×

Проблемы преюдициальности в арбитражном процессе

Без единого понимания преюдиции невозможно формирование единообразного подхода к ее применению

Согласно законодательству обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица (то есть имеют преюдициальное значение).

Несмотря на отсутствие прямого закрепления понятия «преюдиция» в арбитражно-процессуальном законодательстве, данный термин широко используется в практике, а его правовая природа подробно раскрыта в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко».

В арбитражном процессе круг обстоятельств, имеющих преюдициальное значение, определен в ст. 69 АПК РФ; ранее аналогичные положения были закреплены в ст. 58 Кодекса (в редакции от 5 мая 1995 г.), что подтверждает стабильность положений законодательства в части закрепления принципов института преюдиции.

Вместе с тем в правоприменительной практике по-прежнему возникают противоречия и вопросы относительно условий применения данного института, а именно – определения объективных и субъективных пределов преюдициальности1.

Согласно сложившейся практике, объективные пределы преюдициальности определяются объемом обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом по ранее рассмотренному делу2.

Несмотря на, казалось бы, однозначную формулировку объективных пределов преюдициальности, на практике возникают вопросы относительно отнесения обстоятельств, указанных в судебном акте, к имеющим преюдициальное значение. Так, в рамках рассматриваемого судом спора могут быть установлены обстоятельства, как прямо относящиеся к предмету спора, так и дополнительные, которые суд также посчитал установленными и отразил в описательно-мотивировочной части решения.

Долгое время по данному вопросу превалировала позиция о том, что если установленный судом юридический факт не был предметом разбирательства и не являлся предметом доказывания по первому делу, то он не имеет преюдициального значения для суда, рассматривающего другое дело по спору между теми же сторонами3.

В судебной практике распространился подход, согласно которому обстоятельства, которые не должны были устанавливаться судом, но все-таки были установлены, считаются преюдициальными4. При этом стоит отметить, что отдельные суды при раскрытии указанной позиции делают оговорку, что обстоятельства, хотя и отраженные в судебном акте, могут не иметь преюдициального значения, если они не исследовались, не оценивались, не входили в предмет доказывания.

Широкий подход к пониманию преюдициально установленных обстоятельств, на наш взгляд, позволит избежать противоречий в практике относительно учета тех или иных фактических обстоятельств как преюдициальных. В то же время существует риск, что данный подход послужит в том числе почвой для злоупотреблений, поскольку участники процесса могут пытаться установить в судебном порядке необходимый им факт, не входящий в предмет доказывания (особенно используя возможности подготовки проектов судебных актов), тогда как в действительности такой факт не был установлен судом и критически не оценивался.

Еще одним вопросом, заслуживающим внимания в рамках определения объективных пределов преюдициальности, является соотношение факта, установленного в мотивировочной части судебного акта, и его правовой оценки.

Если ранее судебная практика признавала преюдициальную силу правовой оценки обстоятельств дела6, то в настоящее время арбитражная практика исходит из отсутствия преюдициального значения правовой оценки тех или иных обстоятельств7.

Однако на практике значительную сложность вызывает вопрос, что собой представляет правовая оценка факта и как она разграничивается с фактическим обстоятельством.

Исходя из судебной практики, даже вопросы заключенности (действительности) договора могут толковаться и как факт, имеющий преюдициальное значение8, и как правовая оценка данного факта, не имеющая для иного суда преюдициального значения9.

Таким образом, при толковании заключенности (действительности) договора как правовой оценки факта в каждом новом судебном процессе на основании аналогичных доводов и доказательств суд может по-разному определить правоотношения сторон. Например, в одном споре он может признать договор действительным, а в другом деле – прийти к противоположному выводу. Изложенное, с одной стороны, порождает значительную правовую неопределенность в правоотношениях участников гражданского оборота; с другой – создает почву для злоупотреблений, так как позволяет недобросовестным участникам процесса «обойти» выводы суда посредством подачи формально иного иска – в обход предусмотренного законодательством порядка обжалования судебных актов.

