×

Уголовное преследование за жалобу на судью

За предположения о коррупции «креативные» правоохранители могут обвинить во вторжении в частную жизнь
Назаров Ерлан
Назаров Ерлан
Председатель МКА «Паритет»

Недавно на сайте «АГ» велась полемика о законодательной инициативе группы народных избранников, касающейся изъятия из Уголовного кодекса РФ ст. 282, предусматривающей ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (так называемые экстремистские действия). Под такие действия, как показывает практика, «креативные» правоохранители могут подвести что угодно. Даже «Незнайку на Луне» Н. Носова едва не причислили к экстремистской литературе.

Читайте также
Нужна ли ст. 282 УК РФ?
Адвокаты высказали свое мнение о поправках, которыми предлагается признать утратившей силу ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»
20 Декабря 2018 Дискуссии

Но оказалось, что это не единственная статья, которую можно «пришить» незадачливому обывателю, особенно если он вступил на путь противостояния лицам, наделенным властными полномочиями.

Действующее законодательство эффективно защищает частную жизнь граждан, их личную и семейную тайну, в том числе угрозой уголовного наказания за незаконное собирание и распространение соответствующих сведений (ст. 137 УК РФ). Судебная практика охватывает немалое число случаев, когда действительно имело место грубое вторжение или вмешательство в частную жизнь потерпевших, будь то известные личности или обычные граждане.

Что чаще всего становится предметом судебных баталий по такой категории дел? Это, как правило, незаконное прослушивание телефонных или иных переговоров, «подглядывание в замочную скважину» с использованием видеофиксации, слежка за передвижениями объекта, контроль переписки, сбор конфиденциальной информации иными способами и средствами. Под категорию распространения сведений о частной жизни нередко подпадают выкладывание бывшими супругами или влюбленными в социальные сети, на каналы YouTube фотографий или видеороликов, касающихся интимной жизни партнеров; разглашение врачебной или семейной тайны (например, тайны усыновления); опубликование документов, содержащих охраняемые законом сведения, и т.п. Правомерность ответственности и неотвратимость наказания за подобные действия не вызывают сомнений. Однако мне пришлось столкнуться с делом, где рассматриваемая уголовно-правовая норма была использована с явным злоупотреблением правоприменительного характера.

«Все больше людей нашу тайну хранит…»* 

Житель г. Старый Оскол Белгородской области Николай Поляков стал счастливым обладателем автомобиля «Toyota Land Cruiser», отдав за него автосалону крупную сумму. Однако наслаждался он своим приобретением недолго: автомобиль неоднократно выходил из строя, а в сервисном центре автодилера исправляли ситуацию ненадолго. Поскольку, как считал Н. Поляков, окончательно поломка устранена не была, в декабре 2016 г. им был подан иск в Старооскольский городской суд к ООО «Тойота Мотор» о взыскании уплаченных за товар денежных средств, разницы в цене, неустойки, убытков, компенсации морального вреда, судебных расходов, штрафа в полном объеме. Общая сумма иска составила свыше 6 млн руб. Гражданское дело приняла к производству опытный судья – заместитель председателя суда Г.Л. Мелентьева. Результатом затянувшегося судебного разбирательства стало решение суда от 6 июня 2017 г. об отказе в удовлетворении исковых требований.

Н. Поляков оспорил данное решение в апелляционном порядке. Кроме того, по рекомендации своего представителя в гражданском процессе он 15 августа 2017 г. подал жалобу на имя председателя Старооскольского городского суда на неправомерные действия судьи Г.Л. Мелентьевой, в которой он сослался на то, что судья проявляла односторонность, предвзятость, пристрастность и заинтересованность в пользу ответчика – ООО «Тойота Мотор». Также Н. Поляков указал на возможный конфликт интересов, поскольку судья Г.Л. Мелентьева 16 декабря 2016 г. приобрела автомобиль «Toyota RAV4», т.е. в тот же день, когда приняла к производству его исковое заявление к ООО «Тойота Мотор» (импортеру и собственнику автомобилей «Toyota», реализуемых в России), а отписала иск себе 14 декабря 2016 г. При этом в жалобе были приведены идентификационный номер VIN; номер и дата заключения договора купли-продажи автомобиля; его стоимость; дата регистрации и выданный государственный регистрационный знак. Заодно были упомянуты и другие гражданские дела, по которым претензии истцов к ООО «Тойота Мотор» по законодательству о защите прав потребителей оставались неудовлетворенными. Указанные обстоятельства в совокупности с односторонним, по мнению Н. Полякова, подходом судьи к рассмотрению гражданского дела сформировали у него убеждение о заинтересованности Г.Л. Мелентьевой в благополучном для ООО «Тойота Мотор» исходе дела.

Все бы хорошо – подал жалобу, да и подал. Получил ответ от председателя суда, что нарушений судья не допустила. Может быть, на этом и закончилась бы правозащитная эпопея оставшегося у разбитого корыта истца, если бы не одно «но». В жалобе, автором которой был представитель Н. Полякова, а последний – лишь подписантом, использовались не слишком аккуратные и корректные формулировки, содержащие предположения о коррупционном поведении судьи. Однако месть настигла его не оттуда.

«Уже пора не спрашивать, за что...»*

Поскольку догадки о коррупции к делу не привяжешь, видимо, было принято решение о преследовании жалобщика по ч. 1 ст. 137 УК РФ.

