×
Соавтор: Перов Андрей
Адвокат АП Московской области, МОКА «Демиург»

С порочной практикой подмены законного порядка продления сроков предварительного следствия путем прекращения уголовного дела и его последующей отмены прокурором или руководителем следственного органа многие сталкивались на практике. Зачастую к этому приводит волокита и, как следствие, страх перед необходимостью продления сроков расследования свыше одного года у руководителей следственных органов федерального уровня, который появляется ввиду очевидного несоответствия большинства уголовных дел критерию исключительности.

Подобные злоупотребления стали возможными в связи с вольной трактовкой положения ч. 6 ст. 162 УПК РФ, позволяющего, строго говоря, получать «бонусный» месяц «вне зависимости от того, сколько раз уголовное дело до этого возобновлялось, прекращалось либо возвращалось для производства дополнительного следствия, и вне зависимости от общей продолжительности срока предварительного следствия».  

В ряде определений Конституционного Суда РФ на эту тему вполне ясно, по крайней мере, для адвокатского сообщества, разъяснены ограничения таких возможностей прокурора во избежание нарушения установленных УПК РФ сроков следствия, а также принципов законности и разумного срока уголовного судопроизводства. Обсуждаемый порядок был назван в них исключением, применение которого часто свидетельствует о незаконном продлении срока предварительного следствия, злоупотреблении использованием специальных правил вместо общего порядка его продления.

Однако, несмотря на это, была обнаружена «лазейка» – вырванные из контекста отельные фразы привели к неверному пониманию посыла КС РФ: нарушающим конституционные права, как оказалось или «кому-то» показалось, признано лишь направление для дополнительного расследования «по одному и тому же основанию». Об этом с радостью и объявили органы прокуратуры и следствия в своих постановлениях, придумывая каждый раз все новые (чаще абсурдные) основания для отмены. Для наглядности приведем следующий пример – прокуратура Красноярского края в качестве очередного основания для отмены постановления о прекращении уголовного дела требует от следствия дополнительно допросить подозреваемого и задать ему вопрос: «Откуда у него деньги на адвоката?» (очевидно, подразумевая: «Кто вообще придумал этих адвокатов?»).

Но на самом деле речь совершенно не об этом, поскольку тема избитая и неоднократно исследована. Давний вопрос о бесконечности уголовного преследования, причиной которого зачастую служит попытка бывших обвиняемых реабилитироваться и «испортить» статистику, назрел и требовал разрешения на законодательном уровне.

Читайте также
Возмещение вреда реабилитированным
КС разъяснил права реабилитированных на возмещение вреда и на судебную защиту
14 Ноября 2017 Новости

14 ноября 2017 г. КС РФ с целью пресечь подобные злоупотребления и снять неопределенность в понимании его позиции вынес Постановление № 28-П, согласно которому положения ч. 1 ст. 214 УПК РФ признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они позволяют прокурору «в течение неопределенного срока отменять вынесенное по реабилитирующим основаниям постановление о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования без предоставления лицу, в отношении которого оно вынесено, эффективных гарантий защиты, включая судебную, от незаконного и необоснованного возобновления уголовного преследования».

КС РФ определил, что «впредь до внесения в Уголовно-процессуальный кодекс России изменений, вытекающих из настоящего Постановления, отмена или изменение в обычном порядке постановления о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования по основаниям, влекущим ухудшение положения реабилитированного лица, допускается в срок, не превышающий одного года со дня его вынесения, а по прошествии года постановление о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования может быть отменено только судом по заявлению прокурора по правилам статьи 165 УПК РФ или потерпевшего – по правилам статьи 125 УПК РФ…» 

Таким образом, КС РФ в очередной раз установлено, что недопустимо произвольное возобновление прекращенного уголовного дела, в том числе многократное его возобновление, создающее для лица, в отношении которого дело было прекращено, постоянную угрозу уголовного преследования.

То есть прокурор или руководитель следственного органа должны в порядке, аналогичном получению разрешения на производство следственных действий, возбуждать перед судом ходатайство об отмене постановления о прекращении уголовного дела. 

Не вызывает сомнений, что разъяснения КС РФ должны пониматься однозначно: если уголовное дело прекращалось неоднократно, годичный срок должен исчисляться со дня вынесения первого соответствующего постановления. В противном случае признанная не соответствующей Конституции РФ ст. 214 УПК РФ осталась бы в силе, позволяя прокуратуре ежемесячно отменять постановления о прекращении уголовных дел, не выходя за рамки одного года, допуская то самое бесконечное уголовное преследование.

