×
Золотухин Борис
Золотухин Борис
Адвокат, член Совета АП Белгородской области

Ознакомившись с Обзором судебной практики ВС РФ № 3 (2017 г.), увидел там в п. 1 довольно редкий пример нарушения тайны совещательной комнаты, выразившийся в том, что судья, находясь в ней, одновременно вынес решения по другим делам.

Естественно, приговор был отменен, так как п. 8 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ относит указанное нарушение к безусловному основанию для отмены судебного решения.

Это объясняется тем, что вынесение судебного решения в совещательной комнате при соблюдении тайны – важнейшая гарантия реализации принципа независимости судей при осуществлении правосудия и подчинения их только Конституции РФ и закону.

Вспомнилось, что такие ошибки довольно часто встречались в первые годы применения УПК РФ и были обусловлены тем, что в новом Кодексе было убрано понятие непрерывности процесса (когда судья до рассмотрения дела по существу не мог принять к производству никакого другого дела).

В связи с этим всплыли в памяти и примеры безрезультатных попыток доказать нарушения тайны совещательной комнаты.

Лет шесть назад у коллеги в суде присяжных был вынесен оправдательный вердикт. Гособвинитель через оперативных сотрудников истребовал сведения о телефонных соединениях присяжных заседателей в период, когда они находились в совещательной комнате. Оказалось, что такие сведения имеются: длительность соединения составляла несколько секунд.

Гособвинитель, ссылаясь на это, принес кассационное представление с доводом о нарушении тайны совещательной комнаты.

Коллега подал возражения, заявив, что в отношении присяжных заседателей, имеющих статус судьи, проведены незаконные ОРМ.

Поразмыслив, обвинитель отозвал представление.

Был в 2010 г. в моей практике и «юморной» пример, когда следователь при рассмотрении кассационной инстанцией постановления, принятого по моей жалобе в порядке ст. 125 УПК РФ, утверждал, что во время нахождения судьи в совещательной комнате он, прислонив ухо к двери, слышал, как судья советовался с вышестоящим судом, и даже разобрал, что конкретное лицо давало указание удовлетворить жалобу.

Участвующий в кассационном рассмотрении прокурор предпринял попытку приобщить рапорт следователя, но, когда председательствующий предложил задуматься о последствиях такого решения, отказался.

И последний, прошлогодний пример. Теперь уже нарушение тайны совещательной комнаты пытался доказать я.

Получив копию приговора, на оглашение которого моя подзащитная не явилась, увидел в его резолютивной части пункт о направлении приговора в УМВД г. Белгорода для объявления ее розыска и заключения под стражу.

В апелляционной жалобе я указал, что, находясь в совещательной комнате, судья ни при каких обстоятельствах не мог знать, что подсудимая не явилась на оглашение приговора, а включение в приговор указанного выше пункта свидетельствует о нарушении им тайны совещательной комнаты.

Апелляционная инстанция ответила мне, что нарушения тайны совещательной комнаты не имеется. Правда, при этом не разъяснила – почему.

Рассказать: