×

Права и правовой интерес субординированных кредиторов в банкротстве

Почему они предпочитают не занимать активную позицию в рамках банкротных дел

В последние годы механизм субординации контролирующих должника лиц стал применяться значительно чаще во многом благодаря Обзору судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утвержденному Президиумом Верховного Суда РФ 29 января 2020 г. (далее – Обзор 2020 г.).

Читайте также
ВС обобщил практику по субординации требований кредиторов
Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц содержит 14 правовых позиций
05 февраля 2020 Обзоры и аналитика

Однако в практике по-прежнему возникают вопросы, связанные с правами субординированных кредиторов в рамках дела о банкротстве или, как их называют в судебных актах, «кредиторов, чьи требования подлежат удовлетворению в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты».

Институт субординации направлен, в первую очередь, на распределение рисков между независимыми кредиторами и лицами, которые фактически довели подконтрольное лицо до банкротства. На практике же субординация означает, что субординированный кредитор фактически лишается шанса на погашение его требований. С учетом статистики1 погашения требований кредиторов даже независимые кредиторы, чьи требования включены в реестр (исключая залоговых кредиторов), получают минимальный процент погашения требований. Однако, как указано в п. 14 Обзора, несмотря на более низкую вероятность получить реальное исполнение в процедуре банкротства, у субординированного лица сохранется материальное требование к должнику, не являющееся корпоративным. В таком случае очень часто субординированные кредиторы решают вовсе не участвовать в рассмотрении дела о банкротстве.

Читайте также
Количество дел о банкротстве россиян выросло на 62% за год
В опубликованном Федресурсом статистическом бюллетене также отмечено, что удовлетворено было только 46% заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности
25 февраля 2022 Новости

Субординация кредиторов позволяет соблюсти принцип их равенства. Под равенством в данном случае следует понимать равенство как в процессуальном, так и материальном праве. Процессуальное равенство непременно должно предполагать право на справедливое судебное разбирательство, процессуальное равенство сторон. В материальном праве равенство проявляется в пропорциональном удовлетворении требований кредиторов в соответствии с установленной судом очередностью.

Проанализируем наличие (отсутствие) некоторых основных прав субординированных кредиторов.

Первое: отсутствие права на предложение кандидатуры арбитражного управляющего в первой процедуре банкротства должника.

Обязанностью КДЛ, имеющего корпоративное участие, является инициирование процедуры несостоятельности в отношении подконтрольного должника при возникновении имущественного кризиса на стороне последнего (п. 1 и 3.1 ст. 9 Закона о банкротстве от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ). Более того, поскольку право обратиться с заявлением о собственном банкротстве принадлежит не только должнику (п. 1 ст. 7 Закона о банкротстве), но и кредиторам, то нет оснований полагать, что соответствующими полномочиями не обладают контролирующие должника либо аффилированные с ним лица, требования которых возникли на основании гражданско-правовых сделок.

Однако учитывая требования п. 5 ст. 37 Закона о банкротстве и п. 27.1 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом ВС 20 декабря 2016 г., кандидатура, предложенная аффилированным лицом, не может быть утверждена в деле о банкротстве. В таком случае кандидатура арбитражного управляющего определяется судом на основании случайной выборки саморегулируемой организации (СРО). Отметим, что порядок назначения СРО путем случайной выборки не определен и применятся судами по своему усмотрению.

Таким образом, кредитор, очередность удовлетворения требования которого понижена, не участвует в выборе кандидатуры арбитражного управляющего либо СРО арбитражных управляющих (п. 12 Обзора 2020 г.). Учитывая, что субординированные кредиторы не имеют права голосовать на собрании кредиторов, то и в последующих процедурах они не могут повлиять на выбор кандидатуры арбитражного управляющего.

Отметим, что иногда арбитражные суды упускают вопрос об аффилированности должника и кредитора (и подконтрольности должника кредитору), обратившегося с заявлением о банкротстве, и утверждают предложенную таким кредитором кандидатуру. Однако суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в наличии у которого должной компетентности, добросовестности или независимости у суда имеются существенные и обоснованные сомнения (абз. 1 и 5 п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).

