×

Проблемы защиты трудовых прав осужденных

Если заключенный не выполнил нормы выработки, это должно быть подтверждено документально

В процессе защиты прав и законных интересов осужденных я неоднократно сталкивался с их жалобами на нарушение трудовых прав в учреждениях УИС.

Так, в мае с.г. ко мне за юридической помощью обратился К., отбывающий наказание в ФКУ ИК № 6 УФСИН России по Оренбургской области. Обратившийся пояснил, что привлечен к оплачиваемому труду на швейном производстве с 1 июля 2007 г. со сдельной формой оплаты, что подтверждалось справкой о размерах зарплат в ИК № 6. За весь период работы размер зарплаты К. был ниже МРОТ. Осужденный утверждал, что норму выполняет, но в нарядах не расписывается, имеет поощрения за добросовестный труд, в связи с чем оплата ниже уровня МРОТ за выполненную работу представляется необоснованной.

В качестве представителя К. я обратился в уполномоченные органы с заявлением о проведении контрольных (надзорных) мероприятий в связи с возможным нарушением трудовых прав осужденного.

В ответе территориального Управления организации производственной деятельности и трудовой адаптации осужденных ФСИН России от 6 июля сообщалось, что согласно результатам проверки областным УФСИН К. трудоустроен в швейный цех с 2018 г. со сдельной формой оплаты труда. Начисление заработной платы осужденному производилось на основании табелей рабочего времени и нарядов выполненных работ по утвержденным нормам согласно техпроцессу и расценкам, рассчитанным исходя из действующего в конкретный период МРОТ. В период с 1 января по 31 мая 2022 г. среднее выполнение К. нормы выработки составило 54,2%. Кроме того, с 1 июня с.г. расценки были скорректированы с учетом увеличения размера МРОТ.

В то же время согласно справке от 17 августа 2018 г., выданной ИК № 6, осужденный К. выполняет работы по пошиву одежды с 1 июля 2007 г. (а не с сентября 2018 г., как указано в ответе УФСИН).

В справке Государственной инспекции труда в Оренбургской области, датированной 8 июля, отмечалось, что фактический размер зарплаты К. с января по май 2022 г. составил менее МРОТ в связи с невыполнением осужденным нормы выработки. Соответственно, оплата его труда начислена пропорционально выполненной норме.

Прокуратура Оренбургской области в ответе от 14 октября указала, что по результатам проверки были выявлены нарушения, связанные с непроведением пересмотра расценок на выполнение операций по пошиву одежды при увеличении МРОТ. Также в нарушение требований ч. 1 ст. 105 УИК и ст. 136 ТК зарплата К. в феврале, марте и апреле 2022 г. выплачивалась один раз в месяц. По выявленным нарушениям вынесено представление об их устранении, виновное должностное лицо пенитенциарного учреждения привлечено к ответственности, осужденному произведена доплата за январь и февраль с.г., а также компенсация на несвоевременную выплату зарплаты.

При этом прокуратура не представила акты, свидетельствующие о невыполнении К. нормы выработки за смену, мотивировав тем, что их составление, а также издание приказов о невыполнении осужденными норм выработки уголовно-исполнительным законодательством не предусмотрены.

С ответом надзорного органа я не согласился, посчитав, что прокуратура должна была истребовать указанные акты по следующим основаниям.

В соответствии ч. 2 ст. 105 УИК размер оплаты труда осужденных, отработавших полностью определенную на месяц норму рабочего времени и выполнивших установленную норму выработки, не может быть ниже МРОТ. Доказательств невыполнения К. нормы за смену представлено не было. Доводившиеся до сведения осужденных наряды не подтверждали невыполнение бригадой указанной нормы, так как на основании ст. 155 ТК при невыполнении норм труда, неисполнении трудовых (должностных) обязанностей по вине работника оплата нормируемой части зарплаты производится в соответствии с объемом работы, выполненной за месяц.

Кроме того, не представлены акты о невыполнении К. нормы смены, приказов учреждения о невыполнении нормы смены, а также документы, подтверждающие, что нормы выработки не выполнены по вине данного осужденного. Обязанность выполнять нормы труда установлена ст. 21 ТК и относится к основным обязанностям работника. Нормы труда (нормы времени, выработки, обслуживания) устанавливаются локальными нормативными актами, которые обязательны для исполнения работниками. Неисполнение норм труда является дисциплинарным проступком1.

Дисциплинарное взыскание – это наказание, которое работодатель вправе применить к работнику за совершение дисциплинарного проступка, к которым относится также неисполнение или ненадлежащее исполнение работником трудовых обязанностей по его вине (ст. 192 ТК). Важным условием является наличие вины работника, поскольку при отсутствии вины работодатель не вправе применять к работнику дисциплинарное взыскание. Невыполнением должностных обязанностей является нарушение работником положений ТК, трудового договора, правил внутреннего трудового распорядка и других документов, в которых содержатся трудовые обязанности работника (п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

Факт невыполнения осужденным норм труда должен быть зафиксирован письменно (работнику, в свою очередь, предоставляется возможность дать письменное объяснение по этому поводу). Если работник не выполняет норму, работодатель до применения дисциплинарного взыскания вправе затребовать от него объяснение на основании ст. 193 ТК. Если по истечении двух рабочих дней объяснение не предоставлено, составляется соответствующий акт.

