×

С началом очередного учебного года актуализировались вопросы ответственности учебных заведений за вред, причиненный ребенку. По общему правилу, образовательное учреждение несет ответственность за действия учеников во время образовательного процесса, а также отвечает за вред, причиненный одним учеником другому (другим) (ч. 7 ст. 28 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», далее – Закон об образовании).

Юридически значимым обстоятельством по такого рода спорам является установление времени причинения вреда: случилось это во время образовательного процесса либо в момент нахождения ребенка под надзором школы или нет.

Рассмотрим, как решаются подобные споры в судебной практике.

Урок

Читайте также
Кто ответит за травмы школьника?
За причиненный ребенку вред к ответственности привлекут школу, а в некоторых случаях – провинившегося ученика или его родителей. На что вправе рассчитывать родители пострадавшего ребенка?
19 Августа 2019 Советы

Поскольку во время урока учащийся, бесспорно, находится под надзором школы, практика судов по таким делам единообразна.

Так, в одном из случаев в ходе конфликта, возникшего между учениками на уроке физкультуры, один из них ударил другого ногой в бок, отчего тот получил перелом ребра. Суд установил, что к инциденту привело отсутствие должного внимания со стороны преподавателя в классе, и пришел к обоснованному и верному выводу о взыскании компенсации морального вреда с образовательного учреждения (Определение Мосгорсуда от 10 августа 2011 г. по делу № 33-22466).

В другом деле на уроке истории в кабинете гимназии учащийся 7 класса ударил одноклассницу рукой по затылку, отчего она ударилась головой о парту и получила телесные повреждения в виде закрытой ЧМТ, сотрясения мозга и подвывиха шейного позвонка.

Суд указал, что согласно подп. «а» п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» за вред, причиненный несовершеннолетним, отвечают его родители в соответствии с п. 1 и 2 ст. 1073, п. 2 ст. 1074 ГК РФ, если ими было допущено безответственное отношение к воспитанию и недолжный надзор за ребенком (попустительство или поощрение озорства, хулиганских и иных противоправных действий, отсутствие к нему внимания и т.п.).

Частично удовлетворяя исковые требования, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для привлечения матери учащегося к гражданско-правовой ответственности, поскольку в материалах дела не было данных, свидетельствующих о том, что ею проявлено безответственное отношение к воспитанию сына и не обеспечен должный надзор за ним, а также не выявлено ненадлежащее выполнение родительских обязанностей, возложенных ст. 63 СК РФ.

С учетом указанных норм, а также принимая во внимание, что вред здоровью ученицы был причинен в момент ее нахождения на уроке при отсутствии должного внимания учителя, суд обоснованно возложил ответственность в виде возмещения морального вреда на гимназию, так как согласно ст. 41 Закона об образовании образовательное учреждение обязано создать условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 3 апреля 2015 г. по делу № 33-5336/2015).

Перемена

Правоприменительная практика в данном случае также единообразна, поскольку перемена входит в учебный процесс, в течение которого ребенок находится под надзором образовательного учреждения.

Так, на перемене учащуюся лицея ударил по голове одноклассник в ответ на то, что она толкнула его в спину. Родители девочки обратились в суд с иском о компенсации нанесенного их дочери морального вреда. Родители мальчика, в свою очередь, подали встречный иск о взыскании компенсации морального вреда, нанесенного их сыну.

Поскольку в силу ст. 56 ГПК РФ не было представлено доказательств того, что инцидент произошел в присутствии дежурного педагога, участники конфликта не уединялись в малопосещаемое помещение, а также отсутствия у педагога возможности предотвратить причинение вреда, своевременно вмешавшись в конфликт, суд пришел к выводу об отсутствии должного надзора за несовершеннолетними со стороны работников образовательного учреждения.

Кроме того, как указано в судебном акте, ответственность за вред помимо образовательного учреждения должен нести каждый из родителей участников конфликта. Суд пояснил, что вина родителей заключалась в недостатке надлежащего воспитания, а также в том, что они не воспитывали в детях гуманное и уважительное отношение к сверстникам, не научили разрешать споры способами, исключающими агрессивное поведение и причинение умышленного вреда (Апелляционное определение Воронежского областного суда от 6 декабря 2016 г. по делу № 33-8433/2016).

