×
Саморукова Анастасия
Саморукова Анастасия
Адвокат МКА «Правовой эксперт»

Слово – не воробей, вылетит – не поймаешь.
Адвокатская народная мудрость

Общение с прессой – совершенно отдельная часть работы адвоката, навыкам которой не учат в юридических вузах, и в адвокатских палатах на лекциях повышения квалификации об этом не рассказывают. А напрасно, как мне кажется. Потому что зачастую адвокату для его стратегии и тактики по делу не только важно, но иногда необходимо, чтобы дело, которое он ведет, получило широкий общественный резонанс. И он начинает раздавать интервью, делать комментарии и собирать пресс-конференции, не всегда осознавая, что одно неверно сказанное им или неверно понятое журналистом слово мгновенно может разнестись по всей стране и создать такие риски и самому адвокату, и его доверителю, а иногда и третьим лицам, которые невозможно предположить.

Читайте также
Адвокату вынесено замечание за неосторожный комментарий в СМИ по делу его подзащитного
В жалобе также указывалось, что защитник проигнорировал информацию о пытках доверителя, однако Совет АП Пензенской области указал, что этот вопрос относится к компетенции прокуратуры
18 Июля 2018 Новости

Пресса –  очень мощный инструмент, но с ним нужно уметь грамотно обращаться. Если человек плохо владеет им, то результат может быть совершенно не тот, на который он рассчитывает, вступая во взаимодействие со СМИ. Известны, например, случаи, когда в отношении адвокатов возбуждались дисциплинарные производства за некорректный комментарий в прессе. Совсем недавно был привлечен к дисциплинарной ответственности адвокат Г., неаккуратно высказавшийся по делу своего подзащитного в интервью телеканалу НТВ; широко известен случай с адвокатом С., лишившимся статуса не только за то, что не исполнил свою обязанность обжаловать меру пресечения в виде содержания под стражей его подзащитной – многодетной матери Светланы Давыдовой, но в том числе и за некорректные публичные высказывания.

Из своей практики могу отметить, что считаю ошибкой сложившийся формат общения со СМИ по делу «Гамлета с Арбата» – вокруг дела был создан такой медийный ажиотаж, я бы даже назвала это «медийное безумие», что стало мешать нормальной работе. К сожалению, я как адвокат не смогла остановить «стихийное бедствие» в самом начале, потому в дальнейшем пришлось приложить много усилий, чтобы максимально свести на нет историю в прессе и нивелировать ее последствия как для дела, так для семьи.

Я думаю, что очень многие коллеги и хотели бы донести до СМИ свою позицию или позицию своего доверителя, но даже не знают, как к этому подступиться, что можно делать и чего делать категорически не стоит, чтобы не ухудшить существующее положение вещей. Отчасти это происходит и потому, что адвокаты, вступая в общение с прессой, не имеют никакого представления о том, как этот механизм работает, не понимают, что задачи адвоката и журналиста не тождественны, и не знают, на что они могут рассчитывать при общении с «четвертой властью», а что не будет сделано ни при каких обстоятельствах.

Ситуация может осложняться еще тем, что зачастую и журналисты не имеют даже общего представления ни об особенностях профессиональной деятельности адвоката, ни об ограничениях, которые накладывает на нее Кодекс профессиональной этики адвоката, подписка о неразглашении тайны следствия, а бывает, что и государственной тайны.

Непонимание вызывает и частое использование адвокатами специальной терминологии, которую некоторые представители прессы считают помехой для восприятия текста «простым читателем» и начинают «переводить» ее на «понятный», как им представляется, язык, что приводит к серьезным искажениям смысла комментариев или интервью. Довольно часто можно столкнуться с пренебрежительным отношением представителей СМИ к деталям, которые  кажутся им несущественными. «Гособвинение попросило каждому примерно по 4 года», –писал, например, известный новостной ресурс. Мое замечание, что прокурор просил одному обвиняемому 3,5 года, а другому – 4, было встречено искренним непониманием – «А какая разница? Ну, мы округлили». Вроде бы  незначительный эпизод, но это рождает недоверие – не знаешь, что в следующий раз покажется «неважным» этому медиаресурсу, и подумаешь, общаться ли с ним  впредь.

Как раз для того чтобы помочь представителям двух важных институтов гражданского общества понять друг друга и получить от общения нужный результат, а не разочарование, были сформулированы «Пражские пункты». По сути, это набор практических рекомендаций, которые выработали на совместном семинаре, организованном по инициативе «Пражского клуба» адвокатов, практикующие адвокаты и журналисты ведущих российских СМИ, профессионально освещающие вопросы, связанные с судебными процессами.

Идея проекта в том, чтобы «Пражские пункты» стали неким сводом основных принципов профессионального взаимодействия, на который действующие добросовестно адвокаты и журналисты могли бы ссылаться при определении порядка их общения. Кроме того, мы проработали и включили в наши «Пункты» ряд практических рекомендаций, которые призваны облегчить совместную работу адвокатов и журналистов в наиболее часто встречающихся и сложных случаях.

