был, поскольку она ранее не допрашивалась.

Читайте также
Адвокат добилась признания ее отвода незаконным
Следственный комитет признал свою неправоту, не дожидаясь решения суда
13 Апреля 2017 Новости

После окончания моего допроса при мне было вынесено постановление о моем отводе от участия в уголовном деле на основании п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, в соответствии с которым адвокат не вправе участвовать в уголовном деле в качестве защитника или представителя, если он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве свидетеля. Указанное постановление следователя было обжаловано мной в Басманный районный суд и спустя 9 месяцев было отменено руководителем отдела ГСУ СК РФ, в производстве которого находилось уголовное дело. На основании этого постановления производство по моей жалобе, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, было прекращено, и я вновь была допущена к участию в описываемом уголовном деле. Все это время мой подзащитный вынужден был прибегать к помощи других защитников, в том числе адвоката по назначению, предоставленного ему следователем помимо его воли.

Думаю, что при возникновении подобных ситуаций адвокатам не стоит отвечать на вопросы следователя, руководствуясь положениями ст. 8 Закона об  адвокатуре, согласно которым адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, а также нормами п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, устанавливающими, что адвокат не подлежит допросу об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь. Об этом же нужно сделать запись в протоколе следственного действия. Полагаю, что возможен и иной вариант действий адвоката, а именно полный отказ предоставлять сведения о себе (хотя личность может быть установлена по адвокатскому удостоверению), а также полное игнорирование вопросов следователя и отказ от подписи протокола следственного действия. Но в данном случае следователь может составить протокол в присутствии понятых, что также не может исключить вероятность последующего отвода, поскольку факт составления протокола будет удостоверен.

Думаю, что в данном вопросе не должно быть никаких исключений, тогда у адвоката не возникнет проблем с доверителем и поводов для его привлечения к дисциплинарной ответственности.

После моего допроса в качестве свидетеля мной было направлено письменное обращение в адрес Совета АП Ленинградской области с изложением обстоятельств произошедшего и просьбой дать оценку действиям следователя. Оно было рассмотрено на Совете палаты, по результатам которого от имени президента АП Ленинградской области были направлены письменные обращения в адрес Генерального прокурора РФ и министра юстиции РФ. Однако, к сожалению, каких-либо положительных решений по ним принято не было.

Полагаю, что оповещать адвокатскую палату в случае возникновения подобных ситуаций необходимо, чтобы своевременно реагировать на незаконные действия следователей и информировать коллег о том, как необходимо действовать в аналогичных обстоятельствах.

К сожалению, мне не удалось обжаловать незаконность допроса в качестве свидетеля. Судом было вынесено постановление о том, что не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ действия (бездействие) и решения, проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу. Также суд указал, что данный вопрос не может быть предметом судебного разбирательства в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку процедура оценки доказательств, полученных в период предварительного следствия, с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности может быть применена судом после поступления уголовного дела в суд на предварительном слушании или при рассмотрении уголовного дела по существу, в ходе которых представленные сторонами доказательства подлежат проверке и оценке в соответствии со ст. 87, 88 УПК РФ.

Данное решение суда было обжаловано мной в апелляционной инстанции, однако жалоба была оставлена без удовлетворения. Такова сейчас позиция судов по данному вопросу.

Читайте также
Допрос адвоката обжалованию не подлежит?
Обращение в КС стало следствием отказов судов в обжаловании незаконных допросов в порядке ст. 125 УПК
15 Марта 2018 Мнения

Попав в аналогичную ситуацию, адвокат Наталья Гольцева и ее представитель Нвер Гаспарян обратились в Конституционный Суд РФ с соответствующей жалобой, указав, что положения ст. 19, 56, 72, 113, 125 УПК РФ, примененные по делу заявительницы, не позволяют на стадии предварительного расследования обжаловать в суд процессуальные действия следователя, которые причинили ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, в том числе обжаловать решение о допросе адвоката в качестве свидетеля и о принудительном его приводе с последующим отводом от участия в деле, повлекшее нарушение права обвиняемого на защиту посредством выбранного защитника.

Очень надеюсь, что КС РФ разрешит эту проблему.

Если говорить о том, что необходимо сделать в части пресечения подобных нарушений прав адвокатов и их подзащитных, неплохо было бы сформировать практику привлечения к ответственности должностных лиц, которые, злоупотребляя своими правами, используют допрос адвоката в качестве свидетеля без получения судебного решения для последующего отвода неудобного для них адвоката от участия в уголовном деле. Коллегам в случае возникновения описанных ситуаций я бы посоветовала отстаивать свои законные права и не сдаваться, тогда закон и справедливость, как в моем случае, восторжествуют, что также послужит препятствием для злоупотреблений со стороны органов следствия.

Рассказать:
Другие мнения
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Активность адвоката – не повод для отвода
Защита прав адвокатов
ВС дал ясный сигнал о недопустимости отстранения защитника из дела без явных нарушений с его стороны
15 Февраля 2019
Воронин Роман
Воронин Роман
Член адвокатской палаты г. Москвы, управляющий партнер АБ «РИ-консалтинг» г. Москвы
Повышение квалификации не должно свестись к формализму
Повышение квалификации
Чтобы быть эффективным, повышение квалификации должно носить активный характер
14 Февраля 2019
Копырина Марина
Копырина Марина
Президент АП Кировской области
Плюсы и минусы рекомендаций СПЧ по развитию УИС
Уголовно-исполнительное право
Нельзя приравнивать к адвокатам представителей по доверенности и правозащитников
04 Февраля 2019
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры», первый заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга
О Высшем квалификационном совете адвокатуры
Адвокатура, государство, общество
Предложение поправки в «проект Клишаса» о создании специального независимого дисциплинарного органа
28 Января 2019
Рзаева Сурийя
Рзаева Сурийя
Член АП Ставропольского края, национальный тренер и эксперт проекта HELP в России
Цифровая трансформация профессии
Повышение квалификации
О необходимости повышения квалификации адвокатов в условиях глобальной цифровизации
23 Января 2019
Скабелина Лариса
Скабелина Лариса
К.психол.н., доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Важнейшая компетенция адвоката
Повышение квалификации
О формах профессионального самосовершенствования
23 Января 2019