×

Картинки в закрытом альбоме обернулись уголовным наказанием

Российские суды чрезвычайно и неоправданно расширили трактовку диспозиции ст. 282 УК
Васин Владимир
Васин Владимир
Адвокат АП Красноярского края, тренер Института повышения квалификации адвокатов АП КР

Оксана Походун работала медсестрой, а в свободное время вела активную общественную деятельность – ходила на митинги, подавала заявления о проведении публичных мероприятий и посещала прогулки общественного движения «Артподготовка» (к слову, признанного решением Красноярского краевого суда от 26 октября 2017 г. экстремистским и запрещенного в России. Решение вступило в силу 28 февраля 2018 г.). 

20 июня 2016 г. оперативный сотрудник Федеральной службы безопасности вместе с двумя представителями общественности посетили страницу Оксаны Походун в социальной сети «ВКонтакте» и зафиксировали необходимую им информацию (ранее в «АГ» я описывал этот механизм).

Читайте также
Беспощадная 282-я
Отсутствие четкого законодательного регулирования способствует произволу со стороны сотрудников правоохранительных органов
29 Января 2018 Мнения

Не успела Оксана подать 4 июня 2017 г. заявление о проведении митинга «Против коррупции», как через два дня рано утром к ней домой пришли сотрудники ФСБ России и после проведения обыска увезли ее для допроса в Антитеррористический центр. 

9 июня 2017 г. следователем по особо важным делам ГСУ СК по РФ по Красноярскому краю в отношении Походун было возбужденно уголовное дело по ст. 282 УК РФ – спустя год после обнаружения 13 изображений в закрытом альбоме ее аккаунта в «ВК», которые, по версии следствия, носят преступный характер, так как разжигают межнациональную и религиозную вражду.

Я приступил к защите Оксаны за пять дней до окончания предварительного расследования – в середине октября 2017 г. К этому времени ее дело состояло из 4 томов (около 1000 листов). 

После ознакомления с материалами дела стало понятно: подзащитная виновной себя не считает, вину не признает и настаивает на том, что альбом «Сохраненные фотографии» был закрыт для всеобщего доступа, особенно для пользователей, не входящих в список друзей ее аккаунта. 

После того как заместитель прокурора Красноярского края утвердил обвинительное заключение, а суд принял уголовное дело к производству, назначив дату первого судебного заседания, мною было принято решение о повторном ознакомлении с материалами дела. 

Буквально на подоконнике кабинета приемной суда защитой были дополнительно изучены все ключевые процессуальные документы и доказательства, находящиеся в деле. В результате обнаружились следующие значимые обстоятельства:

  • В приложении к протоколу исследования компьютерной информации (главное и единственное доказательство обвинения), производившегося, как указано в материалах дела, 20 июня 2016 г., на заднем фоне скриншота страницы обвиняемой «ВК» были обнаружены «даты из будущего» – 14 и 16 июля 2016 г., то есть на заднем фоне главной страницы виднелись даты публикаций месяцем позже, что не соответствовало дате протокола;
  • все скриншоты с главными доказательствами были обрезаны в области системных часов Windows;
  • большинство ссылок, зафиксированных в адресной строке браузера на скриншотах, не совпадали со ссылками объектов, предоставленных службой безопасности соцсети «ВК»;
  • в материалах дела отсутствовали компакт-диск с файлами скриншотов в формате PNG или JPG, а также фототаблица в формате Word, которые фактически делал оперативник при производстве осмотров интернет-страницы обвиняемой, в результате чего были добыты ключевые доказательства;
  • из ответа службы безопасности соцсети невозможно сделать вывод о принадлежности изображений и определить по адресным ссылкам, на какой странице они хранились, так как адреса объектов, полученные из соцсети, не соответствовали изображенным на главных доказательствах;
  • следствие не назначало компьютерно-технической экспертизы объектов, их адресации и места хранения относительно ресурсов социальной сети с привязкой к аккаунту обвиняемой, а при осмотрах аккаунта от 20 июня и 17 сентября 2016 г., в результате которых были получены главные доказательства, эксперт не привлекался вообще;
  • в альбоме «Сохраненные фотографии», где были обнаружены спорные изображения, не было ни одного комментария, «лайка» или репоста;
  • обвиняемая не сделала ни одного перепоста спорных изображений, просто хранила их в личном альбоме.

В судебном заседании при основном и дополнительном допросах главный свидетель обвинения – оперативный сотрудник ФСБ, который выявил и оформил главные доказательства по делу, – не смог внятно объяснить, почему на снимках экрана имеются следы монтажа и редактирования изображений, а на заднем фоне – даты из будущего, и, наконец, почему отсутствует диск с файлами цветных скриншотов аккаунта обвиняемой, а сами скриншоты обрезаны.

