×

«Состязание» требований…

На что важно обратить внимание при обжаловании судебного акта, подтверждающего требования кредитора-конкурента

Продолжаем рассматривать способы защиты конкурсных кредиторов от необоснованных требований других кредиторов.

Влияние «банкротного» статуса конкурсного кредитора на «небанкротный» процесс

Читайте также
Как конкурсному кредитору защититься от необоснованных требований
Судебная практика показывает, что спектр возможностей достаточно широк
26 Мая 2021 Мнения

Основным препятствием для кредитора при обжаловании судебного акта, подтверждающего требования конкурирующего кредитора, является обоснование его истинной заинтересованности суду, вынесшему соответствующий акт.

Зачастую суды указывают, что «сам по себе факт вынесения судом решения о взыскании с должника денежных средств в пользу одного из кредиторов не нарушает права и законные интересы других кредиторов, поскольку не свидетельствует о том, что иные кредиторы лишаются того, на что они справедливо рассчитывали» (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 июня 2020 г. № 305-ЭС19-26610 по делу № А41-62171/2014), либо «наличие у лица какой-либо заинтересованности в исходе дела само по себе не предоставляет этому лицу право оспаривать судебный акт» (постановление АС Волго-Вятского округа от 8 февраля 2021 г. № Ф01-16038/2020 по делу № А29-12218/2016).

Однако при исследовании вопроса о том, нарушает ли обжалуемый акт права и обязанности конкурсного кредитора, суды должны исходить не только из общих принципов права (например, добросовестности и запрета злоупотребления правом), но и из специальных принципов законодательства о банкротстве (например, запрета получения незаконных и необоснованных преимуществ кем-либо из кредиторов).

Чтобы обратить внимание «небанкротного» суда на неблагоприятные последствия, вызываемые обжалуемым судебным актом по делу о банкротстве, конкурсный кредитор может опираться на предпосылки, лежащие в основе п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее – Постановление Пленума ВАС № 35).

Так, очевидно, что судебный акт о взыскании задолженности, с одной стороны, позволяет кредитору в упрощенном (с точки зрения процесса доказывания) порядке добиться включения его требований в реестр, а если истец выступает заявителем по делу о банкротстве, – еще и предоставляет право предложить кандидатуру арбитражного управляющего. С другой стороны – этот судебный акт объективно противопоставляется имущественным правам и интересам кредиторов, не участвовавших в рассмотрении дела, так как включение новых (дополнительных) требований уменьшает долю удовлетворения их требований. Более того, нарушение прав заявителя-кредитора может быть особенно значимо, когда против него или его имущества принимаются обеспечительные меры по заявлению конкурирующего кредитора.

Данные доводы чаще всего встречаются в судебной практике в рамках применения п. 24 Постановления Пленума ВАС № 351. Более того, конкурсному кредитору нужно учитывать, что вопрос о том, затронуты ли оспариваемым решением права и обязанности лица, подлежит рассмотрению в судебном заседании и не может быть разрешен на стадии приема заявления к производству.

Этот подход подтвердил Второй кассационный суд общей юрисдикции в определении от 18 мая 2020 г. по делу № 88-11226/2020, что особенно важно для защиты прав кредитора, так как до сих пор наблюдается тенденция отказов судов в принятии заявления кредитора об отмене решения третейского суда по формальным основаниям. В обоснование своей позиции суды цитируют ч. 1 ст. 418 ГПК РФ (ст. 230 АПК РФ), согласно которой к иным лицам, которые могут оспорить решение третейского суда, относятся лица, в отношении прав и обязанностей которых оно вынесено. Следовательно, изучив приложенную к заявлению копию третейского решения и не обнаружив в резолютивной части ссылку на права и обязанности кредитора, суды необоснованно отказывали в принятии иска на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК (п. 1 ч. 1 ст. 127.1 АПК).

В то же время, во-первых, лицо, не участвующее в деле, может не располагать третейским решением. В таком случае оно вправе приложить к заявлению об отмене такого решения любые документы, подтверждающие его вынесение (ч. 5 ст. 419 ГПК, ч. 5 ст. 231 АПК). При этом право суда, рассматривающего заявление, истребовать из арбитражного учреждения материалы третейского дела, в том числе копию третейского решения, прямо предусмотрено ч. 2 ст. 420 ГПК и ч. 2 ст. 232 АПК.

