×

Неосновательное обогащение путем злоупотребления родительскими правами

Суд взыскал с ответчика сумму присвоенных им выплат на детей
Иванова Юлия
Иванова Юлия
Адвокат АП г. Москвы, КА «Династия»

В конце июня 2020 г. ко мне за юридической помощью обратилась мать двоих несовершеннолетних детей с проблемой получения материальной помощи, предусмотренной Президентом РФ в период действия ограничительных мер в связи с пандемией COVID-19. В получении единовременных выплат женщине было отказано, и поспособствовал этому ее бывший супруг, отец детей, проживающий отдельно и фактически не принимающий никакого участия в их жизни.

В моей практике не встречались такие дела, поскольку ранее в нашей стране не было подобной поддержки семей с детьми. Безусловно, я занималась вопросами неосновательного обогащения, и этот случай меня заинтересовал. Кроме того, защита интересов детей для меня всегда – дело принципа, поэтому юридическая помощь в данном случае была оказана pro bono.

После прекращения брачных отношений между супругами и расторжения их брака в 2017 г. двое несовершеннолетних детей остались проживать с матерью. Отец детьми фактически не интересовался.

На основании Указа Президента РФ от 7 апреля 2020 г. № 249 «О дополнительных мерах социальной поддержки семей, имеющих детей» мать, с которой проживают дети, направила через портал госуслуг заявление на получение единовременных выплат. Однако, как оказалось, материальная помощь ее детям не положена, так как бывший супруг подал такое же заявление несколькими днями раньше.

Узнав об Указе № 249 и о том, что в период действия ограничительных мер, связанных с пандемией COVID-19, единовременные выплаты производятся в упрощенном порядке (без дополнительных проверочных мероприятий), отец детей также на портале госуслуг подал соответствующее заявление и получил денежные средства в сумме 20 тыс. руб.

Позднее выяснилось, что это не вся сумма, которой мужчина неосновательно обогатился за счет собственных детей: на основании имеющихся в распоряжении Пенсионного фонда РФ документов оказалось, что ему была произведена еще и единовременная выплата на ребенка в возрасте до 8 лет в размере 5000 руб. в соответствии с Указом Президента РФ от 17 декабря 2020 г. № 797 «О единовременной выплате семьям, имеющим детей».

Мы обратились в ПФР, поскольку согласно ст. 8 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» при рассмотрении заявления о предоставлении ежемесячной выплаты или заявления о предоставлении единовременной выплаты территориальный орган ПФР осуществляет проверку сведений, содержащихся в представленных заявлении и документах, в том числе направляет запрос в соответствующие органы. Однако нас ждал отказ с формулировкой: «один из родителей получил денежные средства на законных основаниях».

В данном случае необходимо было восстанавливать справедливость в судебном порядке: взыскивать с отца в пользу матери, действующей в интересах несовершеннолетних детей, с которыми она проживает, неосновательное обогащение в размере 25 тыс. руб., полученное мужчиной вследствие злоупотребления родительскими правами.

В ходе судебного заседания 23 июня 2021 г. ответчик демонстрировал добросовестное поведение и заинтересованность по отношению к детям, а также пытался ввести суд в заблуждение, что дети проживают с ним, что денежные средства он получил с согласия матери и отдал их ей. Впоследствии ответчик утверждал, что на денежные средства, полученные летом 2020 г., он купил старшему сыну велосипед.

С целью внести ясность мы были вынуждены заявить суду ходатайство об опросе детей. В ходе опроса старший ребенок подтвердил факт проживания с матерью, что с отцом он давно не встречался, а также указал, что у него имеется велосипед, купленный матерью еще в 2018 г. То есть обстоятельство покупки отцом велосипеда сыну было опровергнуто самим мальчиком.

После опроса ребенка стало очевидно, что встречи детей с отцом носят эпизодический характер. Таким образом, факт проживания детей с матерью не мог быть опровергнут процессуальным оппонентом.

При вынесении решения суд учел также представленную нами характеристику ответчика, где документально подтверждались его связь с криминалом в прошлом и неоднозначное поведение, граничащее с нарушением закона, в настоящем, а также отмечалась склонность к употреблению наркотических веществ и злоупотреблению алкоголем.

Суд напомнил, что в соответствии с Конституцией РФ Россия является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ч. 1 ст. 7), а также о том, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства, забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей (ч. 1 и 2 ст. 38). Это согласуется со ст. 3 и 18 Конвенции ООН о правах ребенка (принята Генеральной ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г.), согласно которым государства-участники во всех действиях в отношении детей первоочередное внимание уделяют наилучшему обеспечению интересов ребенка, обязуются обеспечить защиту и заботу, необходимые для его благополучия.

В результате нам удалось доказать, что отец детей получил денежные средства в размере 25 тыс. руб. и распорядился ими по своему усмотрению, а не в интересах детей. Суд удовлетворил исковые требования в полном объеме и на основании ст. 1102 ГК РФ взыскал с ответчика в пользу истца сумму неосновательного обогащения.

Данный вид споров практически в правоприменительной практике не встречается. Это единичный случай восстановления и защиты нарушенного права, связанного с возвратом денежных средств, полученных одним из родителей в качестве поддержки от государства. Такая специфика более свойственна гражданским спорам между физическими и юридическими лицами без участия государства.

В заключение отмечу, что подобные незаконные действия недобросовестных родителей необходимо пресекать, при этом сумма исковых требований первостепенного значения не имеет – важно, что она предусмотрена в целях поддержки детства и материнства, а значит должна быть использована по назначению.

Рассказать:
Другие мнения
Краснова Мария
Краснова Мария
Партнер АБ «КИАП»
Нужно больше подробных разъяснений спорных ситуаций
Страховое право
Какие аспекты стоит отразить в постановлении Пленума ВС о добровольном страховании имущества
18 июня 2024
Ванцева Анастасия
Ванцева Анастасия
Партнер Vanlaw lawyers
Двукратная компенсация не требует подтверждать наличие товара
Право интеллектуальной собственности
ВС поставил точку в вопросе правильного применения подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ
17 июня 2024
Бабинцева Ирина
Бабинцева Ирина
Партнер юридической компании «ИНТЕЛАЙТ», патентный поверенный по товарным знакам, изобретениям, полезным моделям, промышленным образцам
Фамилия как товарный знак
Право интеллектуальной собственности
Подавая заявку, стоит учитывать, что Роспатент может признать отсутствие у обозначения различительной способности
17 июня 2024
Калужский Виктор
Калужский Виктор
Юрист практики интеллектуальной собственности Capital Legal Services
СИП как кассационная инстанция: ключевые тенденции
Право интеллектуальной собственности
Споров с иностранным элементом и споров в отношении договоров о распоряжении РИД стало больше
14 июня 2024
Домино Иван
Домино Иван
Управляющий партнер DOMINO LEGAL TEAM, арбитражный управляющий
Прекращение производства по банкротному делу не препятствовало рассмотрению заявления кредитора по правилам гл. 37 АПК
Арбитражный процесс
Три ключевых вывода ВС
13 июня 2024
Саенко Антон
Саенко Антон
Старший партнер АБ г. Москвы «Глушков, Саенко и партнеры»
Самым «популярным» административным наказанием остается штраф
Производство по делам об административных правонарушениях
При этом судебные постановления о назначении наказания обжалуются редко
11 июня 2024
Яндекс.Метрика