×

Нормы ст. 16.2 КоАП требуют корректировки

О недопустимости трансформации материального состава административного правонарушения в формальный
Сафоненков Павел
Сафоненков Павел
Адвокат АП г. Москвы, управляющий партнер АБ «Сафоненков, Густов и Партнеры», председатель правления Ассоциации таможенных юристов, к.ю.н., доцент

Общая проблема привлечения декларантов и таможенных представителей к административной ответственности по ст. 16.2 КоАП РФ актуальна, многогранна, полна различных нюансов и существует много лет.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 5 марта 2024 г. № 9-П затронул только один аспект этой проблемы, ограниченный рамками жалобы заинтересованных лиц по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 16.2 КоАП.

Читайте также
КС разъяснил, когда декларант не может быть оштрафован за предоставление недостоверных сведений о весе товара
Суд указал на невозможность привлечения к ответственности за недостоверность заявленного веса одного из товаров, если это не повлекло изменения таможенной стоимости всей партии с одной базой исчисления таможенных платежей, одинаковой ставкой и составом всех этих платежей
06 марта 2024 Новости

Считая обжалуемую норму не противоречащей Конституции РФ, подробно разъясняя основания такой позиции и конституционно-правовой смысл указанной нормы, КС отметил при этом, что толкование судами, вынесшими решения по делам обществ, привлеченных к административной ответственности, расходится с выявленным им конституционно-правовым смыслом ч. 2 ст. 16.2 КоАП.

Согласно позиции Арбитражного суда г. Москвы, поддержанной Девятым арбитражным апелляционным судом и Арбитражным судом Московского округа, если в товарной партии вес брутто одного товара в таможенной декларации заявлен ниже фактического, а вес брутто другого товара той же партии – выше фактического, причем на общие таможенную стоимость и таможенные платежи это не повлияло, декларант совершает правонарушение по ч. 2 ст. 16.2 КоАП. Предметом нарушения будет та часть товара, вес которой был занижен и, соответственно, потребовалась корректировка таможенной стоимости и таможенных платежей товара в сторону увеличения. Такая позиция полностью соответствует позиции Федеральной таможенной службы, которую также проанализировал КС.

Однако, как отмечено в постановлении, исходя из буквального содержания ч. 2 ст. 16.2 КоАП, предусмотренный ею состав административного правонарушения является материальным и, следовательно, требует для целей применения мер административной ответственности наступления последствия в виде освобождения или угрозы освобождения обязанного лица от уплаты таможенных пошлин, налогов или занижения их размера. Наступление таких последствий подлежит определению в целом по товарной партии, сведения о которой являются предметом соответствующей таможенной декларации. Привлечение же к административной ответственности на основании оспариваемого законоположения декларанта или таможенного представителя в рассматриваемом случае, по сути, приводит к трансформации состава административного правонарушения в формальный вопреки существу рассматриваемых отношений по таможенному декларированию партии товаров в одной декларации и волеизъявлению федерального законодателя, предполагающего уплату таможенного платежа в размере, определяемом исходя из общей таможенной стоимости товарной партии. Но такая трансформация недопустима, даже если правоприменитель в таких случаях рассматривает последствия расхождения веса брутто в качестве недоплаты таможенных платежей за товар из товарной партии, таможенная стоимость которого в связи с расхождением задекларированного и реального веса брутто увеличилась, и переплаты этих же сумм за другой товар той же партии, таможенная стоимость которого уменьшилась.

Справедливо и замечание Конституционного Суда о том, что расхождение между буквальным содержанием оспариваемого законоположения и его интерпретацией правоприменителем привело к формированию противоположных подходов в судебной практике. Как отметил КС, отдельные арбитражные суды, исходя из того что состав, предусмотренный ч. 2 ст. 16.2 КоАП, является материальным и предполагает причинение федеральному бюджету ущерба в виде недополученных таможенных платежей, признавали незаконным привлечение декларантов к административной ответственности в ситуациях, подобных делам с участием заявителей. Другие же суды принимали прямо противоположные решения, что само по себе создает угрозу для соблюдения принципа правового равенства, так как допускает возможность неравного обращения с лицами, находящимися в одинаковых условиях: за совершение одного и того же деяния нарушитель правил таможенного декларирования может как избежать административной ответственности, так и быть к ней привлечен.

В данном случае выразить согласие с позицией Конституционного Суда представляется недостаточным – проблема правоприменительной практики по ч. 2 ст. 16.2 КоАП очевидна и требует законодательного изменения: КС подтвердил это, обратив внимание на то, что федеральный законодатель не лишен возможности совершенствовать законодательное регулирование административной ответственности в сфере таможенных отношений, учитывая изложенные в постановлении правовые позиции.

В развитие данной проблематики напомню еще один ее аспект. Рядом с материальным составом, предусмотренным ч. 2 ст. 16.2 (недостоверное декларирование) КоАП, всегда находится и формальный состав, предусмотренный ч. 1 ст. 16.2 (недекларирование) Кодекса. Отличить их, как показывает практика, при всех имеющихся разъяснениях не всегда просто. В таких случаях трансформация одного материального состава правонарушения в другой – формальный – не менее вероятна, что не раз наблюдалось в правоприменительной практике таможенных органов и судебной практике.