В другом деле суд первой инстанции, учитывая, что несовершеннолетний не достиг 14 лет, а конфликт произошел в гимназии, пришел к обоснованному выводу, что ответственность по возникшему спору должна быть возложена на гимназию, при этом родителей причинителя вреда суд освободил от ответственности, поскольку образовательное учреждение обязано возместить причиненный малолетним вред здоровью, если не будет доказано, что он был нанесен не по их вине при осуществлении надзора (Апелляционное определение Московского городского суда от 12 мая 2015 по делу № 33-14367/15).

Еще в одном примере инцидент произошел в коридоре школы на перемене – ученика толкнула одноклассница, вследствие чего он ударился о дверной косяк, получив телесные повреждения в виде рассечения губы и повреждения переднего зуба.

Суд установил, что вред здоровью ребенка был причинен вследствие отсутствия должного внимания со стороны преподавателей.

Доказательств безответственного отношения к воспитанию дочери и неосуществления должного надзора за ней родителями в материалах дела не имелось.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что вред был причинен в период нахождения ученика под надзором учебного заведения, суд пришел к обоснованному выводу, что ответственность должна нести школа (Определение Московского областного суда от 27 ноября 2013 г. по делу № 33-25594/2013).

Другой пример. Суд, проанализировав представленные доказательства, пришел к выводу, что матерью школьника допущено ненадлежащее исполнение родительских обязанностей: она не могла повлиять на поведение ребенка и привить ему правила поведения в общественных местах, не воспитывала в нем уважение к старшим и сверстникам, что привело к девиантному поведению школьника и сознательному причинению телесных повреждений однокласснице и преподавателям, в связи с чем ответственность за ненадлежащее воспитание должна быть возложена на мать ученика в виде компенсации причиненного им морального вреда.

Суд пришел к обоснованному выводу, что возражения матери школьника о взыскании компенсации морального вреда только со школы не могут быть приняты в полном объеме, так как ответчиком не было представлено доказательств, подтверждающих вину образовательного учреждения в причинении физических и нравственных страданий как ученикам, так и преподавателям.

В результате суд частично удовлетворил исковые требования и взыскал со школы за ненадлежащий контроль в пользу пострадавшей ученицы компенсацию морального вреда, поскольку нанесение телесных повреждений произошло в период ее нахождения под надзором школы, во время образовательного процесса. В то же время основную вину за причинение вреда суд возложил на мать мальчика, не обеспечившую надлежащее воспитание сына (Апелляционное определение Мосгорсуда от 28 августа 2015 г. по делу № 33-31054/2015).

Еще в одном деле апелляционная инстанция установила, что ученик, находясь в образовательном учреждении, на перемене получил ушиб грудного отдела позвоночника, что было квалифицировано как легкий вред здоровью.

Согласно протоколу заседания комиссии по рассмотрению несчастного случая учитель, дежурившая по этажу, отсутствовала на посту в момент получения школьником травмы. Таким образом, можно констатировать нарушение Инструкции дежурного учителя. Доказательств, освобождающих образовательное учреждение от наступления гражданско-правовой ответственности, в материалы дела в соответствии со ст. 56 ГПК РФ представлено не было (Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 10 октября 2014 г. по делу № 33-10550/14).

Группа продленного дня

В период нахождения в группе продленного дня во время прогулки учащийся упал с игрового комплекса, расположенного на территории школы, получив травму в виде компрессионного перелома позвонка и закрытую ЧМТ. Согласно акту причинами несчастного случая стали ослабление контроля за деятельностью обучающихся во время прогулки со стороны воспитателя, нарушение ею должностных инструкций по охране труда и др.

Возлагая на школу обязанность по возмещению истцам материального вреда в виде расходов на оплату услуг бассейна, медицинского корсета и судебных издержек, суд первой инстанции исходил из того, что вред здоровью ребенка был причинен по вине образовательного учреждения, не обеспечившего должный надзор за учеником в момент причинения вреда и безопасные условия для нахождения ребенка в школе, что стало причиной его падения и травмирования.

