×
Осипов Артем
Осипов Артем
К.ю.н., доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина

Верховный Суд РФ опубликовал Обзор практики межгосударственных органов по защите прав и основных свобод человека (№ 2 за 2019 г.).

Значительная часть положений Обзора касается обобщения правовых позиций ЕСПЧ в сфере уголовных и уголовно-процессуальных отношений. Большая часть обобщенной практики отражает устоявшиеся и хорошо известные подходы Суда к оценке обоснованности избрания и продления сроков содержания под стражей, правомерности содержания подсудимых в ходе судебных заседаний в металлических «клетках», а также правового режима предоставления семейных свиданий в следственных изоляторах.

Использование «клеток» в суде

В этой части Обзора приведены ссылки на правовые позиции ЕСПЧ по делам «Покусин и другие против России» от 4 октября 2018 г. и «Верещагин и другие против России» от 14 июня 2018 г., в которых Страсбургский суд установил нарушения ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) в связи с содержанием подсудимых в ограждающих металлических конструкциях во время судебных процессов.

Читайте также
Клетки в судах как квинтэссенция нарушения права на защиту
Вас никогда не удивляло то, что в российских залах суда подсудимые находятся не за одним столом со своим защитником, а в резервации, будь то обычная клетка или «аквариум»?
28 Мая 2015 Мнения

К сожалению, указанные постановления не содержат развернутой мотивировки выводов Суда ни по вопросу о правилах квалификации бесчеловечного обращения, ни в части определения размера компенсации морального вреда, причиненного подсудимым. Вместо этого ЕСПЧ сослался на свои устоявшиеся выводы в постановлениях по делам «Свинаренко и Сляднев против России» от 17 июля 2014 г. и «Воронцов и другие против России» от 31 января 2017 г. Любое применение металлических конструкций с прутьями для содержания обвиняемых, подсудимых и осужденных во время судебных заседаний (независимо от характера и предмета заседаний) сегодня однозначно расценивается ЕСПЧ как нарушение ст. 3 Конвенции. Средний размер присужденной компенсации морального вреда по указанным делам составил 7500 евро.

Читайте также
Значимая практика Европейского Суда в 2018 г.
Обзор наиболее важных решений ЕСПЧ в сфере уголовного судопроизводства
29 Декабря 2018 Мнения

Отмечу также, что вопрос о допустимости применения в залах судов иных типов ограждающих конструкций (например, стеклянных) для содержания подсудимых не решен столь однозначно и рассматривается ЕСПЧ сквозь призму дополнительных критериев, влияющих на уровень и интенсивность физических и моральных страданий заключенных (площадь свободного пространства, количество подсудимых, единовременно находящихся в пределах ограждения, освещение процесса в СМИ, близость расположения конвоиров и судебных приставов по отношению к ограждению, а в отдельных случаях – присутствие в зале служебных собак).

Развернутый перечень указанных критериев и их влияние на возможность получения заключенным эффективной помощи защитника в судебном процессе содержатся в постановлении Большой Палаты ЕСПЧ по делу «Мария Алёхина и другие против России» от 17 июля 2018 г.

Законность применения и эффективность обжалования заключения под стражу

В Обзоре приведены ссылки на ряд постановлений Европейского Суда, посвященных проблеме неоднократных продлений предельных сроков содержания обвиняемых под стражей в период досудебного производства для завершения их ознакомления с материалами уголовного дела (ч. 7 ст. 109 УПК РФ). Одно из них – Постановление по делам «Халаф и другие против России» от 30 октября 2018 г.