Основные отличия ч. 2 от ч. 1 ст. 16.2 КоАП были приведены еще в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. № 18 (п. 30), их суть в следующем: если таможенному органу не заявляется весь товар либо его часть (не заявляется часть однородного товара либо при декларировании товарной партии, состоящей из нескольких товаров, в таможенной декларации сообщаются сведения только об одном товаре или к таможенному оформлению представляется товар, отличный от того, сведения о котором были заявлены в таможенной декларации),– это формальный состав, предусмотренный ч. 1 ст. 16.2 КоАП (недекларирование). Если товар по количественным характеристикам задекларирован полностью, но декларантом либо таможенным представителем в таможенной декларации заявлены не соответствующие действительности (недостоверные) сведения о качественных характеристиках товара, необходимых для таможенных целей, эти действия образуют материальный состав правонарушения, предусмотренный ч. 2 ст. 16.2 КоАП.

Казалось бы, вполне можно разобраться с составами указанных правонарушений, но при различных обстоятельствах, когда возникает неоднозначность в оценке неверно заявленных декларантом (таможенным представителем) характеристик товара (качественные или количественные), соблюдение принципа правового равенства также находится под угрозой, и со всей очевидностью можно констатировать, что никакую «игру» в материальный и формальный составы в зависимости от конкретной ситуации на практике допускать нельзя.

В качестве примеров можно привести дела разных лет, судебные акты по которым демонстрируют сложность квалификации правонарушений и допустимость «переходов» из одного состава административного правонарушения (материального – ч. 2 ст. 16.2 КоАП) в другой (формальный – ч. 1 ст. 16.2 КоАП) при очень похожих ситуациях и, по всей видимости, неоднозначности толкования таможенными органами и судами конституционно-правового смысла и ч. 1, и ч. 2 ст. 16.2 Кодекса1.

Как показывает практика, суды не раз обращались к проблеме несправедливости разграничения данных составов. Об этом зачастую говорят и юристы, специализирующиеся на таможенных спорах, отмечая недопустимость разного подхода к привлечению к ответственности за недекларирование и недостоверное декларирование товаров, поскольку, заявив сведения только о части товаров, содержащихся в товарной партии, декларант фактически заявляет недостоверные сведения. Неправильное указание количества товаров или их описания – такие же недостоверные сведения, за указание которых жесткие меры ответственности должны наступать, если это повлекло негативные последствия. На мой взгляд, мысль логичная, хотя допускаю, что дискуссионная.

Можно привести много примеров из правоприменительной практики, признавая, что действующая редакция ч. 2, как и ч. 1, ст. 16.2 КоАП требует изменений. Предложения на этот счет существуют разные: например, выделить в ст. 16.2 КоАП в отдельный формальный состав административного правонарушения в случаях, при которых недекларирование товаров не повлекло неуплату таможенных платежей или занижение их размера, установив за данное нарушение санкции в виде предупреждения или административного штрафа, выраженного в рублях (не от суммы не уплаченных таможенных пошлин, налогов или рыночной стоимости товара, что не всегда справедливо и соразмерно содеянному, и это также неоднократно замечали суды), и тогда за такое правонарушение будет установлена справедливая и адекватная ответственность. Если же недекларирование влечет уклонение от уплаты таможенных пошлин, налогов, то размер штрафа за данное правонарушение в абсолютной величине должен быть равен размеру административного штрафа за недостоверное декларирование, повлекшее неуплату или неполную уплату таможенных пошлин, налогов2.

Почему бы не согласиться с таким предложением? Ну и, безусловно, как отметил Конституционный Суд в Постановлении от 5 марта 2024 г. № 9-П, исключить манипуляции с вариантами трансформаций материального состава нарушения по ч. 2 ст. 16.2 КоАП в какой бы то ни было формальный.


1 См., например, судебные акты всех инстанций по делам № А41-45317/16, А51-24787/2015, А56-45295/2013, Постановление ВС от 13 марта 2017 г. № 78-АД17-7 и др.

2 См.: А.А. Косов. Обзор судебной практики рассмотрения споров, связанных с привлечением к административной ответственности за недекларирование товаров // https://www.alta.ru/expert_opinion/53258/?ysclid=ltea3q3995486290086.

Рассказать:
Другие мнения
Шмелев Евгений
Шмелев Евгений
Адвокат АП г. Москвы, КА г. Москвы «Адвокаты на Дубровке»
«Отцовство» с последствиями
Уголовное право и процесс
Отсутствие в действиях подзащитного состава преступления по ч. 1 ст. 157 УК удалось доказать только в кассации
24 июня 2024
Баранов Игорь
Баранов Игорь
Адвокат АП г. Москвы, Партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» (г. Москва), эксперт Национального антикоррупционного комитета, Преподаватель Академии информационных систем (АИС)
Собственник и владелец – не тождества
Уголовное право и процесс
Проблема подмены понятий при обеспечении участия в обыске лица, в помещении которого он проводится
21 июня 2024
Переладов Андрей
Переладов Андрей
Адвокат АП Кемеровской области, сопредседатель КА «Регионсервис», управляющий партнер офиса Коллегии в г. Кемерово, руководитель практики «Экология и природопользование»
К вопросу о собственнике отходов
Природоохранное право
Создатель отходов – лицо, чья деятельность привела к их образованию
20 июня 2024
Широков Сергей
К.ю.н., эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Правомерно ли требование о ежегодной индексации арендной платы на уровень инфляции?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Какие аргументы могут обеспечить защиту интересов лизингополучателя?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Правомерно ли взыскание с подрядчика расходов на устранение недостатков работ за пределами годичного срока давности?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Яндекс.Метрика