Арбитражный управляющий может быть отстранен судом от исполнения своих обязанностей в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица арбитражным управляющим, а также если такие обстоятельства возникли после утверждения лица арбитражным управляющим (абз. 4 п. 1 ст. 145 Закона о банкротстве).

Отстранение конкурсного управляющего может осуществляться судом по собственной инициативе – вне зависимости от наличия ходатайства об отстранении. В приведенных разъяснениях указано на активную роль суда в вопросе об отстранении арбитражного управляющего, личность которого не соответствует требованиям, предъявляемым законом (п. 5 Информационного письма Президиума ВАС от 22 мая 2012 г. № 150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих»).

В таком случае независимые кредиторы могут реализовать право и обратиться с отдельным заявлением об отстранении такого арбитражного управляющего, когда им станет известно о наличии соответствующих оснований.

Второе: право участвовать в собрании кредиторов, голосовать и оспаривать принятые собранием решения.

В п. 14 Обзора 2020 г. также указано, что субординированный кредитор вправе участвовать в судебных заседаниях по делу о банкротстве, обжаловать принятые по данному делу судебные акты, заявлять возражения против требований кредиторов, подавать жалобы на действия арбитражного управляющего, участвовать в собраниях кредиторов без права голоса и т.д.

Если решение собрания кредиторов нарушает права и законные интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве и (или) в арбитражном процессе по делу о банкротстве, а также третьих лиц либо принято с нарушением установленных законом пределов компетенции собрания кредиторов, такое решение может быть признано недействительным арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве, лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, или таких третьих лиц.

Учитывая положения данной нормы – в частности, указание на то, что любое лицо имеет право на подачу заявления о признании решений собрания кредиторов недействительными, – суды рассмотрят заявления любого лица о недействительности решения, если оно нарушает их права. Существенным будет лишь то, как субординированный кредитор обоснует нарушение его права.

Анализ судебной практики позволяет утверждать, что в основном субординированные кредиторы оспаривают решения собрания кредиторов, не согласившись с тем, что им не было предоставлено право на участие и голосование, как, например, установлено в постановлениях Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 мая 2021 г. № 09АП-22889/2021 по делу № А40-298441/2018 и от 8 октября 2021 г. № 09АП-62577/2021 по делу № А40-129678/2020. Отметим, что судебный акт, вынесенный по результатам рассмотрения заявления о признании собрания кредиторов недействительным, не подлежит обжалованию в кассационном порядке в суд округа.

Третье: право участвовать в обособленных спорах.

С процессуальной точки зрения субординированный кредитор имеет все права, предоставляемые участнику банкротного дела (ст. 34 Закона о банкротстве). В частности, он вправе участвовать в судебных заседаниях по делу о банкротстве, обжаловать принятые по этому делу судебные акты, заявлять возражения против требований кредиторов, подавать жалобы на действия арбитражного управляющего, участвовать в собраниях кредиторов без права голоса и т.д. (п. 14 Обзора 2020 г.).

Однако реализовывать свои права субординированному кредитору разрешено не во всех обособленных спорах, о чем будет указано ниже.

Четвертое: право подачи заявлений о разрешении разногласий с арбитражным управляющим и другими кредиторами, а также жалоб на действия (бездействие) арбитражного управляющего.

Пунктом 1 ст. 60 Закона о банкротстве предусмотрено право конкурсных кредиторов и уполномоченных органов обжаловать действия (бездействие) конкурсного управляющего, нарушающие права и законные интересы таких кредиторов и уполномоченных органов.

По смыслу указанной нормы основанием для удовлетворения жалобы кредиторов о нарушении их прав и законных интересов действиями (бездействием) арбитражного управляющего является установление арбитражным судом фактов несоответствия этих действий (бездействия) законодательству и нарушения тем самым прав и законных интересов кредиторов должника.

