×

Суд признал адвоката самостоятельным субъектом ст. 290 УК

Проблемы и последствия выделения дел о получении взятки в отдельное производство

В ходе уголовного судопроизводства по резонансному делу в отношении вице-мэра г. Сочи Сергея Юрина, защитниками которого мы являемся, наблюдается немало «процессуальных новелл».

В частности, апелляционное определение Мосгорсуда от 21 марта 2022 г. в отношении одного из обвиняемых по делу – Л. (в настоящее время его адвокатский статус прекращен) перевернуло представление о базовых познаниях в уголовном праве и процессе: «Действия Л. ˂...˃ квалифицированы правильно по трем преступлениям, предусмотренным ч. 6 ст. 290 УК РФ, поскольку в каждом из трех преступлений, являясь должностным лицом, Л. получил взятку в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемого взяткодателем лица, если должностное лицо в силу должностного положения может способствовать указанным действиям».

Как подобное могло произойти?

После заседания по продлению срока содержания под стражей Л., на тот момент являвшийся адвокатом, заключил досудебное соглашение и признал себя виновным в инкриминируемых ему следственными органами деяниях. Признание было получено в том числе по эпизоду, по которому уголовное преследование всех обвиняемых впоследствии было прекращено в связи с отсутствием состава преступления. Аналогичный «путь» прошел и обвинявшийся в даче взятки С., простоявший в судебном заседании 12 декабря 2018 г. несколько часов в двухместной клетке с остальными шестью обвиняемыми.

Уголовное дело в отношении Л. и С., заключивших досудебное соглашение, было выделено в отдельное производство. Императивность такого порядка дополнительно определена Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Если в отношении С. все более-менее понятно, то применительно к Л. – по версии следствия, являвшемуся членом организованной группы, – возникли вопросы: может ли из дела о получении взятки организованной группой быть выделено в отдельное производство дело в отношении лица, наделенного особым статусом? Как можно рассматривать вопрос о виновности в получении взятки тем, кто должностным лицом – т.е. субъектом ее получения – не является? Наконец, как подобное выделение дела в отдельное производство отразится на всестороннем, полном и объективном установлении истины по основному делу, если фактически рассмотрение выделенного дела в отрыве от остальных должно приводить (и приводит) к установлению обстоятельств преступления для всей преступной группы – при условии, что субъектом получения взятки адвокат (как и любое не являющееся должностным лицо) может быть только в соучастии?

Рассматриваемая ситуация служит ярким примером ограничения возможности доказывать невиновность всеми не запрещенными способами в случае подобного выделения дела в отдельное производство.

В ходе судебного следствия по «основному» делу после допроса «специального» свидетеля Л. были исследованы материалы, в ознакомлении с которыми следствие незаконно препятствовало стороне защиты, в результате чего у последней закономерно возникли обоснованные дополнительные вопросы к Л., заключившему досудебное соглашение. Однако суд, руководствуясь внутренним убеждением, установил отсутствие такой необходимости и отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты. Полагаем, что если бы рассматривалось одно дело в отношении всех обвиняемых, существенно легче было бы устранять противоречия и доказывать невиновность подзащитного, не ставя этот вопрос в зависимость от усмотрения судьи.

Отметим, что Верховный Суд изменил территориальную подсудность и поручил рассмотреть все три независимых друг от друга дела на разных этажах одного и того же суда.

В ходе предварительного слушания по основному делу стороной защиты было заявлено ходатайство о необходимости воссоединения уголовных дел, поскольку их выделение в отдельное производство допускается в случае, если это не отразится на всесторонности и объективности судопроизводства.

Сложно сказать, что имел в виду ВС, который в случае с организованной группой позволяет инкриминировать получение взятки лицам, не обладающим признаками спецсубъекта (п. 16 Постановления Пленума от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»), однако, как представляется, данное постановление наряду с его расширительным толкованием правоприменителем породили подобный прецедент.

В целом указанная формулировка облегчила работу следователям по «коррупционным» делам, ослабив требования к доказыванию. Получается, что устанавливать факт получения взятки должностными лицами, а также предмет преступления нет необходимости – достаточно назвать всех организованной группой? Именно в такой формулировке преступление окончено и доказано, если взяткодатель передал деньги лицу, которое демонстрировало широкий круг своих связей, обещало решить вопрос с должностными лицами и присвоило деньги себе. Дальше достаточно его показаний в рамках досудебного соглашения о том, что они как члены ОПГ были осведомлены и деньги получали.

В итоге суд ожидаемо отказался соединять дела. Периодически Л. из судебного процесса по самостоятельному получению взятки приводили в процесс с остальными членами организованной группы для допроса по обстоятельствам получения той же самой взятки, но уже в качестве «лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве». Это породило вопросы: мог ли Л. быть «свидетелем» по делу в отношении остальных членов группы, будучи «связан» досудебным соглашением по делу в отношении него, рассматриваемому одновременно и по тем же самым обстоятельствам? Насколько такое лицо может давать независимые показания?

При этом практика Мосгорсуда (апелляционное определение от 2 июля 2020 г. по делу № 10-9419/2020) свидетельствует о необходимости отмены приговора при условии оставления без внимания доводов защиты о заинтересованности лица, с которым заключено досудебное соглашение.

В итоге Л. был признан виновным вступившим в законную силу приговором, который, в свою очередь, был положен в основу обвинительного приговора остальным подсудимым, включая нашего подзащитного.