Представители общественности, которые дважды присутствовали при осмотре доказательств, подтвердили, что при распечатывании на принтере приложений к протоколу исследования они не присутствовали, а все документы подписали только в конце мероприятия. 

Более того, понятые рассказали, что где-то месяц спустя оперативник вызывал их снова для повторного подписания документов, так как потерял ранее оформленные приложения к протоколу осмотра. При этом ответить на вопрос, почему об этом не была сделана запись в первоначальном протоколе, понятые объяснить не смогли.

Проанализировав все неясности, неточности и другие противоречия, выявленные в ходе судебного следствия, защита обратилась в суд с ходатайством о запросе в администрацию социальной сети с требованием уточнить:

  • Когда у пользователей появилась возможность использовать альбом «Сохраненные фотографии»?
  • В каком формате объекту (фотографиям) присваивается сетевой адрес в альбоме «Сохраненные фотографии»?
  • В чем отличие указанного альбома от других альбомов, которые могут использовать пользователи?
  • Какие варианты настроек приватности предусмотрены для альбома «Сохраненные фотографии»?
  • Какие настройки приватности используются для данного альбома по умолчанию?
  • Сохраняет ли данная социальная сеть информацию об изменениях в настройках приватности альбома «Сохраненные фотографии» пользователя?
  • В течение какого периода на серверах соцсети хранятся удаленные пользователем фотографии?
  • Остается ли информация о фотографии после ее удаления с сервера?
  • Может ли при отображении в браузере открытой фотографии в альбоме «Сохраненные фотографии» в поисковой строке браузера отображаться ссылка на альбом «Сохраненные фотографии»? Если да, в каких случаях?
  • Как устанавливаются системная дата и время на странице пользователя?
  • Как и в каком формате фотографиям в альбомах присваиваются номера и адреса URL?
  • Сохраняются ли данные о посещении страницы пользователя другими пользователями соцсети?
  • Сохраняются ли данные о просмотрах фотоальбомов пользователя другими пользователями данной соцсети? 

В удовлетворении ходатайства суд отказал, подкрепив свое внутреннее убеждение стандартными формулировками: «…свидетели были допрошены в судебном заседании… нет оснований не доверять… исследованы в совокупности с другими доказательствами…». Также суд с легкостью отказал в ходатайстве о признании протоколов осмотра и их приложений недопустимыми доказательствами, в котором сторона защиты обращала внимание суда, что по общему правилу материалы ОРД не должны быть доказательствами. В случае если они приводятся в качестве таковых, то должны отвечать высокому стандарту допустимости и достоверности, предъявляемому УПК РФ.

Таким образом, защитой были приведены 7 доводов о недопустимости главных доказательств по делу и одновременно заявлено, что такие вещественные доказательства, как протоколы исследования предметов и документов с приложениями графических изображений с экрана, не соответствуют стандарту, установленному УПК РФ, и не могут быть использованы, так как были получены с нарушением закона.

В прениях прокурор потребовал лишить Походун свободы, еще раз сославшись на ее участие в запрещенной организации «Артподготовка» и особую, по его мнению, общественную опасность совершенного деяния (хранение 13 картинок в личном альбоме).

Суд приговорил Оксану к двум годам лишения свободы с условно-испытательным сроком в два года, положив в основу приговора абсолютно все доказательства обвинения и немотивированно отвергнув все доводы защиты об их недопустимости. Сторона защиты и прокурор обжаловали приговор – защита просила оправдать осужденную, а гособвинитель, в свою очередь, требовал отменить условное осуждение.

В суде апелляционной инстанции другой прокурор вновь настаивал на реальном лишении свободы и отмене условного осуждения, ссылаясь на особую общественную опасность деяния. Приговор в апелляции устоял. 

Не согласившись с решениями судов, 22 октября 2018 г. Оксана Походун обратилась в ЕСПЧ с жалобой, в которой заявила, что российские власти нарушили ее право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Европейская конвенция). По мнению заявительницы, национальные суды не рассмотрели все ключевые аспекты ее обвинения, не ответили на основные аргументы и доказательства, представленные стороной защиты. Также суды оставили без внимания довод защиты о том, что ключевое доказательство по делу – протокол осмотра интернет-страницы – имел явные признаки фальсификации и редактирования. Данный довод, основывавшийся на явных несоответствиях в документе, был неоднократно подтвержден показаниями свидетелей обвинения в суде и не опровергался данной стороной.

В жалобе также указывалось, что национальные суды отстранились от оценки результатов судебной психолого-лингвистической экспертизы, положившись на мнение эксперта о наличии признаков возбуждения ненависти и вражды или унижения достоинства человека или группы лиц, несмотря на явные нарушения при проведении экспертизы.

Таким образом, национальные суды, по мнению заявительницы, осудили ее, основываясь исключительно на спорных доказательствах обвинения. В свете сказанного моя подзащитная утверждает, что уголовное судопроизводство против нее было несовместимо с понятием справедливого суда. 