Во-вторых, ст. 134 ГПК (п. 1 ч. 1 ст. 127.1 АПК) содержит закрытый перечень оснований для отказа в принятии искового заявления, что отражает процессуальную гарантию права на обращение за судебной защитой. Указанные нормы не предусматривают в качестве оснований для отказа в принятии заявления к производству то, что из резолютивной части решения третейского суда следует, что оно вынесено исключительно в отношении прав и обязанностей сторон третейского разбирательства.

Наконец, из содержания ст. 3 ГПК и ст. 4 АПК следует, что предпосылкой права на обращение в суд является юридическая заинтересованность лица, обращающегося с исковым заявлением. Такой юридический интерес предполагается существующим независимо от мнения на этот счет суда или других лиц. В таком случае важно, что истец считает себя обладателем нарушенного или оспариваемого права. Право окончательного вывода о наличии либо отсутствии у истца юридического интереса остается за судом.

Таким образом, в нормах гражданского процессуального законодательства, конкретизирующих положения ст. 46 Конституции, находит отражение общее правило, согласно которому любому лицу судебная защита гарантируется, исходя из предположения, что права и свободы, о защите которых просит истец, принадлежат ему и были нарушены (либо существует реальная угроза их нарушения).

Определение судьей наличия либо отсутствия содержания прав и обязанностей заявителя, которые затрагиваются решением, подтверждающим требования конкурирующего кредитора, недопустимо без проведения судебного заседания с участием заинтересованных лиц. Установить наличие или отсутствие права на защиту интересов в судебном порядке конкретным способом можно только в результате рассмотрения дела по существу, после выслушивания доводов заявителя в судебном заседании и проверки материалов дела2.

Правовое положение кредитора в отсутствие решения о банкротстве должника

Несмотря на противоречия в судебной практике в отношении момента, с которого кредитор приобретает право обжаловать судебный акт, подтверждающий требования конкурирующего кредитора, сегодня Верховный Суд занимает однозначную позицию, связывая этот момент исключительно с моментом принятия требований к рассмотрению арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве3.

Вопрос, вызывающий сложности и потому требующий отдельного рассмотрения, – ситуация, когда решение о признании лица банкротом отсутствует.

Такое возможно в следующих случаях.

Во-первых, когда «банкротный» суд удовлетворяет заявление об отмене решения о признании лица несостоятельным и введении процедуры банкротства и направляет его на пересмотр по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. В этом случае до отмены (оставления в силе) определения о признании лица несостоятельным и введении процедуры банкротства статус всех кредиторов оказывается неопределенным.

С одной стороны, требования такого кредитора могут быть приняты к производству и даже рассмотрены, что в силу п. 24 Постановления Пленума ВАС № 35 имеет определяющее значение для установления статуса кредитора и признания всех прав, в том числе на обжалование судебных актов конкурирующих кредиторов. С другой – конкурирующий кредитор, возражая против обжалования судебного акта, может ссылаться на то, что, до тех пор пока решение о признании банкротом не будет оставлено в силе после повторного рассмотрения, у заявителя отсутствует законный интерес в отмене судебного акта. Дело в том, что фактически требования конкурирующего кредитора, подлежащие повторной оценке, не могут считаться включенными в реестр (при этом, поскольку не введена ни одна процедура банкротства, отсутствует и сам реестр) – соответственно, права заявителя на потенциальное погашение требований в полном объеме не могут считаться нарушенными.

Тем не менее заинтересованный кредитор может возражать против таких доводов, ссылаясь на то, что только определение арбитражного суда о прекращении производства по делу о банкротстве может являться процессуальным препятствием для реализации прав кредиторов, предоставленных в том числе п. 24 Постановления Пленума ВАС № 35. До момента вынесения данного определения лица, участвующие в деле о банкротстве, сохраняют процессуальный статус. Суд общей юрисдикции при рассмотрении заявления кредитора не может вмешиваться в банкротный процесс в арбитражном суде и не уполномочен «менять» статус кредитора в деле о банкротстве.