Согласно п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве при проведении банкротных процедур арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

Так, например, право на обжалование действий (бездействия) арбитражного управляющего было реализовано субординированным кредитором в постановлении АС Дальневосточного округа от 7 декабря 2021 г. № Ф03-6325/2021 по делу № А73-9889/2019.

Читайте также
Возможности КДЛ в производстве по банкротным делам расширены
ВС о реализации права апелляционного обжалования требований кредиторов
09 сентября 2022 Мнения

В рамках одного из дел Верховный Суд разрешил подачу жалобы на действия (бездействие) арбитражного управляющего привлекаемыми к субсидиарной ответственности лицами (даже не субординированному кредитору) (Определение Экономколлегии ВС от 30 сентября 2021 г. № 307-ЭС21-9176 по делу № А56-17680/2017).

При этом Суд отметил, что КДЛ, выбрав активную защиту своих прав в связи с возникновением обособленного спора по заявлению о привлечении его к субсидиарной ответственности, не может быть лишен возможности обжаловать в судебном порядке действия конкурсного управляющего должником со ссылкой на отсутствие статуса основного участника дела о банкротстве в соответствии с положениями ст. 34 Закона о банкротстве.

Пятое: право на оспаривание сделок.

Как отмечалось в п. 14 Обзора 2020 г., с процессуальной точки зрения такой кредитор имеет все права, предоставляемые лицу, участвующему в деле о банкротстве.

Анализируя вопрос наличия у любого конкурсного кредитора права на подачу заявлений о признании сделки недействительной по специальным банкротным основаниям, отметим, что учитываются процентные пороги, установленные в отношении размера требований кредиторов, которых закон наделил таким правом (требования кредитора должны превышать 10% от общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр).

Однако в постановлении АС Северо-Кавказского округа от 14 июля 2021 г. № Ф08-7286/2021 по делу № А53-40135/2019 (оставленным без изменения определениями ВС от 26 ноября 2021 г. № 308-ЭС21-10386(2) и от 15 октября 2021 г. № 308-ЭС21-10386(2)) суд вернул субординированому кредитору заявление о признании сделки должника недействительной, указав на отсутствие зависимости между процентным соотношением требований кредитора и права на подачу таких заявлений, пояснив, что у такого кредитора в целом нет права на их оспаривание.

Как указано в постановлении, ст. 61.9 Закона о банкротстве, предусматривающая закрытый перечень лиц, обладающих правом на оспаривание сделки должника, является специальной нормой по отношению к общим нормам закона и не подлежит расширительному толкованию. Определение субординированного требования КДЛ заключается в разрешении вопроса о правовой природе требования аффилированного кредитора к должнику и наличия (отсутствия) у него корпоративной природы. Требование, возникшее из корпоративных оснований, не наделяет кредитора статусом конкурсного (ст. 2 Закона о банкротстве).

Данный вывод суда представляется спорным, поскольку корпоративные требования не подлежат включению в реестр, а субординацию Верховный Суд связывает, в первую очередь, с необходимостью сохранения материального гражданско-правового требования, не являющегося корпоративным (см. п. 14 Обзора 2020 г.2).

АС Северо-Кавказского округа, в частности, указал, что из буквального толкования ст. 61.9 Закона о банкротстве следует, что правом на обращение в арбитражный суд с заявлением об оспаривании сделок должника обладают только конкурсные кредиторы, в число которых не входят субординированные.

Читайте также
О позициях по экономическим спорам из Обзора практики Верховного Суда № 1 за 2019 г.
Судебная коллегия по экономическим спорам ВС уделила максимальное внимание делам, связанным с применением законодательства о банкротстве, а также спорам, вытекающим из обязательственных правоотношений
15 мая 2019 Обзоры и аналитика

Примечательно, что у «зареестровых» кредиторов, в отличие от субординированных, все же есть право на подачу заявлений о признании сделки недействительной. Согласно п. 15 Обзора судебной практики № 1 за 2019 г. (утвержден Президиумом ВС от 24 апреля 2019 г.) задолженность перед зареестровым кредитором учитывается при определении наличия права на самостоятельное оспаривание сделок по специальным основаниям (п. 2 ст. 61.9 Закона о банкротстве), а также при исчислении размера субсидиарной ответственности (п. 11 ст. 61.11 Закона о банкротстве).

