×

Разночтения устранены

Исключение из УПК термина «преступления в сфере предпринимательства» помогает свести к минимуму судебные ошибки

24 марта Президент РФ подписал закон, которым внесены поправки в ст. 81.1 и 164 УПК РФ (Закон № 57-ФЗ). Этот небольшой по объему документ позволит в будущем избежать серьезных ошибок в уголовном судопроизводстве.

Читайте также
Принят закон, уточняющий порядок признания предметов и документов вещдоками по экономическим статьям УК
Закон был внесен в Госдуму в связи с изменением порядка заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого в совершении отдельных преступлений в сфере бизнеса
10 марта 2021 Новости

Термин «преступления в сфере предпринимательства» никогда не использовался в УК РФ: им предусмотрена ответственность за «преступления в сфере экономической деятельности»: таковых 84 – от кражи и мошенничества до незаконного предпринимательства и мелкого коммерческого подкупа. До 2 августа 2019 г. (даты подписания Закона о внесении изменений в ст. 108 и 109 УПК РФ в части уточнения сроков содержания под стражей и порядка их продления в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении отдельных преступлений в сфере бизнеса) УПК содержал понятие «преступления в сфере предпринимательства».

Такого рода двойственное определение преступлений в сфере экономической деятельности порождало постоянные споры между сторонами защиты и обвинения, а также судебные ошибки.

Например, в 2015 г. мы защищали гражданина Н. – генерального директора хозяйственного общества, обвинявшегося в пособничестве в растрате – то есть в совершении «преступления в сфере экономической деятельности». Следствие под предлогом того, что наш подзащитный совершал действия «не в сфере предпринимательства», требовало заключить обвиняемого под стражу.

При этом оно умалчивало, что использует фактически вымышленный состав преступления, поскольку такого состава, как «преступление в сфере предпринимательства», УК не содержал. По мнению следствия, наш доверитель, учреждая хозяйственное общество, не намеревался заниматься предпринимательской деятельностью и был лишь «номинальным» генеральным директором. Суд, в свою очередь, «закрыл глаза» на то, что следствие оперировало определением, не предусмотренным Уголовным кодексом, которое не могло использоваться при обвинении лица в совершении преступления.

Нам пришлось приложить немало усилий для преодоления «словесной эквилибристики» следствия и добиться смягчения участи подзащитного. Мы представили следствию и суду массив документальных доказательств и показаний свидетелей защиты, которые опровергли ошибочную версию следствия; добились вначале освобождения доверителя из-под стражи, а затем прекращения его уголовного преследования. При этом суд, уже понимая абсурдность обвинения, предпочел вернуть дело прокурору и изменить меру пресечения, а следствие в итоге само прекратило уголовное преследование.

Читайте также
Подписан закон об изменении порядка заключения под стражу
Требуя продления меры пресечения, следствие теперь обязано сообщить, какие следственные действия были проведены по делу ранее, а также привести основания и мотивы для этого
06 августа 2019 Новости

Для предотвращения подобных разночтений и возможных судебных ошибок законодатель заменил в УПК термин «преступления в сфере предпринимательства», не известный Уголовному кодексу, на описание действий лиц, которые могут обвиняться в совершении «преступлений в сфере экономической деятельности», а именно:

– лицо было зарегистрировано в качестве индивидуального предпринимателя и подозревается в совершении преступления в связи с осуществлением предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым при осуществлении предпринимательской деятельности;

– лицо было членом органа управления коммерческой организации (генеральным директором, членом совета директоров, участником или акционером хозяйственного общества) и совершило преступление в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской и иной экономической деятельности.

Если со 2 августа 2019 г. данные правила применялись только при рассмотрении вопросов об избрании меры пресечения, то с 24 марта 2021 г. они будут применяться при установлении порядка признания предметов и документов вещественными доказательствами по уголовным делам в сфере экономики и при определении общих правил производства следственных действий. Недостаточность поправок от 2 августа 2019 г. и необходимость изменений от 24 марта 2021 г. объясняются тем, что в уголовном праве, в отличие от гражданского, аналогия не применяется.

Приведение УПК в соответствие с УК помогло нам при осуществлении защиты гражданина X., генерального директора хозяйственного общества с участием государства, сформировать позицию, которая позволила в полной мере обеспечить соблюдение прав нашего доверителя и принятие судом справедливого решения по делу. Наш подзащитный обвинялся в мошенничестве в особо крупных размерах. Мы представили суду доказательства того, что он не совершал мошеннических действий, а действовал в связи с осуществлением организацией предпринимательской деятельности, что результаты деятельности возглавляемого доверителем предприятия используются в хозяйственной деятельности головного предприятия отрасли и предприятий-смежников.