Читайте также
ЕСПЧ обозначил средний размер компенсации за незаконное содержание под стражей свыше 18 месяцев
Европейский Суд присудил по 9,75 тыс. евро каждому из четырех заявителей, срок нахождения которых в СИЗО составил от двух с половиной до пяти с половиной лет
15 Ноября 2018 Новости

ЕСПЧ регулярно признает данную практику противоречащей ст. 5 Конвенции в связи с отсутствием в российском законодательстве четкой правовой основы, что позволяет неоднократно продлевать максимальные сроки содержания обвиняемых под стражей в подобных обстоятельствах. Данная проблема российского правоприменения относится к устоявшейся практике Европейского Суда, который не приводит в своих постановлениях детализированный анализ каждой аналогичной ситуации, ссылаясь на свои прошлые решения. В указанном деле заявители незаконно содержались под стражей от 3 лет и 5 месяцев до 5,5 лет. Размер денежной компенсации морального вреда каждому заявителю составил свыше 9,7 тыс. евро.

Федеральным законом от 27 декабря 2018 г. № 543-ФЗ в п. 1 ч. 8 ст. 109 УПК были внесены изменения, регламентирующие возможность неоднократного продления предельных сроков досудебного содержания под стражей для целей завершения ознакомления обвиняемых с материалами уголовного дела: каждый раз они могут продлеваться не более чем на три месяца. Как данное законодательное изменение отразится на практике ЕСПЧ в рассматриваемом аспекте, пока не известно. Страсбургскому суду придется оценить качество нового законодательного регулирования (ясность, детальность и предсказуемость) и при условии признания его адекватным стандартам ст. 5 Конвенции ЕСПЧ придется анализировать обоснованность такого продления в каждом конкретном случае.

Постановление по делу «Дудин против России» от 3 апреля 2018 г. акцентирует внимание на важности соблюдения гарантий судебного санкционирования содержания под стражей даже в течение сравнительно коротких временных отрезков и недопустимости такого санкционирования ex post facto, то есть «задним числом». В данном деле заявитель содержался под стражей без судебного решения в течение 11 часов после передачи дела в суд первой инстанции и до момента рассмотрения вопроса о продлении срока меры пресечения в ходе предварительного слушания.

В Постановлении по делу «Утимишев и другие против России» от 26 июля 2018 г. ЕСПЧ среди прочего установил нарушение п. 4 ст. 5 Конвенции в связи с чрезмерно долгими сроками рассмотрения апелляционных жалоб на судебные решения о применении заключения под стражу. Чрезмерными признаны сроки от месяца до двух с момента вынесения обжалуемого судебного решения и до момента рассмотрения апелляционной жалобы. Средняя сумма компенсации морального вреда по данному типу нарушения составила около 5000 евро.

Реализация права на свидания с родственниками

В Обзор также включено Постановление ЕСПЧ по делу «Верещагин и другие против России» от 14 июня 2018 г., в котором Европейский Суд помимо прочего установил нарушение ст. 8 Конвенции в связи с отказом обвиняемому, содержащемуся под стражей, получить свидание с беременной супругой. Как неоднократно отмечал ЕСПЧ, сами по себе ограничения количества семейных свиданий обвиняемых, находящихся в СИЗО, не являются нарушением ст. 8 Конвенции при условии достаточной ясности положений закона, регламентирующих основания для введения таких ограничений.

В Постановлении по делу «Власов против России» от 12 июня 2008 г. ЕСПЧ признал российское законодательство, регулирующее предоставление свиданий с родственниками в СИЗО, недостаточно ясным и предсказуемым. Так, в нем не уточнены причины, по которым следователь вправе отказать в предоставлении свиданий (п. 126).

Еще более важные и категоричные выводы по данной проблеме ЕСПЧ сделал в Постановлении по делу «Чалдаев и другие против России» от 28 мая 2019 г. Суд отметил, что ограничения на семейные свидания применяются в России независимо от причин заключения под стражу, стадии производства по уголовному делу, а также без учета реальных потребностей в обеспечении безопасности таких свиданий. Важное значение в системе позиций ЕСПЧ по данному вопросу заняла презумпция невиновности, не позволяющая приравнивать правовой режим предоставления семейных свиданий обвиняемым, находящимся в предварительном заключении, к правовому режиму таких свиданий для осужденных, отбывающих наказание по приговору.

