×

Ужесточение санкционной политики ряда зарубежных стран существенно повлияло на разрешение арбитражных споров с участием российских и иностранных компаний на территории России, породив множество рисков.

Рассмотрим подходы, содержащиеся в актуальной судебной практике по делам, осложненным «санкционным» элементом.

Санкции как обстоятельство непреодолимой силы

В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, освобождается от ответственности, если докажет невозможность надлежащего исполнения такого обязательства вследствие непреодолимой силы, – то есть чрезвычайных и непредотвратимых в данных условиях обстоятельств.

Более подробно критерии квалификации обстоятельств как обстоятельств непреодолимой силы отражены в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств». Так, подобные обстоятельства должны быть чрезвычайными, непредотвратимыми, исключительными (факт наступления является необычным применительно к конкретной ситуации), а также не могут зависеть от воли или действий стороны обязательства.

Рассмотрим судебные решения, в рамках которых санкции признаны обстоятельством непреодолимой силы.

Так, в постановлении от 20 сентября 2021 г. № Ф05-22388/2021 по делу № А40-193220/20 АС Московского округа пришел к выводу, что существенная задержка поставки вызвана необычными для гражданского оборота обстоятельствами, а именно – введением антироссийских санкций. При этом суд отметил объективный характер санкций, не требующий представления дополнительных доказательств. Ранее тот же суд в постановлении от 12 октября 2020 г. № Ф05-14876/2020 по делу № А41-90431/2019 признал введение экономических ограничительных мер обстоятельством непреодолимой силы. Вместе с тем судом кассационной инстанции отмечена добросовестность ответчика при информировании истца о причине невозможности исполнить обязательства.

Аналогичная позиция отражена в постановлении АС Северо-Западного округа от 14 октября 2021 г. № Ф07-13614/2021 по делу № А56-45960/2020. Суд указал, в частности, что к непредотвратимым обстоятельствам может относиться введение иностранным государством запретов и ограничений в области предпринимательской деятельности, а также иных ограничительных и запретительных мер, действующих в отношении РФ, если такие меры повлияли на выполнение указанными лицами обязательств.

Вместе с тем в правоприменительной практике нередко встречается позиция, согласно которой санкции не признаются судом в качестве обстоятельств непреодолимой силы.

Например, в постановлении АС Западно-Сибирского округа от 8 февраля 2021 г. № Ф04-6528/2020 по делу № А46-832/2020 указано, что введение ограничительных мер экономического характера само по себе не может являться обстоятельством, исключающим вину общества в ненадлежащем исполнении обязательств.

АС Московского округа, установив, что доказательств оформления сертификата о форс-мажоре в материалы дела не представлено, заключил, что несвоевременная поставка контрагентами товаров, мотивированная введением санкций, не является обстоятельством непреодолимой силы (постановление от 15 января 2021 г. № Ф05-20056/2020 по делу № А40-28151/2020).

Санкции как существенное изменение обстоятельств

Согласно п. 1 ст. 451 ГК основанием для изменения или расторжения договора является существенное изменение обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора.

К рассмотрению споров об изменении или расторжении договора в рамках ст. 451 ГК (со ссылкой на введение санкционных ограничений) также не выработано единообразного подхода. Так, в деле № А40-149566/19 суды трех инстанций применили положения ст. 451 Кодекса, мотивируя тем, что введение санкций в отношении истца является обстоятельством, которое стороны не могли предвидеть при заключении договора, однако если бы такое обстоятельство было известно на тот момент, договор не был бы заключен. При этом Четвертый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 13 апреля 2023 г. № 04АП-1057/2023 по делу № А10-4385/2022 отказал в расторжении договора поставщику, который ссылался на приостановку отгрузок иностранным производителем из-за санкций, но при этом имел возможность приобрести этот товар иным способом.

Процессуальные аспекты, применяемые к подобным спорам

Согласно ст. 248.1 АПК РФ, введенной Федеральным законом от 8 июня 2020 г. № 171-ФЗ, споры с участием лиц, в отношении которых действуют меры ограничительного характера, относятся к исключительной компетенции арбитражных судов. К указанным спорам относятся:

  • споры с участием лиц, в отношении которых иностранным государством/союзом/учреждением применены ограничительное меры;
  • споры российского лица с другим российским или иностранным лицом, если спор инициирован в результате наложения иностранным государством/союзом/учреждением мер ограничительного характера. 

В соответствии со ст. 248.2 АПК при наличии текущего разбирательства в международном коммерческом арбитраже или доказательств инициирования такого разбирательства по спорам, указанным в ст. 248.1, лицо вправе обратиться в арбитражный суд в соответствии с правилами о подсудности с заявлением о запрете инициировать или продолжать такое разбирательство. 

