×
Рогачёв Николай
Рогачёв Николай
Вице-президент ФПА РФ, президент Палаты адвокатов Нижегородской области

Думаю, что действующая методика, дополненная решениями Совета Палаты адвокатов Нижегородской области, позволяет на высоком уровне организовать процесс повышения квалификации адвокатов. Можно переименовать методику в Стандарт, но содержание документа существенных изменений не требует. Это вполне рабочий документ, который позволяет адвокатской палате организовать обучение надлежащим образом. Все недостатки, которые можно обнаружить в работе советов адвокатских палат, объясняются иными причинами и не связаны с какими-либо упущениями обсуждаемого документа.

Методика решила главные вопросы. Она содержит повышенные требования к обучению адвокатов – как недавно получивших статус («Введение в профессию»), так и тех, кто уже впитал в себя начальные знания («Общая программа повышения квалификации»).

Одно из немногих изменений, которые мы бы предложили, – вынести обучение стажеров и помощников за рамки этого документа, поскольку со стажировкой связано значительное количество вопросов и смешивать предмет регулирования не стоит.

Другим вопросом, который приковал к себе внимание в процессе реализации положений методики: формула «20 часов в год или 100 часов за пять лет». Практика показала, что наименее организованные адвокаты откладывают повышение квалификации на «потом», впоследствии зачастую не выполняя данное себе обещание пройти обучение в последний год «пятилетки».

Однако требовать выполнения ежегодной нормы в 20 часов означает исключить из процесса обучения длительные, например 72-часовые, курсы. Золотая середина – трехлетний цикл обучения, под необходимое количество часов которого (например, 60 часов) без труда можно подстроить обучающие программы. И все же неплохо заложить периодичность обучения, например 10 часов в год, в качестве обязательной.

Третий момент – квалификация адвоката с приостановленным статусом. Мы не усматриваем у него обязанности повышать свою квалификацию на период приостановления. Однако в связи с намерением дать возможность адвокатам приостанавливать статус на сколь угодно долгий срок (сегодня для приостановления нужны основания) по одному только волеизъявлению адвоката, думается, разрабатываемый Стандарт может озаботиться этим вопросом.

Иные изменения, на наш взгляд, не нужны.

Увеличение количества часов обучения не требуется. Это ломка без нужды системы координат, к которой привыкли адвокаты, что вызовет их раздражение. Да, формы обучения ширятся. Однако нет ни необходимости, ни возможности учитывать каждый час, который адвокат тратит на повышение своей квалификации: читает ли он бюллетень в электричке, слушает ли правовую передачу по радио в машине, обсуждает ли дело с коллегами. Создавать систему учета потраченного на это времени – просто плодить и учетчиков, и отчетность, на заполнение которой адвокат будет тратить время, вместо того, чтобы потратить его на обучение.

Учету должно подлежать не все, а лишь минимально необходимое время обучения, которое, однако, наполнено максимальным научно-методическим содержанием. Именно о таких формах повышения квалификации нужно вести речь, именно их можно администрировать. В силу того что качественных обучающих мероприятий не так много, не стоит увеличивать норму часов.

Следует также осознавать «инфляционные процессы». Если увеличить норму часов и увеличить «стоимость» в часах обучающих мероприятий, может ничего не произойти или даже наоборот.

Сегодня одно периодическое издание Федеральной палаты адвокатов «тарифицируется» нашим информационно-методическим отделом как 6 часов в год. Адвокату остается набрать 14 часов.

Если повысить подписку на «Адвокатскую газету» до 20 часов, норму обучения поднять до 50 часов, то адвокату придется набирать 30 часов вместо 14. Поможет это газете? Не думаю. А вот на падение качества обучения повлияет. В погоне за оставшимися 30 часами, ругая и Федеральную, и региональную палаты, адвокат вынужден будет искать лазейки в виде «липовых» сертификатов от коммерческих обучающих организаций, регистрироваться на вебинарах, контролировать обучение на которых невозможно. Это превратит обучение в профанацию, обесценит и те реальные обучающие мероприятия, которые организуются сегодня.

Не стоит также делить учебу на региональную и федеральную составляющие. Если Палата адвокатов Нижегородской области приглашает уже третий раз подряд московских лекторов, к какой компоненте это отнести? Что делать другой палате, которая в силу ряда причин, включая удаленность, не может себе это позволить? А что если «ставропольский» компонент гораздо лучше московского, какими пропорциями мы должны сдерживать его рост? Должны ли мы привлекать к ответственности адвоката за невыполнение федерального компонента, если он перевыполнил план по региональному обучению? Нам кажется, нет никакой нужды противопоставлять федеральный центр и регионы, усложняя администрирование и учет.

Усилия следует направить на построение системы повышения квалификации адвокатов «с отрывом от производства», возможно, со сдачей своего рода зачетов (экзаменов), аттестации, на построение системы региональных центров такого повышения квалификации. А до тех пор – не ломать то, что работает.