Во-вторых, несколько лиц обращаются с заявлениями о признании лица банкротом, и ни одно из них не рассмотрено по существу.

Так, определением было прекращено производство по апелляционной жалобе кредитора должника по той причине, что обжалуемым решением не затрагиваются права и обязанности заявителя, а значит, он не вправе обжаловать решение суда первой инстанции по правилам п. 24 Постановления Пленума ВАС № 35 в связи с тем, что на дату рассмотрения жалобы не был включен в реестр и не приобрел статуса конкурсного кредитора, а ответчик, в свою очередь, – не был признан банкротом.

Постановлением АС Московского округа от 16 декабря 2019 г. № Ф05-22115/2019 по делу № А40-242076/2018 данное определение было отменено. Суд указал: «Оснований полагать, что лица, заявления которых рассматриваются арбитражным судом по пункту 8 статьи 42 Закона о банкротстве в качестве заявлений о вступлении в дело о банкротстве, имеют меньше прав по обжалованию судебных актов по правилам пункта 24 постановления № 35, чем кредиторы, заявившие о включении в реестр требований кредиторов после возбуждения дела о банкротстве, не имеется. На момент подачи апелляционной жалобы (06.08.2019) Арбитражным судом города Москвы уже было принято к производству заявление ИП Исакова А.И. о признании ООО “ЗСК Синтез” несостоятельным (банкротом) и о включении требований в реестр требований кредиторов должника (27.05.2019). Следовательно, исходя из пункта 24 постановления № 35, в настоящем случае не имелось препятствий для рассмотрения апелляционным судом по существу апелляционной жалобы общества на судебный акт суда первой инстанции».

Иными словами, даже если отсутствует решение суда о признании должника банкротом, но к рассмотрению принято первое заявление, возможность обжалования судебного акта, на основании которого базируется требование инициирующего процедуру банкротства кредитора, получают и иные последующие кредиторы, обратившиеся с заявлением о вступлении в дело о банкротстве (о включении в реестр требований).

В таких ситуациях суды фактически устанавливают право кредитора обжаловать судебный акт конкурирующего кредитора исключительно в силу наличия денежных требований к должнику.

Права «косвенного» кредитора

Может возникнуть ситуация, когда должник сам является конкурсным кредитором и его действия (бездействие), касающиеся имущественной массы, прямо влияют на потенциальную возможность удовлетворения требований кредиторов в деле о банкротстве. В подобном «взаимообусловленном» банкротстве вопрос буквального толкования п. 24 Постановления Пленума ВАС № 35 ставится особенно остро.

В судебной практике существуют два противоположных подхода.

В рамках дела № А43-4750/2014 суд рассматривал спор, касающийся банкротства обществ «Опцион» и «СитиПрайм». При рассмотрении заявления «СитиПрайм» о включении требований в реестр кредиторов общества «Опцион» внешний управляющий «СитиПрайм» отказался от заявленного требования, в связи с чем суд прекратил производство по данному заявлению.

Общество «Капитал-Инвест» как кредитор «СитиПрайм» обжаловало определение, так как было заинтересовано во включении требования «СитиПрайм» в реестр в целях пополнения своей конкурсной массы. Апелляция прекратила производство по жалобе, указав, что «Капитал-Инвест» не является конкурсным кредитором «Опциона» или иным лицом, участвующим в деле о банкротстве. Кроме того, суд первой инстанции в рамках рассмотрения данного обособленного спора не привлекал «Капитал-Инвест» к участию в деле, а из текста определения не следует, что оно затрагивает какие-либо права или обязанности «Капитал-Инвеста». Кассация (постановление АС Волго-Вятского округа от 6 октября 2015 г. № Ф01-4245/2015) признала решение апелляции необоснованным и сочла, что определение первой инстанции затрагивает права и законные интересы заявителя, поскольку влияет на формирование конкурсной массы общества «СитиПрайм» и размер удовлетворения требований его кредиторов, к которым относится и апеллянт.