Исходя из ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные приговором, постановленным в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не могут быть приняты судом без дополнительной проверки. При этом некая латентная форма преюдиции применена в приговоре в отношении Сергея Юрина: суд неоднократно ссылался на приговор в отношении Л. и его статус адвоката. Аналогичные ссылки содержит приговор в отношении С.

Что это означает при условии, что стороны не приобщали судебные акты в отношении Л. и С. к основному делу, а стороне защиты было отказано в получении копии указанных судебных актов?

При этом Л., который в рамках досудебного соглашения на предварительном следствии признал себя виновным даже в несуществующем преступлении, не согласился с выводом первой инстанции о признании его должностным лицом и обжаловал его в апелляции. Однако Мосгорсуд в апелляционном определении указал: «Что касается доводов апелляционной жалобы осужденного Л. о несогласии с указанием в описательно-мотивировочной части приговора, что он являлся должностным лицом, то они не могут быть приняты судебной коллегий во внимание, поскольку в соответствии с п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 16 “О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве” приговор, постановленный в соответствии с требованиями статьи 317.7 УПК РФ, не может быть обжалован сторонами в суд вышестоящей инстанции в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела» (Выделено нами. – И.И. и А.П.).

Но даже воспользовавшись расширительным толкованием Постановления Пленума ВС № 16, Мосгорсуд поставил разрешение вопроса по арестованному имуществу Л. в зависимость от приговора в отношении остальных осужденных, указав в резолютивной части: «сохранить для последующего исполнения приговора в части взыскания штрафа, а также до принятия решения по уголовному делу №…331 (основное дело в отношении остальных обвиняемых) наложенный арест».

Возникает вопрос: останется ли Л. единственным «должностным лицом, виновным в получении взятки», когда суд по основному уголовному делу признает остальных членов группы невиновными?

Признав законными процедуру выделения уголовного дела и последующий приговор, Мосгорсуд тем самым фактически заключил, что адвокат является самостоятельным субъектом преступления, предусмотренного ст. 290 УК, и может без участия должностных лиц получить взятку в виде денежной суммы за выдачу разрешения на строительство. Выходит, что, признав адвоката должностным лицом, виновным в получении взятки, суд допускает тем самым, что адвокат может договориться с взяткодателем о выдаче разрешения на строительство, получить от него деньги и организовать выдачу разрешения на строительство единолично, т.е. без привлечения иных должностных лиц и создания организованной группы?

На наш взгляд, это наглядный пример злоупотребления правом выделения уголовных дел – данное право законодателем сформулировано без четких критериев и ограничений. Размытые формулировки закона могут привести к тому, что в выделенные дела будут уходить доказательства невиновности остальных членов организованной группы.

Применительно к рассматриваемому делу возможность быть выделенным в отдельное производство была «бонусом» к досудебному соглашению о сотрудничестве. Насколько такая «процессуальная экономия» обоснованна – большой вопрос, поскольку на другой «чаше весов» – необходимость установить истину по основному делу, всесторонность и объективность судебного разбирательства. Экономия процессуальных затрат, на наш взгляд, в рассматриваемом случае тоже не усматривается: одно преступление вынуждены разбирать трое судей с участием троих гособвинителей в первой инстанции и девять судей апелляции.

Таким образом, одно событие предполагаемого преступления породило три разных судебных акта: не стыкуются между собой фактические обстоятельства, показания лиц в одном деле противоречат показаниям тех же лиц в других делах, что на данном этапе устранить уже невозможно. Более того, доступ к доказательствам невиновности, полученным в ходе рассмотрения выделенных дел, у стороны защиты по основному делу отсутствует – есть лишь отказ с формулировкой «не является участником процесса по делу №…». Как при таких обстоятельствах может быть достигнута одна из основных целей уголовного судопроизводства – защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод?

Рассказать:
Другие мнения
Шипнягов Антон
Несостоятельность притязаний третьих лиц удалось доказать
Гражданское право и процесс
Суд обязал ответчика вернуть россиянину картину, незаконно удерживаемую за рубежом
17 мая 2024
Зурабян Артур
Зурабян Артур
Адвокат АП Московской области, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX
Практика применения банкротства подтверждает «ликвидационный» тренд
Арбитражный процесс
Динамика ключевых показателей статистики по делам о несостоятельности
17 мая 2024
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Заместитель председателя Комиссии ФПА РФ по защите прав адвокатов, советник ФПА РФ
Лапидарные оценки и их последствия
Уголовное право и процесс
Аномальные подходы к оценке доказательств в уголовном судопроизводстве требуют пересмотра
16 мая 2024
Чернобель Яна
Чернобель Яна
Адвокат АП г. Москвы, партнер АП «Павел Хлюстов и Партнеры»
Доля отмены судебных решений остается невысокой
Арбитражный процесс
Данный показатель у арбитражных судов округа выше, чем у судов апелляционной инстанции
16 мая 2024
Домино Иван
Домино Иван
Управляющий партнер DOMINO LEGAL TEAM, арбитражный управляющий
«Цифровой след» банкротства как мера повышения социальной ответственности
Арбитражный процесс
Проблемы неисполнения долговых обязательств в зеркале статистики
15 мая 2024
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АП г. Москвы, АК «Судебный адвокат»
Критическое отношение суда к свидетельским показаниям: спорные аспекты
Уголовное право и процесс
Какие шаги помогут способствовать решению проблемы
14 мая 2024
Яндекс.Метрика