Первоначально нам удалось добиться избрания Х. меры пресечения, не связанной с лишением свободы, а затем освобождения от наказания.

Этому в немалой степени способствовало то, что из УПК был исключен неопределенный термин «преступление в сфере предпринимательства», а деяния, совершенные подозреваемым (обвиняемым), стороны обвинения и защиты, а также суды стали оценивать по конкретным действиям лица, в отношении которого ведется уголовное преследование.

Отметим, что термин «осуществление предпринимательской деятельности» участниками гражданского оборота – ИП или коммерческими организациями (хозяйственными обществами) – уголовное законодательство трактует в соответствии с терминологией, установленной ГК. В связи с этим сделки с товарами, которые исключены из гражданского оборота (наркотические вещества, оружие, отравляющие, радиоактивные вещества и т.д.), если они образуют состав преступления, нельзя будет отнести к «преступлениям в сфере экономической деятельности», поскольку такого рода сделки совершаются с целью, заведомо противоречащей основам правопорядка и нравственности.

К «преступлениям в сфере экономической деятельности» относятся в полной мере преступления «против интересов службы в коммерческих и иных организациях». Зачастую субъектами таких деяний становятся члены органов управления хозяйственного общества. Подобные уголовные дела возникают, когда члены органов управления, по мнению участников общества (акционеров), осуществляли предпринимательскую деятельность с излишним, неразумным риском или, наоборот, бездействовали, чем причинили ущерб интересам общества, государства, участникам общества или иным лицам. Кроме того, инициаторами подобных дел могут выступать органы прокуратуры, лицензирующие органы (например, Банк России), а также материнские компании холдингов (в частности, госкорпораций).

Так, в 2019–2020 гг. мы осуществляли защиту гражданина Ю., председателя правления коммерческого банка. По мнению Банка России, он своими рискованными действиями совершил «преступления в сфере экономической деятельности», а именно – привел банк к банкротству путем совершения ряда сделок, присущих кредитной организации. Заручившись выводами экономистов, мы смогли доказать, что между сделками, которые совершил наш подзащитный, и наступлением последствий в виде банкротства банка отсутствует причинно-следственная связь. Суд согласился с доводами защиты и вынес оправдательный приговор.

Несмотря на положительные тенденции в законотворческой деятельности, не следует полагать, что в правоприменительной практике отсутствуют проблемы, связанные с пока еще недостаточно выработанными механизмами защиты прав и законных интересов лиц, подвергающихся уголовному преследованию. Сотрудники следственных органов зачастую не придают должного значения тому, что закон обязывает их не только добывать доказательства вины подследственного, но и устанавливать обстоятельства, свидетельствующие о его непричастности к инкриминируемому деянию. Остается надеяться на развитие тенденции принятия законодательных актов, способствующих формированию правоприменительной практики, отвечающей интересам общества и государства и позволяющей свести к минимуму судебные ошибки.

Рассказать:
Другие мнения
Антонова Екатерина
Антонова Екатерина
Адвокат АП Краснодарского края, КА «Антонова и партнеры»
ВС предложил новую модель апелляционного обжалования в гражданском процессе
Гражданское право и процесс
Эффект от нововведений может носить двоякий характер
15 июля 2024
Березина Марина
Березина Марина
Адвокат АП г. Москвы, МГКА «Новиков и партнеры»
Банкротство по новым правилам
Арбитражный процесс
Изменения, которые можно оценить положительно, и вопросы, представляющиеся спорными
01 июля 2024
Якупов Тимур
Якупов Тимур
Юрист, партнер агентства практикующих юристов «Правильное право», помощник депутата Госдумы РФ С.В. Авксентьевой
«Отпуск» за собственный счет?
Гражданское право и процесс
Правомерность начисления частными детсадами платы за услуги в период отсутствия воспитанника
25 июня 2024
Лапшина Анна
Лапшина Анна
Старший юрист практики IP и IT BIRCH LEGAL
«Два нарушения по цене одного»
Право интеллектуальной собственности
Почему проект поправок в ст. 1515 ГК требует существенной доработки
25 июня 2024
Антонова Екатерина
Антонова Екатерина
Адвокат АП Краснодарского края, КА «Антонова и партнеры»
Судебную защиту для бизнеса предлагается упростить
Арбитражный процесс
О законодательной инициативе передать споры с участием самозанятых лиц и ИП в арбитражные суды
20 июня 2024
Михайловская Елена
Михайловская Елена
Адвокат АП Московской области, советник уголовно-правовой практики ALLIANCE LEGAL CG
Правовые последствия для операторов в случае утечки персональных данных
Производство по делам об административных правонарушениях
Законопроектные инициативы
20 июня 2024
Яндекс.Метрика