В Постановлении АС Волго-Вятского округа от 8 февраля 2021 г. № Ф01-16038/2020 по делу № А29-12218/2016, напротив, указывалось, что Горячевская С.П. не является лицом, участвующим в деле о банкротстве ООО «Пробизнес», поэтому не вправе обжаловать определение суда о прекращении производства по делу с учетом разъяснений п. 24 Постановления Пленума ВАС № 35. К такому выводу суд пришел в связи с тем, что Горячевская не относится ни к одной из категорий участников банкротного процесса, а лишь является кредитором кредитора ООО «Пробизнес» – Соколовой А.В., в отношении которой также возбуждено дело о несостоятельности.

Таким образом, несмотря на длительное действие п. 24 Постановления Пленума ВАС № 35 и обширную судебную практику по вопросу права конкурсного кредитора обжаловать судебный акт, на котором основано требование конкурирующего кредитора, «небанкротные» суды до сих пор стараются найти баланс между обеспечением права кредитора на судебную защиту и справедливым рассмотрением дела о банкротстве (в части как определения судьбы должника и его имущества, так и распределения конкурсной массы между добросовестными кредиторами) и при этом не допустить злоупотребления кредиторами предоставленным данным разъяснением правом с целью необоснованного вмешательства в «чужой» процесс.


1 См., например, определения ВС от 12 декабря 2019 г. № 307-ЭС19-6204 по делу № А56-108378/2018, от 10 июня 2020 г. № 305-ЭС19-26610 по делу № А41-62171/2014.

2 Аналогичная позиция изложена в определениях КС от 8 июля 2004 г. № 238-О, от 20 октября 2005 г. № 513-О, от 24 января 2006 г. № 3-О и от 13 мая 2014 г. № 998-О; апелляционных определениях Ставропольского краевого суда от 31 июля 2015 г. по делу № 33-4842/2015 и от 24 июля 2015 г. по делу № 33-4591/2015, Красноярского краевого суда от 2 ноября 2016 г. по делу № 33-14812/2016; определении Второго кассационного суда общей юрисдикции от 9 февраля 2021 г. № 88-3237/2021 по делу № 2-7501/2018.

3 См., например, определения Судебной коллегии по экономическим спорам от 27 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-19058 по делу № А40-177772/2014, от 6 июня 2019 г. № 307-ЭС19-1984 по делу № А66-7497/2018, от 1 августа 2019 г. № 307-ЭС19-2994 по делу № А66-7543/2018, Определение Судебной коллегии по гражданским делам от 21 августа 2018 г. № 5-КГ18-122.

Рассказать:
Другие мнения
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph.D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Увольнение за «чрезмерную активность» под маской профнепригодности
Международное право
Спор врача с клиникой о незаконном увольнении завершился мировым соглашением
18 Июня 2021
Карсетская Елена
Карсетская Елена
Юрист, эксперт по трудовому праву
Увольнение профсоюзного лидера: компромиссный подход КС
Трудовое право
Суд вправе принять решение о незаконности увольнения, но без восстановления на работе
17 Июня 2021
Плахотнюк Вячеслав
Плахотнюк Вячеслав
Адвокат АП Санкт-Петербурга
«Проблемный иммунитет»
Уголовное право и процесс
Из-за коллизии законов норма о неприкосновенности сенатора РФ и депутата Госдумы может «кануть в небытие»
16 Июня 2021
Яремчук Анастасия
Яремчук Анастасия
Руководитель антимонопольной практики Rights Business Standard (RBS)
«Помилование» с шансом на исправление
Арбитражное право и процесс
Как возобновляется процедура заключения контракта на комиссиях по РНП
16 Июня 2021
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Партнер АБ «Бартолиус»
Главное – определить подсудность будущего спора
Арбитражное право и процесс
Как получить фактическое исполнение от иностранной компании в РФ
15 Июня 2021
Безбородов Александр
Безбородов Александр
Адвокат, партнер международной юридической фирмы BEITENBURKHARDT
Предложенные варианты могут помочь сделать процедуру взыскания задолженности с иностранной компании более эффективной
Арбитражное право и процесс
Оптимальный выбор в качестве суда, компетентного разрешать спор, – в пользу арбитражной институции
15 Июня 2021
Яндекс.Метрика