Компромиссное решение проблемы связано с формированием подхода судов, при котором установленные обстоятельства и оценка доказательств, данная судом по ранее рассмотренному обособленному спору, преюдиции по смыслу ст. 69 АПК не образуют, но учитываются судом, рассматривающим второй спор.

Данная позиция изначально была озвучена Высшим Арбитражным Судом РФ10, а в настоящее время поддерживается Верховным Судом11 и заключается в недопустимости ситуации, при которой одни и те же документы получают диаметрально противоположное толкование судов в разных делах без указания причин для этого.

Таким образом, нельзя утверждать, что выводы суда по предыдущему делу не имеют значения при рассмотрении последующего спора: если суд приходит к выводам, отличным от изложенных в предыдущем судебном акте, он в обязательном порядке должен обосновать свое несогласие с указанными выводами. Это обеспечивает баланс между обязательностью судебного решения и отсутствием преюдициального значения правовой оценки обстоятельств, установленных вступившим в силу судебным актом: правовая оценка, данная судом фактическим обстоятельствам дела, не обязательна для суда, рассматривающего другое дело, но и проигнорировать ее без достаточных на то оснований другой суд не вправе.

Субъективные пределы преюдициальности определяются в судебной практике исходя из состава лиц, участвующих в деле. Так, в силу ст. 69 АПК преюдициальность обстоятельств применяется в новом споре при наличии в предшествующем споре тех же участников процесса. Также преюдиция распространяется и на лиц, являющихся правопреемниками участников первоначального дела.

Проблемный аспект определения субъективных пределов преюдициальности связан с вопросом необходимости (отсутствия необходимости) полного тождества участников процесса.

Несмотря на отдельные примеры практики, суды исходят преимущественно из преюдициальности судебных актов, несмотря на отсутствие полной тождественности состава лиц, участвовавших в деле, а также различия в их процессуальном положении12.

Данная позиция представляется верной, так как позволяет пресечь недобросовестные действия участников процесса, которые посредством вовлечения в спор новых участников смогут обойти преюдициальное значение судебного акта, с которым они не согласны.

В заключение отметим, что применение института преюдиции в арбитражной практике является далеко не таким простым, как может показаться на первый взгляд. Проблемы действия преюдиции во многом связаны с тем, что АПК довольно лаконично регулирует применение данного института, а практика не всегда единообразна. Вместе с тем без единого понимания преюдиции невозможно формирование единообразного подхода к ее применению.


1 См. например, постановления АС Дальневосточного округа от 20 января 2022 г. № Ф03-6870/2021 по делу № А73-18286/2020, АС Западно-Сибирского округа от 3 июня 2022 г. № Ф04-2664/2019 по делу № А03-15998/2017.

2 См. например, постановления АС Московского округа от 12 апреля 2023 г. № Ф05-6070/2023 по делу № А40-45444/2021, АС Центрального округа от 26 января 2022 г. № Ф10-5398/2021 по делу № А83-1728/2017.

3 См. например, постановления Президиума ВАС РФ от 17 июня 1997 г. № 5016/96, Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27 февраля 2007 г. № А33-8079/06-Ф02-699/07 и от 26 февраля 2007 г. № А33-12325/06-Ф02-598/07, Президиума Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 декабря 2000 г. № 39-1 «О признании факта общеизвестным и преюдициальном характере обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решением арбитражного суда по ранее рассмотренным делам».

4 См., например, постановления АС Западно-Сибирского округа от 3 июня 2022 г. № Ф04-2664/2019 по делу № А03-15998/2017, АС Московского округа от 12 апреля 2023 г. № Ф05-6070/2023 по делу № А40-45444/2021, АС Поволжского округа от 23 сентября 2022 г. № Ф06-22184/2022 по делу № А55-25443/2021, АС Уральского округа от 8 июля 2020 г. № Ф09-3727/20 по делу № А60-32360/2019.

5 См. например, постановление АС Московского округа от 18 ноября 2022 г. № Ф05-28045/2022 по делу № А41-293/2022.

