×
Орлов Александр
Орлов Александр
Советник ФПА РФ, член Совета АП Московской области

Не утихают споры и обсуждения вокруг краснодарского процесса по делу адвоката Михаила Беньяша. Читаю обсуждения этой темы, и, как у любого представителя нашей профессии, критический взгляд на обстоятельства в который раз не дает покоя. Почему по этому делу отдельные личности пытаются создать такой резонанс? В чем соль ситуации?

Ну, сообщил человек о митинге, сейчас уже и не отыщешь, за что или против чего на этот раз митинговали. Был задержан, доставлен.

Нападение на корпорацию? Не думаю. В равной степени это нападение на город, в котором проживает гражданин, или жителей его подъезда. Если у человека с митинга на пиджаке оказался значок пионера, можно ли его задержание считать нападением на коммунистическую партию?

Ответ очевиден – нападением ни на какую корпорацию в данной ситуации и не пахнет. Почему же тогда адвокатская палата принимает в этой ситуации посильное участие? Потому что мы всегда помогаем в подобном случае. Мы подписываем десятки обращений в правоохранительные органы в целях соблюдения профессиональных прав адвокатов, чтобы не был «забыт» статус спецсубъекта: чтобы на обыске были представители совета, чтобы о задержании сообщалось в палату. Да просто потому, что можем помочь.

Но громкие обращения в адрес корпорации с требованием призвать коллег к топору, объявить вселенскую голодовку вызывают оторопь. Уверен, подобный хайп может только трансформировать образ адвоката в образ Петрушки. Такой цели у адвокатской корпорации, на мой личный взгляд, быть не может.

Теперь о защите. Раз уж все мы адвокаты, каждый из нас сотню раз выстраивал тактику защиты. Мы можем просчитать необходимые действия на двадцать ходов вперед – оспаривать сначала в порядке ст. 124, потом по ст. 125 УПК РФ, кого и где искать, какие справки и откуда брать, и т.д. И если есть возможность придать процессу огласку, то большая часть наших коллег с радостью ее используют. И это логично. Без огласки процесс, скорее всего, пойдет в русле сложившейся правоприменительной практики, которая защитников, как правило, не балует. Но публичность процесса защиты – это палка о двух концах. Мы каждый раз надеемся, что силовики отступят, если общественность узрит, что подписи понятых неразборчивы, что номер дома смазан. Но бывает и наоборот – правоохранительные органы в условиях пристального внимания прессы начинают работать четко и слаженно: запрашиваются необходимые видеозаписи, отыскиваются свидетели, проводятся экспертизы. И дело, напротив, не разваливается, а бетонируется.

Вряд ли в обсуждаемом случае можно разглядеть нападение на корпорацию. Почему тогда заодно не отнести возбуждение уголовного дела к экологическому терроризму? Ведь адвокаты точно изведут на бумаги защиты несколько деревьев. А закрытие дела тогда следовало бы отнести к нападению на деревообрабатывающую промышленность, ведь, экономя бумагу на прекращении уголовных дел, у нее отнимают хлеб. На мой взгляд, это так не работает. 

Помощь корпорации, разумеется, нужна. Так же как поддержка родственников, друзей, неравнодушных людей. Я объединяюсь с жителями дома, чтобы озеленить свой двор. И с коллегами по работе, чтобы вместе сходить в больницу, сдать кровь для нуждающихся в переливании детей. И с товарищами по адвокатской корпорации, чтобы помочь коллегам, оказавшимся в беде. В разных обстоятельствах беды – в болезни, в разводе и т.п. В этом дух и единство корпорации.

Но причем тут какая-то война против системы? Всеобщая стачка? Поиск каких-то внутренних врагов? Просто помощь, просто коллега в беде.

Но мучает меня еще один вопрос. А был бы исход таким же, если бы в аналогичной гипотетической ситуации задержанный из-за митинга гражданин не стал бы причислять себя к адвокатской корпорации и ссылаться на месть силовиков ему за загубленные карьеры? Есть у меня не радующие меня самого мысли, что человек не просто попал в беду, но отчасти сам ее создал – наступил в лужу, в итоге вырыл на ее месте озеро, а теперь стал в нем тонуть. Странный сюжет. Зачем же так делать, если не умеешь плавать?! Остается надеяться, что это не случай нашего коллеги, и его злоключения вскорости разрешатся.

Но призывы к топору… Ну, господа, однозначно нет.

Рассказать:
Другие мнения
Никонов Максим
Никонов Максим
Адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира, к.ю.н.
«Казус Беньяша»: под защитой ст. 11 Конвенции
Защита прав адвокатов
Влияет ли нахождение в «радиусе действия» митинга на адвокатский статус и корпоративную защиту?
17 Октября 2018
Нетупский Павел
Нетупский Павел
Журналист, главный редактор Агентства правовой информации, член Совета Гильдии судебных репортеров
Дело Беньяша: от культурного раскола к культурной революции
Защита прав адвокатов
Сложившаяся ситуация разделила сообщество на два лагеря: «радикалов» и «скептиков»
17 Октября 2018
Жуков Андрей
Жуков Андрей
Президент АП Новосибирской области, член Совета ФПА

Адвокатуре нужны единство и стабильность
Правовые вопросы статуса адвоката
Поправки в Закон об адвокатуре предлагают отказаться от застывших форм, сдерживающих самонастройку
16 Октября 2018
Назаров Ерлан
Назаров Ерлан
Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Белгородской области, председатель МКА «Паритет»
Адвокатура под колпаком спецслужб?
Адвокатура, государство, общество
Существование спецподразделений «против» адвокатов – негативно как для адвокатов, так и для их доверителей
16 Октября 2018
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ставропольского края
О деле Михаила Беньяша
Защита прав адвокатов
Необходимо защитить коллегу, но революционные призывы политического характера из уст адвоката – «заплыв за буйки»
08 Октября 2018
Толчеев Михаил
Толчеев Михаил
Первый вице-президент АП Московской области
Слабые звенья
Адвокатура, государство, общество
Стоит ли при критике поправок в Закон об адвокатуре защищать недостатки действующего регулирования?
05 Октября 2018