Апелляционная инстанция сочла выводы суда правильными, соответствующими материалам дела и закону (Апелляционное определение Мосгорсуда от 14 августа 2015 г. по делу № 33-25002/2015).

Школьный двор

Между тем образовательные и иные организации, где временно находится ребенок, в силу п. 3 ст. 1073 ГК РФ отвечают за неосуществление должного надзора за ним в момент причинения им вреда. Такой надзор должен осуществляться в течение всего периода нахождения учеников в образовательном учреждении, в том числе на закрепленной за последним территории.

Как отмечено в Определении Верховного Суда РФ от 27 мая 2019 г. № 77-КГ19-10, во время борьбы возле здания школы один ученик упал на другого, в результате чего последний получил травму, перенес тяжелую операцию и длительное восстановительное лечение. Кроме того, мальчику понадобилась помощь психолога. Мать мальчика обратилась в суд с иском о взыскании компенсации морального вреда с родителей ученика, причинившего вред ее сыну.

ВС РФ указал, что судебные инстанции в своих решениях не учли, что инцидент между школьниками произошел на территории школы непосредственно после окончания учебных занятий – то есть в период, когда дети должны находиться под надзором образовательного учреждения. Соответственно, к спорным отношениям согласно п. 3 ст. 1073 ГК РФ в качестве соответчика должна быть привлечена школа.

Если ученик во время учебного процесса находится вне школы

Законодательно установлена презумпция виновности образовательного учреждения, обязанного осуществлять надзор за малолетним, причинившим вред во время нахождения под надзором данного учреждения. Таким образом, если его воспитанники нанесли вред в то время, когда они находились под временным надзором образовательного учреждения, убытки подлежат взысканию именно с учреждения.

Так, во время санитарной остановки автобуса, на котором воспитанники спортивной школы в сопровождении тренера и родителей возвращались с соревнований, один из учащихся разбил боковое стекло автобуса, бросив в него камень.

Допрошенные в судебном заседании свидетели указали, что причинителю вреда исполнилось 11 лет, а также что, хотя поездка была организована по инициативе родителей, она была направлена на повышение профессиональных спортивных навыков воспитанников с участием тренера. Суд пришел к выводу, что ущерб нанесен воспитанником во время его нахождения под временным надзором образовательной организации. Решение «устояло» в апелляции (Апелляционное определение Челябинского областного суда от 16 мая 2014 г. по делу № 11-4718/2014).

В другом примере инцидент произошел на стадионе лицея во время проведения спортивного мероприятия. На одну из учениц, бежавшую кросс, ученик на велосипеде совершил наезд, в результате чего девочке были причинены телесные повреждения. В связи с необходимостью лечения она была освобождена от учебных занятий, из-за сильных болей в результате травмы испытывала нравственные и физические страдания. Ответчики (родители совершившего наезд ученика) отказались возместить причиненный ущерб. Впоследствии болевые ощущения у пострадавшей усилились, после обследования ей был поставлен диагноз, который, по мнению матери девочки, состоит в причинной связи с полученной травмой.

Суд указал, что законодателем установлена презумпция виновности образовательного учреждения, обязанного осуществлять надзор за малолетним, причинившим вред во время нахождения под надзором данного учреждения.

Как следовало из материалов дела, указанные требования закона и локального нормативного акта образовательным учреждением в полной мере выполнены не были, поскольку лицей не организовал безопасность участия в спортивном мероприятии велосипедистов, а учитель физкультуры не предприняла мер по отстранению ученика от участия в кроссе на велосипеде вместе с бегущими по беговой дорожке.

Доказательств, освобождающих образовательное учреждение от гражданско-правовой ответственности, в соответствии со ст. 56 ГПК РФ представлено не было. Обстоятельства, свидетельствующие о том, что родителями совершившего наезд мальчика допущено безответственное отношение к воспитанию сына и недолжный надзор за ним, также не были установлены судами.

Суд первой инстанции возложил обязанность по возмещению причиненного вреда на родителей совершившего наезд ученика. Апелляционная инстанция сочла данный вывод неверным и освободила родителей мальчика от гражданско-правовой ответственности, обязав лицей возместить убытки и компенсировать моральный вред (Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 5 июня 2015 г. по делу № 33-3240/2015).