Шестое: право на подачу заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности.

В рамках дела о банкротстве конкурсные кредиторы, уполномоченный орган, а также работники должника (представитель работников) вправе обратиться с заявлением о привлечении должника к ответственности, после включения соответствующих требований в реестр требований кредиторов и за реестр (п. 27 Постановления Пленума ВС от 21 декабря 2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).

Оценивая наличие у субординированного кредитора права на подачу заявления о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности, АС Северо-Западного округа в постановлении от 16 августа 2021 г. № Ф07-9562/2021 по делу № А21-6470/2019 (подтверждено Определением ВС от 13 декабря 2021 г. № 307-ЭС21-23346) указал следующее. Согласно п. 11 ст. 61.11 Закона о банкротстве при обращении с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности защите подлежат только требования кредиторов, включенные в реестр, требования «опоздавших» кредиторов, а также требования кредиторов по текущим платежам.

По общему правилу при разрешении требования о привлечении к субсидиарной ответственности интересы кредиторов противопоставляются лицам, управлявшим должником, контролировавшим его финансово-хозяйственную деятельность. Требование о привлечении к субсидиарной ответственности в материально-правовом смысле принадлежит независимым кредиторам и является исключительно их средством защиты.

Таким образом, немногочисленная судебная практика позволяет заключить, что субординированные кредиторы предпочитают не занимать активную позицию в рамках дела о банкротстве – очевидно, осознавая отсутствие экономической целесообразности таких действий и предпочитая не нести судебные расходы, несмотря на наличие процессуального права участвовать в обособленных спорах. Более того, основные, на наш взгляд, механизмы – такие, например, как оспаривание сделок и привлечение к субсидиарной ответственности, – субординированным кредиторам недоступны.


1 См. Статистический бюллетень Федресурса по банкротству от 31 декабря 2021 г.

2 Несмотря на более низкую вероятность получить реальное исполнение в процедуре банкротства, у субординированного лица сохраняется материальное требование к должнику, не являющееся корпоративным.

Рассказать:
Другие мнения
Смирнова Виолетта
Смирнова Виолетта
Адвокат АП г. Москвы, МГКА «Сокальский, Филиппов и партнеры»
Правовая природа объяснений, полученных на стадии проверки сообщения о преступлении
Уголовное право и процесс
Использование их в качестве доказательств по уголовному делу
05 декабря 2022
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Кто возместит госпошлину истцу при его отказе от иска?
Конституционное право
КС вновь обратил внимание на значение механизма взыскания и возмещения судебных расходов
05 декабря 2022
Гладышева Елена
Гладышева Елена
Управляющий партнер АБ «РИ-Консалтинг», адвокат АП г. Москвы
Факт выполнения строительных работ: сложности доказывания
Арбитражный процесс
Нередко суды не учитывают устоявшиеся правоприменительные позиции
02 декабря 2022
Рязанцева Вероника
Рязанцева Вероника
Адвокат АП Ярославской области, Адвокатская контора Ленинского района ЯОКА
Ознакомление с протоколом – не право, а обязанность защитника
Уголовное право и процесс
Апелляция напомнила, что суд не вправе устанавливать пределы полномочий адвоката
02 декабря 2022
Митин Сергей
Митин Сергей
Адвокат АП Красноярского края, Красноярская краевая коллегия адвокатов, к.ю.н.
Защита прав регионального оператора по обращению с ТКО
Арбитражный процесс
Суды поддержали доводы истца о том, что он незаконно лишен указанного статуса
01 декабря 2022
Кузнецов Иван
Кузнецов Иван
Юрист, зам. генерального директора по правовым вопросам Тендерного агентства «Концепт»
Нарушение Закона о контрактной системе или нет?
Арбитражный процесс
Тренды административной и судебной практики в сфере госзакупок медицинского оборудования
30 ноября 2022
Яндекс.Метрика