Читайте также
Порядок возобновления уголовного дела изменится
Правительство одобрило и направило в Госдуму поправки Минюста в УПК об уточнении порядка отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования
20 Апреля 2018 Новости

Вполне очевидное понимание позиции КС РФ нашло отражение во внесении Правительством РФ (Письмо от 27 апреля 2018 г. № З175п-П4 «О внесении проекта федерального закона “О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части уточнения порядка отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования”») соответствующего законопроекта. 

Председатель Правительства РФ вышел с законодательной инициативой. В проекте федерального закона № 452608-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части уточнения порядка отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования» недвусмысленно разъяснено:

«Внести изменения в Уголовно-процессуальный закон:

в статье 214:

а) дополнить частью первой – 1.1 следующего содержания:

1.1. Отмена постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по истечении одного года со дня его вынесения допускается на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьями 125, 125.1 и 214.1 настоящего Кодекса. В случае если уголовное дело или уголовное преследование прекращались неоднократно, установленный настоящей частью срок исчисляется со дня вынесения первого соответствующего постановления». 

Казалось бы, все ясно, и вот она – справедливость, но на самом деле мотивацией для изложения всего предыдущего явилась ситуация, сложившаяся в Красноярском крае. Неоднократно отменяя постановление о прекращении уголовного дела, возбужденного в рамках гражданско-правовых отношений, прокуратура так «увлеклась», что в апреле 2018 г. отменила последнее постановление спустя почти полтора года с момента вынесения первого.

Заместитель прокурора Красноярского края С.Э. Карапетян, отменяя решение следователя, легким движением руки дал следствию одно лишь указание привлечь к уголовной ответственности подозреваемого – Е.Л. Шведову. Не менее удивительно, что прокурор Красноярского края М.М. Савчин признал такое решение законным.

Возник закономерный вопрос: с чем связано применение нормы закона, признанной неконституционной, – с особенностями и сложностью для понимания формулировок КС РФ? Или с отдаленностью Красноярского края, поэтому постановление КС РФ во всех смыслах «не дошло» до прокуратуры?

Обнаружив на официальном сайте Государственной Думы приведенный КС РФ законопроект, заместитель прокурора Красноярского края Карапетян и прокурор Красноярского края Савчин могли бы возразить, что это всего лишь проект закона, подписанный всего лишь неким Председателем Правительства РФ. 

Однако с таким же успехом названные лица могут оспорить полномочия или само существование КС РФ, поскольку внесенным законопроектом приводится в соответствие с Конституцией РФ признанная неконституционной ст.  214 УПК РФ.

Само собой разумеется, что решение прокуратуры обжаловано нами в порядке ст. 125 УПК РФ в суд и в порядке ст. 124 УПК РФ Генеральному прокурору РФ.

Как однажды справедливо отметил Г.М. Резник: «Вера в чудо иногда спасала даже самых обреченных». Остается надеяться и верить, что Генеральный прокурор РФ доведет до региональных подразделений прокуратуры постановления КС и разъяснит их очевидный смысл.

Рассказать:
Другие мнения
Котлов Василий
Котлов Василий
Адвокат МКА «ЮрСовет»
Внешнеэкономический спор: проблема определения подсудности
Международное право
Верховный Суд РФ не совсем точно истолковал норму Киевского соглашения 1992 г.
19 Февраля 2020
Катейкин Юрий
Катейкин Юрий
Адвокат КА «Галоганов и партнеры»
Указание прокурора – не догма
Конституционное право
Как подчеркнул КС, оно все-таки подлежит проверке судом на предмет законности и соответствия обстоятельствам дела
18 Февраля 2020
Паничева Анна
Паничева Анна
Адвокат МКА «Адвокатское партнерство», доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА им. О.Е. Кутафина
Доказательство из неизвестного источника
Производство экспертизы
Правомерность использования непервичных аудио- и видеозаписей в фоноскопических экспертизах
14 Февраля 2020
Сурчаков Дмитрий
Сурчаков Дмитрий
Партнер юридической фирмы «Степачков и Сурчаков»

Все дальше от контроля
Арбитражное право и процесс
Аффилированным кредиторам станет сложнее получить контроль над банкротством должника – не поможет даже судебное решение
13 Февраля 2020
Ахундзянов Сергей
Ахундзянов Сергей
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР»
«Токсичность» должностного положения
Уголовное право и процесс
Как проявляется дискриминация по должностному положению при заключении под стражу
12 Февраля 2020
Вороной Вадим
Вороной Вадим
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н.
Незамеченное обстоятельство
Арбитражное право и процесс
О самостоятельном праве лица, не участвовавшего в деле, оспаривать судебный акт, вынесенный вне дела о банкротстве
10 Февраля 2020