При подготовке документа мы постарались, учитывая все принципиальные различия между целями и задачами адвокатуры и СМИ, найти те точки соприкосновения, те общие ценности, на основе которых можно строить наиболее конструктивное и взаимовыгодное сотрудничество.

Основной посыл «Пражских пунктов» – и журналисту, и адвокату следует руководствоваться в общении добросовестностью, здравым смыслом и профессиональной этикой, строить взаимодействие на основе взаимного уважения и стремления к конструктивному сотрудничеству. На мой взгляд, это вообще универсальный подход для достижения любых целей, но все мы знаем, что именно уважения, профессионализма и здравого смысла у нас в обществе сейчас дефицит, а адвокатура, равно как и СМИ, – часть общества, и нам свойственны все его недостатки. Именно поэтому мы сочли необходимым обратить особое внимание на эти, казалось бы, очевидные вещи.

Структура документа проста и, я бы сказала, понятна каждому юристу. «Общая часть» содержит собственно сами «пункты», в которых отражены общие ценности, профессиональные различия и сведения о базовых профессиональных и этических правилах обеих сторон диалога, то есть информацию, без понимания которой адекватное общение адвоката и журналиста, на наш взгляд, почти невозможно. А в «Особенную часть» включены практические советы о том, как себя вести в наиболее часто встречающихся ситуациях; как начать общение прессой; отказаться от комментария, не навредив доверителю; как согласовать с доверителем или третьими лицами публичную позицию по делу, чтобы обезопасить себя и их от последствий этой публичности; что такое «эмбарго», или «не для печати» и как пользоваться этими инструментами и многое другое. В качестве приложения мы добавили небольшой словарик допустимых и недопустимых замен специальных терминов, чтобы журналистам было проще «переводить с адвокатского на русский». Словарь, конечно, будет дополняться и уточняться, но нам показалось важным начать эту работу.

Адвокат, начинающий работу с прессой, должен очень четко понимать, что профессиональная обязанность журналиста – представить позицию всех сторон, в том числе мнение его процессуальных оппонентов. Ожидать от журналиста, что он не будет перепроверять полученные от адвоката сведения или примет их безоговорочно – по меньшей мере неразумно, и именно исходя из того, что даже требование сохранения адвокатской тайны не означает обязанности адвоката публично лгать в интересах своего доверителя, рекомендуется строить свою позицию в СМИ. На эти ошибки адвокатов чаще всего обращают внимание представители СМИ, и именно они обходятся нам и нашим доверителям дороже всего.

Лично мне очень важным кажется то, что при подготовке «Пражских пунктов» все мы  – и журналисты, и адвокаты – согласились, что особой осторожности и особого отношения требует освещение дел, в которых адвокат представляет интересы несовершеннолетних доверителей или тех, кто не может сам отстаивать свои интересы, – душевнобольных или лиц, находящихся под стражей и не имеющих иной связи с внешним миром помимо адвоката. Мы внесли это в «Пражские пункты» и предлагаем как журналистам, так и адвокатам обязательно учитывать это в работе.

Полагаю, у нас получился хороший документ, который как минимум достоин внимания адвокатского сообщества, а как максимум может стать ориентиром при выстраивании взаимодействия адвоката и прессы: «Вы готовы вести диалог в рамках “Пражских пунктов?ˮ» –     «Конечно!». И обе стороны понимают, что им гарантированы добросовестность, уважение, профессионализм и здравый смысл. Нам этого так сейчас всем не хватает.

Рассказать:
Другие мнения
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
Адвокат Редькин советует сменить табличку
Правовые вопросы статуса адвоката
Адвокатский кабинет мал для «компании», решил совет палаты
03 Октября 2019
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Вопреки мнению адвоката и доверителя
Защита прав адвокатов
Реакция на одно из разъяснений АП Санкт-Петербурга для ее полномочных представителей по защите профессиональных прав адвокатов
25 Сентября 2019
Ахундзянов Сергей
Ахундзянов Сергей
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР»
Ввести учреждения ФСИН в информационное общество
Уголовно-исполнительное право
О необходимости разрешить адвокату использовать цифровую технику в следственном изоляторе
02 Сентября 2019
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, МКА «ГРАД», зам. зав. кафедрой адвокатуры МГЮА
Правовая аналогия допустима
Правовые вопросы статуса адвоката
О мерах по совершенствованию правового регулирования адвокатского запроса
30 Августа 2019
Бутовченко Татьяна
Бутовченко Татьяна
Президент ПА Самарской области, председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов ПАСО
Средство от соблазна
Правовые вопросы статуса адвоката
Процесс противодействия нарушениям прав адвокатов надо начинать с самих себя
30 Августа 2019
Торопов Евгений
Торопов Евгений
Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ярославской области
Защитить интересы правосудия
Защита прав адвокатов
Недобросовестный адвокат может избрать своеобразный «способ защиты»
30 Августа 2019