Читайте также
ВС усомнился в беспристрастности международного арбитража по отношению к российской компании под санкциями
Суд подчеркнул, что сам факт введения в отношении российского лица мер ограничительного характера иностранными государствами достаточен для вывода об ограничении его доступа к правосудию за пределами России
22 декабря 2021 Новости

Правоприменительная практика выработала единообразный подход, окончательно сформулированный Верховным Судом в Определении от 21 сентября 2021 г. № 309-ЭС21-6955 (1-3) по делу № А60-36897/2020. Так, суды руководствуясь доводом, в соответствии с которым инициирование/разрешение спора международным арбитражным учреждением блокирует доступ российских компаний к правосудию, запрещают инициировать/продолжать такие разбирательства1.

Обеспечительные меры

В отношении вопроса об обеспечении исковых заявлений судебная практика не единообразна. Тем не менее превалирует подход, в рамках которого суды при разрешении заявлений о принятии обеспечительных мер руководствуются актуальной контрсанкционной позицией.

Постановлением АС Северо-Кавказского округа от 10 октября 2022 г. по делу № А32-20726/2020 оставлено без изменения определение АС Краснодарского края от 21 апреля 2022 г. об отказе в удовлетворении ходатайства о замене ареста ввиду того, что замена ареста всего имущества на обеспечительную меру в виде ареста только одного актива (активы инвестиционного портфеля) приведет к необоснованному уменьшению объема обеспечения, так как данные по инвестиционному портфелю ответчика были представлены до введения ограничительных мер в отношении РФ. В настоящее время торги на бирже приостановлены, в связи с чем у суда отсутствует актуальная информация о стоимости активов ответчика.

В рамках дела № А45-6504/2022 АС Новосибирской области удовлетворил заявление о наложении обеспечительных мер ввиду того, что в ситуации санкционного давления отказ в применении требуемой меры может привести к нарушению баланса частных и публичных интересов, а именно – причинит значительный ущерб обществу ввиду практически полной остановки его хозяйственной деятельности.

Аналогичная позиция отражена в решении АС Омской области от 5 апреля 2022 г. Суд удовлетворил требования истца о наложении обеспечительных мер в виде ареста на денежные средства ответчика (российского юрлица) ввиду участия в уставном капитале последнего иностранных компаний – резидентов государств, недружественных по отношению к России, а также мотивируя тем, что генеральным директором ответчика является гражданин недружественного по отношению к РФ государства. Постановлением АС Восточно-Сибирского округа от 6 июля 2022 г. по делу № А46-3889/2021 указанное решение оставлено без изменения.

Постановлением от 27 февраля 2023 г. № Ф10-58/2023 по делу № А14-13590/2022 АС Центрального округа отменил определение суда апелляционной инстанции о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате России. Кассация указала, что нижестоящий суд не проверил в порядке п. 2 ч. 4 ст. 239 АПК, не будет ли приведение в исполнение решения МКАС о взыскании с российского общества денежных средств в пользу британской компании противоречить публичному порядку РФ, а также нарушит ли оно временный российский публично-правовой порядок исполнения обязательств перед иностранными контрагентами из стран недружественных юрисдикций, установленный правовыми актами, принятыми в связи с антикризисными мерами, которые, в частности, запрещают исполнение обязательств перед юрлицами, внесенными Правительством РФ в санкционный список.

Таким образом, введение ограничительных экономических мер рядом иностранных государств породило массу споров. Вместе с тем судебная практика в рамках указанной категории дел в большинстве аспектов – как материально-правовых, так и процессуальных, – не единообразна. Это свидетельствует о необходимости тщательной проработки правовой позиции в подобных делах, в том числе применительно к получению доказательств, свидетельствующих о добросовестности контрагента в том, что он предпринял все возможные действия для предотвращения негативных последствий, обусловленных санкциями.


1 См., например, постановления АС Центрального округа от 27 декабря 2022 г. № Ф10-5435/2022 по делу № А62-3378/2022; АС Московского округа от 3 февраля 2023 г. № Ф05-35601/2022 по делу № А40-98865/2022 и от 17 ноября 2022 г. № Ф05-28710/2022 по делу № А40-98907/2022.

Рассказать:
Другие мнения
Владимиров Вячеслав
Владимиров Вячеслав
Адвокат АП Ставропольского края, КА «Дзалаев и Партнеры»
«Неопределенный» ущерб
Уголовное право и процесс
Кассация поддержала доводы защиты, отменив приговор и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию
19 июля 2024
Бибиков Сергей
Бибиков Сергей
Старший юрист МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"», преподаватель Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Добросовестность – прежде всего
Третейское разбирательство
КС конкретизировал понятие публичного порядка для целей выдачи исполнительного листа по решению третейского суда
18 июля 2024
Бочинин Илья
Бочинин Илья
Юрист Практики по проектам в энергетике VEGASLEX
Нарушение или нет?
Конституционное право
КС разъяснил спорный вопрос о субсидировании МУПов публично-правовым образованием
17 июля 2024
Васильков Константин
Васильков Константин
Адвокат АП Алтайского края, Алтайская краевая коллегия адвокатов (АК № 1 Индустриального района г. Барнаула)
Суд присяжных: прошлое, настоящее, будущее
Уголовное право и процесс
Анализ отечественной практики и зарубежных правопорядков
15 июля 2024
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Яндекс.Метрика