Читайте также
ЕСПЧ признал нарушением ограничение свиданий осужденного, приговор которому не вступил в силу
Европейский Суд также указал на недопустимость немотивированного отказа содержащимся под стражей лицам в свиданиях с родственниками
03 Июня 2019 Новости

Данный подход позволил выявить вторую проблему российского законодательства, регламентирующего предоставление семейных свиданий в СИЗО, – его дискриминационный характер по отношению к обвиняемым, находящимся в предварительном заключении.

ЕСПЧ признал неоправданным применение к данной категории субъектов права таких же строгих ограничений на семейные свидания, как и в отношении осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы (запрет на длительные свидания, ограничение коротких свиданий тремя часами).

«Минусы» Обзора

В целом отмечу, что Обзор затрагивает лишь устоявшуюся практику ЕСПЧ, которая представляет ценность только с точки зрения маркирования застарелых и однозначно решаемых проблем законодательного регулирования или правоприменительной практики.

Несмотря на то что регулярная публикация ВС РФ подобных обзоров – важное положительное достижение последних лет, комментируемый Обзор, на мой взгляд, имеет ряд существенных недостатков.

Так, решения ЕСПЧ по приведенным в Обзоре делам не демонстрируют развернутого содержания правовых позиций, а также тенденций их развития в условиях меняющейся практики. Все это напоминает констатацию «хронических заболеваний» российской правовой системы и судебной практики без попыток снабдить правоприменителя ключами к пониманию правовых позиций ЕСПЧ и ориентировать российские суды на их содержательную имплементацию.

Другой проблемой обзоров остаются ссылки ВС РФ исключительно на «неофициальные переводы» решений ЕСПЧ. Это создает неопределенность в правовом значении данных решений и ценности Обзора в целом.

В заключение отмечу преимущественно национальную ориентированность рассматриваемого Обзора. Между тем некоторые постановления ЕСПЧ по делам в отношении других государств представляют собой исключительную ценность и важность для всех стран – участниц Конвенции. На допустимость применения правовых позиций из «зарубежных» решений ЕСПЧ Пленум ВС РФ обращал внимание в Постановлении от 27 июня 2013 г. № 21.

Рассказать:
Другие мнения
Железняк Анатолий
Железняк Анатолий
Адвокат АП Краснодарского края
Добиться прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям помогла настойчивость
Уголовное право и процесс
Суд трижды отклонял ходатайство о возвращении дела
14 Октября 2019
Михайлов Павел
Михайлов Павел
Адвокат Второй адвокатской коллегии Республики Бурятия
Продажа векселя как злоупотребление правом
Арбитражное право и процесс
Сокрытие банком неплатежеспособности векселедателя помогло оспорить договор и вернуть деньги
07 Октября 2019
Бурденко Юлия
Бурденко Юлия
Юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры»
Дела о банкротстве: практика ужесточается
Арбитражное право и процесс
Суды внимательно оценивают внутрикорпоративные связи и шире применяют повышенный стандарт доказывания
04 Октября 2019
Бурлаченко Андрей
Бурлаченко Андрей
Адвокат АП Московской области
ВС указал, что спорное письмо Департамента Минфина не имеет нормативных свойств
Налоговое право
Это поможет адвокатам-кабинетчикам защитить свои права
02 Октября 2019
Романов Роман
Романов Роман
Адвокат АБ «Яковлев и партнеры»
Добиться отказа от обвинения – полдела
Уголовное право и процесс
Сложнее добиться справедливой компенсации за незаконное привлечение к уголовной ответственности
01 Октября 2019
Вакина Ольга
Вакина Ольга
Адвокат АП г. Москвы, КА «Юрком», Член Центрального совета МОД «Союз пешеходов»
«Незаконный» водитель и законный владелец ТС совместно отвечают за вред в ДТП
Гражданское право и процесс
Какие обстоятельства должен при этом выяснить суд
30 Сентября 2019