После уроков…

Если по окончании уроков в раздевалке школы ребенок упал и получил травму, школа должна нести ответственность, даже если не брала на себя обязательств по контролю за поведением учеников после окончания занятий.

Так, в одном из дел ученик после урока в коридоре школы схватил ученицу за ногу, в результате чего она упала, получив травму левой руки.

Суд указал, что, поскольку малолетний причинил вред в то время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, именно школа отвечает за причиненный вред, если не докажет, что при осуществлении надзора вред возник не по ее вине.

Согласно материалам дела и пояснениям представителя школы оснований, с которыми закон связывает возможность привлечения к материальной ответственности родителей малолетнего причинителя вреда (безответственное отношение к воспитанию ребенка и неосуществление должного надзора за ним), судом установлено не было (Апелляционное определение Мособлсуда от 2 июня 2014 г. по делу № 33-11917/2014).

В другом деле ученик, находясь в школе, упал с площадки второго этажа на площадку первого, что подтверждалось актом о несчастном случае. В результате ребенку были причинены телесные повреждения, квалифицирующиеся как тяжкий вред здоровью. Разрешая спор, суд обоснованно исходил из того, что ответственность в данном случае обязано нести образовательное учреждение, поскольку причинение вреда здоровью ребенка произошло во время образовательного процесса, в период его обучения в школе (Определение Мособлсуда от 5 июля 2011 г. по делу № 33-10216).

Как усматривается из материалов еще одного дела, в результате конфликта, случившегося в школьной раздевалке, одна из учениц сломала руку другому ученику.

Суд установил, что в момент причинения телесных повреждений педагог отсутствовал, что подтверждалось пояснениями ответчика и также следовало из объяснительной записки заместителя директора школы. Кроме того, суд указал, что телесные повреждения ребенку были причинены в период его нахождения под надзором образовательного учреждения, во время образовательного процесса.

Довод об отсутствии причинной связи между полученными ребенком повреждениями и конфликтом в образовательном учреждении судебная коллегия нашла несостоятельным, поскольку он опровергался заключением проведенной в период рассмотрения дела судебно-медицинской экспертизы, которое не противоречило имеющимся в материалах дела доказательствам.

Исходя из требований ст. 151, 1101 ГК РФ, а также принимая во внимание фактические обстоятельства дела, при которых произошло нанесение телесных повреждений несовершеннолетнему, их тяжесть, характер и последствия, а также характер причиненных нравственных страданий, суд пришел к выводу о взыскании со школы компенсации морального вреда (Апелляционное определение Мособлсуда от 22 января 2014 г. по делу № 33-584/2013).

Важно учитывать, что факт нахождения ребенка в школе не всегда является достаточным для возложения на нее ответственности. Если между законным представителем ребенка, которому был причинен вред, и школой не был заключен договор на оказание образовательных услуг, последняя может быть освобождена от ответственности в судебном порядке.

Так, в сентябре 2014 г. мать привела дочь в школу олимпийского резерва на занятие по художественной гимнастике в детской группе первого года обучения. Поднимаясь по лестнице на второй этаж в зал хореографии, девочка споткнулась, упала и ударилась головой о ступеньку, получила травму.

Судом первой инстанции было установлено, что письменный договор между матерью девочки и спортшколой не заключался. Письменного заявления о зачислении дочери в список обучаемых истица не подавала. Таким образом, между сторонами отсутствовали юридически оформленные договорные отношения об оказании образовательных услуг. Суд также пришел к выводу, что лестница между этажами является помещением общего пользования.

Суд апелляционной инстанции, в свою очередь, отметил, что доводы апелляционной жалобы о необоснованности указанного вывода суда безосновательны, поскольку лестница, обслуживающая исключительно одно помещение, не является предметом аренды и не передавалась в исключительное ведение спортшколы, в связи с чем последняя не несет ответственности за техническое состояние лестницы.

Судебная коллегия также не согласилась с доводами апеллянта о том, что факт передачи ребенка под надзор образовательной организации доказан и у суда не было оснований для отказа в удовлетворении иска, поскольку факт нахождения ребенка на лестнице не свидетельствует о его передаче под надзор образовательного учреждения. Следовательно, спортшкола не несет ответственности за причинение вреда здоровью несовершеннолетней (Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 26 ноября 2015 г. по делу № 33-10126/2015).