Труд осужденных к лишению свободы регулируется преимущественно нормами трудового законодательства. Кроме этого, в соответствии со ст. 104 УИК продолжительность рабочего времени осужденных, правила охраны труда, техника безопасности и требования к производственной санитарии устанавливаются в строгом соответствии с нормами ТК.

В ответе Генпрокуратуры от 17 октября в числе прочего также указывалось, что как бригадой, в которой работал К., так и самим осужденным нормы выработки в январе–феврале 2022 г. не выполнены, в связи с чем размер выплаченной работникам зарплаты в указанные месяцы был ниже МРОТ. Сведения о фактически выполненной норме выработки содержались в нарядах и доводились до сведения осужденных под подпись (при этом К. в телефонном разговоре сообщил мне, что никакие документы с нормой выработки за смену не подписывал. То же самое он подтвердил в ходе его опроса защитником).

В документе Генпрокуратуры также сообщалось, что в ходе проверки осужденный заявил, что его трудовые права восстановлены в полном объеме. Проверить обоснованность начисления зарплаты за период с 1 июля 2007 г. по 31 декабря 2017 г. невозможно в связи с уничтожением документов первичного учета. В документе резюмировалось, что оснований для вмешательства Генпрокуратуры не усматривается.

Таким образом, надзорные органы, на мой взгляд, не приняли должных мер по защите прав осужденного, ограничившись вынесением представления о корректировке его зарплаты в соответствии с размером МРОТ.

Об аналогичных нарушениях трудовых прав осужденных мне также сообщили У. и Ч., ранее отбывавшие наказание в ИК № 6. Они рассказали, что никогда не получали зарплату в размере МРОТ, хотя выполняли норму за смену.

Анализ законодательства, регулирующего труд осужденных, показывает, что большинство его норм соответствуют нормам ТК. Так, трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на следующих лиц (если в установленном Кодексом порядке они одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей):

  • военнослужащие при исполнении ими обязанностей военной службы;
  • члены советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор);
  • лица, работающие на основании договоров гражданско-правового характера;
  • другие лица, если это установлено федеральным законом.

При этом в УИК данные нормы либо дублируют ТК, либо прямо отсылают к нему. Однако общеобязательность труда осужденных и специфика условий их жизнедеятельности делают невозможным регулирование их труда в полном соответствии с трудовым законодательством.

Согласно ст. 104 и 105 УИК правоотношения в сфере труда, связанные с продолжительностью рабочего времени, оплаты труда, правил охраны труда, техники безопасности и производственной санитарии, устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством РФ. Оплата труда осужденного при неполном рабочем дне или неполной рабочей неделе производится пропорционально отработанному им времени или в зависимости от выработки. 

Как указано в Определении Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 21 апреля 2020 г. № 88-6551/2020, работодателю необходимо установить причину, по которой работник не выполнил норму выработки или не исполнял должностные обязанности. Универсального перечня уважительных причин неисполнения должностных обязанностей нет, в частности в виде невыплаты работнику зарплаты ниже МРОТ, – их определяет работодатель в конкретной ситуации с учетом требований ст. 193 ТК. Например, к уважительным причинам неисполнения должностных обязанностей относятся незаконность требований руководства, в том числе поручение работы, которая не предусмотрена трудовым договором и должностной инструкцией; перебои в работе общественного транспорта, аварии, стихийные бедствия и прочие обстоятельства непреодолимой силы; невыдача работнику защитных средств, расходных материалов и т.д.

Согласно ст. 81 ТК работодатель имеет право расторгнуть договор по вине работника, а также по иным основаниям, перечисленным в данной норме. Все остальные основания указываются в трудовом договоре и правилах внутреннего распорядка. Хотя осужденный обязан трудиться и с ним трудовой договор не заключается, считаю, что указанные нормы применимы к осужденным на основании ст. 11 ТК.

В заключение отмечу, что для соблюдения пенитенциарными учреждениями положений трудового законодательства в отношении лиц, отбывающих уголовное наказание, необходим должный контроль со стороны надзорных органов, и бездействие в этом вопросе недопустимо.


1 См. комментарий к ст. 192 ТК.

Рассказать:
Другие мнения
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Проект поправок в АПК: договорная подсудность и судебные расходы
Арбитражный процесс
Плюсы и минусы законопроекта
29 ноября 2022
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Пути совершенствования российского природоохранного законодательства
Природоохранное право
Экоделикт как специальный деликт в системе гражданского права
24 ноября 2022
Дигмар Юнис
Дигмар Юнис
Адвокат АП Г. Москвы, адвокат МКА «ВЕРДИКТЪ», основатель юридической компании «ДИГМАР ГРУПП»
Важные, но неоднозначные предложения
Административное судопроизводство
Некоторые из предлагаемых изменений в КАС РФ представляются дискуссионными
23 ноября 2022
Пашкевич Татьяна
Пашкевич Татьяна
Адвокат АП г. Москвы
Проблемы применения межотраслевой преюдиции
Уголовное право и процесс
Почему редакцию ст. 90 УПК нельзя признать оптимальной
22 ноября 2022
Бузин Максим
Бузин Максим
Руководитель направления «Госзакупки: сопровождение и споры» АБ КИАП
Регулирование цифровых платформ: анализ пятого «антимонопольного пакета»
Арбитражный процесс
Вопросы, которые ставит проект поправок в Закон о защите конкуренции
15 ноября 2022
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Правопреемство: актуальная позиция ВС РФ
Арбитражный процесс
Оно возможно только при совершенном правопреемстве в материально-правовом смысле
15 ноября 2022
Яндекс.Метрика