В нашей практике возникали предложения освободить адвокатов, достигших семидесятилетнего возраста, от обязанности обучаться. Мы считаем, что практикующий адвокат должен обучаться на общих основаниях. Повышенные требования к юристам, получившим статус адвоката, в первый год работы вызваны не тем, что они слабые практики (многие из них имеют опыт работы), а тем, что они должны проникнуться правилами и традициями, существующими в адвокатской среде. Процесс воспитания адвоката длится столько же, сколько и процесс его обучения. Но на то, чтобы ввести начинающего адвоката в профессию, вполне достаточно года. Если он за этот срок не усвоит начал профессии – не поможет и длительное обучение.

В остальном не думаю, что нужно вводить какие-то льготные категории и вообще делить адвокатов на категории.

Однако к формам повышения квалификации следует отнестись скрупулезно, ничего не упустив. В частности, следует предусмотреть как форму повышения квалификации работу в органах адвокатского самоуправления, участие в жизни корпорации.

При выработке критериев, сколько условных часов полагается по той или иной форме обучения, мы исходим из трудоемкости, степени методического наполнения, пользы сообществу (учится адвокат для себя или делится знаниями с коллегами). Поэтому методическое пособие «весит» больше газетной статьи, выступление на адвокатской конференции – больше чем лекция студентам.

Учет не всех форм повышения квалификации можно формализовать. Да, автоматически мы засчитываем подписку на «Адвокатскую газету» и не проверяем, читал ли ее адвокат. Засчитываем участие в вебинаре ФПА РФ и не проверяем, а досмотрел ли адвокат вебинар или только вошел со своего аккаунта. Есть ряд региональных обучающих мероприятий, курсов, которые автоматически засчитываются в счет обучения.

Но у нас существует также понятие аккредитации. Адвокат, который хочет, чтобы были засчитаны часы обучения по ряду дистанционных программ, предлагает учесть сертификаты никому не известных вузов, представляет в информационно-методический отдел палаты более подробную информацию об этом. Мероприятиям дается, если хотите, «экспертная» оценка. Были случаи, когда адвокаты представляли сертификаты, не позаботившись предварительно аккредитовать обучение с сомнительной, с нашей точки зрения, методической ценностью. Адвокат терял деньги (незначительные, впрочем, так как обычно торговля сертификатами идет по демпинговым ценам).

Аккредитация позволяет нам учитывать в качестве часов повышения квалификации подготовку публикаций для «Адвокатской газеты» и других адвокатских изданий. Ведь любая методическая работа – работа по систематизации законодательства и практики и ее последующее оформление в информационный продукт заслуживает внимания и зачета в часы обучения. Есть только одно «но» – качество этой работы. А этот вопрос формализовать на все 100% невозможно.

Добавлю, что адвокат, не согласный с решением информационного отдела, может обратиться в комиссию палаты по организации профессиональной учебы и контролю за исполнением адвокатами обязанности по повышению квалификации, затем в Совет адвокатской палаты. Это разумный и достаточный механизм разрешения спора, который может возникнуть.

Рассказать:
Другие мнения
Лебедев Александр
Лебедев Александр
Адвокат АП г. Москвы
Адвокатам стоит проводить опросы, даже если они не будут оценены как доказательства
Правовые вопросы статуса адвоката
Также их необходимо чаще приобщать к материалам дела
01 декабря 2022
Мамров Феликс
Мамров Феликс
Адвокат АП Приморского края, сооснователь и партнер АБ «Рыженко, Мамров и партнеры»

Адвокатская монополия как способ борьбы с правовым нигилизмом
Адвокатура, государство, общество
Поправки в ГПК об институте представительства оправданны и необходимы
18 ноября 2022
Зайкин Павел
Зайкин Павел
Адвокат АП Санкт-Петербурга, Спасская коллегия адвокатов СПб
Защита права на получение сведений по адвокатскому запросу – вопрос принципиальный
Правовые вопросы статуса адвоката
Проблему необоснованных отказов надо решать на уровне закона
03 ноября 2022
Чангли Александр
Чангли Александр
Адвокат, член Совета АП Санкт-Петербурга, к.э.н.
Внесение точечных изменений успеха не принесет
Правовые вопросы статуса адвоката
Необходим пересмотр понимания процессуальной позиции адвоката
01 ноября 2022
Васильков Константин
Васильков Константин
Адвокат АП Алтайского края, Алтайская краевая коллегия адвокатов (АК № 1 Индустриального района г. Барнаула)
О повышении эффективности исполнения адвокатского запроса
Правовые вопросы статуса адвоката
Необходимо увеличить сроки давности привлечения к административной ответственности
01 ноября 2022
Никонов Максим
Никонов Максим
Адвокат АП Владимирской области, к.ю.н.
И снова о пороках правоприменения
Правовые вопросы статуса адвоката
Формально связки правила Маслова и ст. 75 УПК РФ достаточно для преодоления практики недопуска адвоката к доверителю
01 ноября 2022
Яндекс.Метрика