Сопровождение учеников до дома

Учебному заведению придется отвечать за причинение вреда ученику в школьном автобусе, если она организует перевозку и сопровождает учеников до дома после уроков.

Так, в пути следования школьного автобуса ученик заснул на пассажирском месте. По прибытии к конечной остановке учитель, назначенный приказом директора ответственным лицом за жизнь и здоровье детей при сопровождении в школу и обратно, не убедился, что все ученики вышли, и покинул автобус. Водитель после высадки учеников и учителя проследовал на территорию автобусного парка, где в нарушение должностной инструкции также не произвел визуального осмотра салона и запустил автобус в парк, а затем в стояночный бокс, где закрыл и оставил на ночь. Когда ребенок проснулся и понял, что находится в школьном автобусе, а автобус – в гараже, безуспешно попытался самостоятельно открыть двери автобуса, звал на помощь. В итоге мальчику удалось открыть водительскую дверь и выбраться из стояночного бокса через окно и трубу, проходящую вдоль стены, в результате чего он получил травмы и был доставлен в больницу.

Судом первой инстанции было установлено, что вина водителя заключается в нарушении п. 3.8 и 3.9 Инструкции № 2-02 по безопасности дорожного движения при перевозке детей на автобусах, а вина сопровождающей – в нарушении п. 4.3 Инструкции по охране труда при перевозке учащихся автомобильным транспортом (Апелляционное определение Суда ХМАО-Югры от 15 октября 2013 г. по делу № 33-4466/2013).

Таким образом, школа несет ответственность в случаях, когда учителя халатно относятся к исполнению возложенных на них должностных обязанностей, не проявляют должного внимания и не осуществляют необходимого контроля за поведением учеников с целью предотвращения причинения ими травм друг другу, своевременно вмешиваясь в возникающие между ними конфликты.

Во всех указанных примерах школа должна быть привлечена к ответственности, поэтому родители, если школа отказывается удовлетворить их требования добровольно, смело могут требовать проведения внутреннего расследования, установления виновных лиц и компенсации понесенного ими материального ущерба на лечение и реабилитацию детей и причиненного им морального вреда в судебном порядке.

Рассказать:
Другие мнения
Денисов Вячеслав
Денисов Вячеслав
Адвокат, руководитель пресс-службы АП Новосибирской области
Верность адвокатским традициям
Уголовное право и процесс
Как совместные усилия защитников помогли добиться справедливого результата судебного разбирательства
14 Ноября 2019
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Старший юрист АБ «Халимон и Партнеры»
Бизнес как заложник законодательных лакун
Конституционное право
Ряд спорных вопросов демонстрирует противоречивость, неясность и неопределенность ч. 1 ст. 171 УК РФ
13 Ноября 2019
Парамонов Дмитрий
Парамонов Дмитрий
Адвокат, руководитель практики международного налогообложения МКА «ФБК Право»
Добровольное декларирование активов: утрачено ли доверие налогоплательщиков?
Уголовное право и процесс
Закон вряд ли предполагал превращение архива ФНС в «читальный зал»
12 Ноября 2019
Денисов Вячеслав
Денисов Вячеслав
Адвокат, руководитель пресс-службы АП Новосибирской области
Искусство убеждать обычных граждан
Уголовное право и процесс
О победе новосибирского адвоката в суде с участием присяжных заседателей
08 Ноября 2019
Меркулов Никита
Руководитель научно-исследовательской группы по внедрению информационных технологий в уголовное судопроизводство при НОЦ «Уголовно-правовая экспертиза»
Доказать прямой умысел
Уголовное право и процесс
О конструкции состава преступления, предусмотренного ст. 242.1 УК РФ
28 Октября 2019
Нестеренко Дмитрий
Нестеренко Дмитрий
Адвокат АП Волгоградской области, Волгоградская областная коллегия адвокатов
Признание вины – не приговор
Уголовное право и процесс
Верховный Суд РФ удовлетворил кассационную жалобу адвоката АП Волгоградской области
28 Октября 2019