Кроме того, в жалобе указано на нарушение в отношении Оксаны Походун права на свободное выражение мнения, предусмотренного ст. 10 Европейской конвенции, что выразилось в уголовном преследовании и осуждении к реальному лишению свободы с условно-испытательным сроком. Считаем, что осуждение не было основано на законе – российские власти чрезвычайно и неоправданно расширили трактовку диспозиции ст. 282 УК РФ. 

По нашему убеждению, само по себе размещение (хранение) спорных графических изображений на персональной странице в соцсети является не экстремистской деятельностью, а выражением гражданского, политического и общественного мнения, которое может быть обнародовано свободно и без ограничений. Осужденная не могла предвидеть, что размещение ею изображений в закрытом альбоме обернется уголовной ответственностью за экстремизм. Полагаем, что данная норма УК РФ не может быть «предсказуемой», ведь именно Европейский Суд в своих решениях указывал, что закон, служащий основанием ограничения ст. 10 Европейской конвенции, должен быть достаточно определенным и предсказуемым (постановления ЕСПЧ по делам: Karademirciandothers v. Turkey nos.  37096/97 and 37101/97, § 40, 25 January 2005; Dzhavadov v. Russia no. 30160/04, § 35, 27 September 2007), а содержащееся в ст. 282 УК РФ словосочетание «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» применяется для подавления свободы выражения собственного мнения, что никак не связано с борьбой с экстремистской или иной незаконной деятельностью. Это отсутствие «предсказуемости» является нарушением ст. 10 Европейской конвенции. 

Европейский Суд уже неоднократно устанавливал стандарты ограничений свободы слова в демократическом обществе в целях национальной безопасности. ЕСПЧ полагает, что при рассмотрении дела обязательно требуют рассмотрения такие факты, как: хотел ли заявитель нанести ущерб безопасности страны (см. Постановление по делу Terentyev v. Russia. no 10692/09, § 82, 28 August 20); какова реальная вероятность нанесения такого ущерба при настоящей политической ситуации в стране; есть ли связь между действиями обвиняемого и наступлением ущерба для страны.

Заявительница также обратила внимание ЕСПЧ, что ее осуждение не преследовало законную цель. Она уверена, что реальной целью является пресечение ее гражданской активности. Данное обстоятельство было подтверждено в прениях прокурором, а также ключевым свидетелем обвинения – оперуполномоченным, проводившим основное ОРМ. Они неоднократно обращали внимание суда на движение «Артподготовка», подчеркивая при этом, что Оксана Походун попала в поле зрения правоохранительных органов как участница этого движения.

В заключение могу сказать, что осуждение моей подзащитной не было необходимым в демократическом обществе. В национальных судах фактически не исследовался вопрос о том, насколько изображения, обнаруженные в ее закрытом альбоме, угрожают общественному порядку и национальной безопасности, сколько пользователей интернета получили к ним доступ благодаря действиям осужденной, и кого конкретно они могли побудить (побудили) к совершению экстремистских действий.

P.S. В настоящее время мы готовим жалобы в кассационную инстанцию Красноярского краевого суда, а затем и в Верховный Суд РФ с учетом смыслов, изложенных в Постановлении Пленума ВС РФ от 20 сентября 2018 г. № 32.

Рассказать:
Другие мнения
Козенков Александр
Решение о сносе мусорного полигона в Архангельской области устояло в апелляции
Арбитражное право и процесс
Суды выявили ряд нарушений, допущенных при строительстве объекта
23 Ноября 2020
Болдинова Екатерина
Болдинова Екатерина
Адвокат, партнер Five Stones Consulting
Не ухудшает, но и не улучшает…
Конституционное право
Конституционный Суд пока не разрешил коллизию позиций судов и ФНС
20 Ноября 2020
Краснова Ирина
Краснова Ирина
Адвокат, партнер CriminalDefenseFirm
Карантин в СИЗО – не повод лишать права на участие в заседании суда
Уголовное право и процесс
Избрание и продление стражи в отсутствие подзащитного не должно стать нормой
19 Ноября 2020
Мунтян Алексей
Cоучредитель Ассоциации профессионалов в области приватности (rppa.ru)
Предстоит пройти долгий путь
Международное право
России будет непросто получить признание адекватности
17 Ноября 2020
Лагутин Максим
Лагутин Максим
Ведущий эксперт по защите персональных данных Б-152
Что нужно изменить
Международное право
Как достичь адекватной защиты персональных данных
17 Ноября 2020
Абцешко Наталия
Руководитель Группы международных проектов VEGAS LEX
Обеспечить адекватный уровень защиты
Международное право
Разъяснения европейского регулятора о трансграничной передаче персональных данных
17 Ноября 2020