6 См. например, постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12 ноября 2004 г. по делу № А66-8699-03, от 4 ноября 2004 г. по делу № А13-11093/03-14, Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 ноября 2004 г. № КА-А40/10137-04.

7 См. например, определения КС от 6 ноября 2014 г. № 2528-О; ВС от 4 марта 2021 г. № 302-ЭС19-473(13) по делу № А33-4262/2017 и от 10 июля 2018 г. № 307-АД18-976 по делу № А56-27290/2016, постановление АС Поволжского округа от 1 ноября 2022 г. № Ф06-45446/2019 по делу № А55-27803/2017.

8 См. например, постановления АС Центрального округа от 12 января 2016 г. № Ф10-5042/2015 по делу № А14-525/2015, АС Волго-Вятского округа от 11 февраля 2020 г. № Ф01-7484/2019 по делу № А79-3889/2019.

9 См. например, постановление АС Уральского округа от 4 июня 2021г. № Ф09-4922/20 по делу № А60-1385/2020.

10 См. например, Постановление Президиума ВАС от 24 марта 2009 г. № 14786/08 по делу № А03-5725/07-34.

11 См. например, определения ВС от 17 ноября 2021 г. № 305-ЭС17-7124(6) по делу № А41-90487/2015 и от 14 июня 2016 г. № 305-ЭС15-17704.

12 См. например, постановления АС Московского округа от 29 июня 2021 г. № Ф05-16163/2019 по делу № А40-67976/2016, АС Поволжского округа от 9 февраля 2021 г. № Ф06-69864/2020 по делу № А55-35703/2019 и от 9 сентября 2016 г. № Ф06-12437/2016 по делу № А12-52020/2015, АС Волго-Вятского округа от 16 мая 2022 г. № Ф01-1605/2022 по делу № А82-6573/2021, АС Северо-Кавказского округа от 12 февраля 2019 г. № Ф08-11159/2018 по делу № А32-17593/2016, АС Уральского округа от 4 июня 2018 г. № Ф09-2707/18 по делу № А07-20682/2017.

Рассказать:
Другие мнения
Калужский Виктор
Калужский Виктор
Юрист практики интеллектуальной собственности Capital Legal Services
СИП как кассационная инстанция: ключевые тенденции
Право интеллектуальной собственности
Споров с иностранным элементом и споров в отношении договоров о распоряжении РИД стало больше
14 июня 2024
Домино Иван
Домино Иван
Управляющий партнер DOMINO LEGAL TEAM, арбитражный управляющий
Прекращение производства по банкротному делу не препятствовало рассмотрению заявления кредитора по правилам гл. 37 АПК
Арбитражный процесс
Три ключевых вывода ВС
13 июня 2024
Саенко Антон
Саенко Антон
Старший партнер АБ г. Москвы «Глушков, Саенко и партнеры»
Самым «популярным» административным наказанием остается штраф
Производство по делам об административных правонарушениях
При этом судебные постановления о назначении наказания обжалуются редко
11 июня 2024
Озолина Ирина
Озолина Ирина
Патентный поверенный РФ, евразийский патентный поверенный, адвокат АП г. Москвы, старший партнер АБ «А. Залесов и партнеры»
Количество рассмотренных СИП споров возвращается к уровню 2021 года
Право интеллектуальной собственности
При этом число дел с участием граждан, не имеющих статуса ИП, выросло втрое
10 июня 2024
Волков Даниил
Волков Даниил
Юрист ООО «УК Веком Групп»
Как уплачивать восстановленный НДС от продажи имущества банкрота?
Налоговое право
ВС пояснил ряд важных вопросов о налогообложении в условиях несостоятельности
07 июня 2024
Алексеев Антон
Алексеев Антон
Генеральный директор, партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer
Количество административных дел сократилось вдвое
Гражданское право и процесс
При этом обжаловать действия органов власти граждане и организации стали чаще
06 июня 2024
Яндекс.Метрика