Следователем Следственного комитета было возбуждено уголовное дело по указанной статье, а впоследствии предъявлено обвинение, в котором сведения о VIN-номере автомобиля, его стоимости, датах покупки и регистрации в органах ГИБДД были признаны составляющими личную и семейную тайну судьи. По версии следствия, мотивом преступления были «острая неприязнь к Мелентьевой Г.Л. и стремление отомстить ей как судье за осуществление правосудия». «С указанной целью, – как повествуется в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, – Поляков Н.П. на территории г. Старый Оскол провел наведение справок, путем изучения документов, а также получения сведений, содержащихся в информационных системах не установленных следствием юридических лиц». И далее: «В процессе наведения справок Поляков Н.П. умышленно, незаконно собрал сведения о принадлежащем Мелентьевой Г.П. на праве собственности автомобиле “Toyota RAV4”. Тем самым Поляков Н.П. незаконно получил данные о расходах судьи, имуществе, принадлежащем ему на праве собственности, позволяющие определить место жительства, почтовый адрес судьи и членов его семьи, местонахождение объектов недвижимого имущества, принадлежащих судье на праве собственности и находящихся в его пользовании. Продолжая свою преступную деятельность, Поляков Н.П. непосредственно сразу же после незаконного собирания сведений о частной жизни судьи Мелентьевой Г.Л., составляющих ее личную и семейную тайну, так же без согласия последней, умышленно распространил их путем сообщения своему представителю и подачи жалобы на имя председателя Старооскольского городского суда от 15.08.2017 г., с которой ознакомились посторонние лица: председатель суда, а также неограниченный круг лиц из числа работников Старооскольского городского суда».

Недоумение вызывает не то, что Н. Полякову инкриминированы странные действия из перечня оперативно-розыскных мероприятий, а председатель суда и другие его работники, судя по обвинению, не были осведомлены о месте жительства и составе семьи своей коллеги Г.Л. Мелентьевой, а то, что все эти выводы являются чистой воды фантазиями, не имеющими достоверного подтверждения.

Н. Поляков указывал на следствии, что среди своих друзей и знакомых жаловался на необъективное рассмотрение гражданского дела, и кто-то из доброжелателей в стремлении помочь ему оставил под щеткой стеклоочистителя его автомобиля записку с теми самыми сведениями, сбор которых вменяют ему в вину. Данных об адресе проживания, членах семьи судьи и принадлежащих ей объектах недвижимости там не было и в помине. Эти доводы следствие не опровергло.

Очевидно, что сведения об автомобиле, в том числе его VIN-номере, дате покупки, государственном регистрационном знаке, стоимости, совершении регистрационных действий, не являются информацией, составляющей личную или семейную тайну, поскольку доступны неограниченному кругу лиц – работникам дилерского центра, где приобретался автомобиль, ГИБДД, где он поставлен на учет, страховой компании, налоговых органов, банковских структур (если покупка осуществлялась на кредитные средства), сотрудникам ДПС, которые имеют право проверять документы на транспортное средство, и т.д. Эти сведения могут стать известными посторонним лицам в случае, если автомобиль, к примеру, станет участником ДТП или владелец примет решение о его отчуждении. Если судья сама управляет автомобилем, то, паркуя его возле здания суда, вряд ли может сохранить в тайне его принадлежность и скрыть от посторонних глаз регистрационный знак. Таким образом, выводы следствия о том, что в рассматриваемом случае может идти речь о сведениях о частной жизни Г.Л. Мелентьевой, являются надуманными и весьма преувеличенными.

Более того, согласно Порядку предоставления сведений о доходах судьи, его расходах и об имуществе, принадлежащем ему на праве собственности, общероссийским средствам массовой информации, председатель соответствующего суда при получении обращения в 30-дневный срок обеспечивает предоставление общероссийскому СМИ следующих сведений о доходах судьи, его расходах и об имуществе, принадлежащем ему на праве собственности: 1) перечень объектов недвижимого имущества, принадлежащих судье на праве собственности или находящихся в его пользовании, с указанием вида, площади и страны расположения каждого из них; 2) количество транспортных средств, принадлежащих судье на праве собственности; 3) декларированный годовой доход; 4) сведения о расходах судьи, расходах его супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, предоставленные в случаях, определяемых Федеральным законом от 3 декабря 2012 г. № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам». 

Статья 8.1 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации» предусматривает обязанность судьи ежегодно представлять в суд, в котором он занимает должность судьи, сведения о своих доходах, об имуществе, принадлежащем ему на праве собственности, и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, об имуществе, принадлежащем им на праве собственности, и обязательствах имущественного характера супруга (супруги) и несовершеннолетних детей.

То есть такие данные подпадают под сферу государственного и общественного контроля.

На сайте Старооскольского городского суда размещены сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера судей этого суда, их супругов и несовершеннолетних детей за 2016 г., согласно которым Г.Л. Мелентьева владеет автомобилем «Toyota RAV4», а ее супруг – автомобилем «Toyota Highlander». Следовательно, сведения об автомобиле, получение которых инкриминируется Н. Полякову, не могут быть отнесены к личной тайне, а официальная жалоба председателю суда – расценена в качестве распространения информации о частной жизни, в связи с чем его действия не образуют состава преступления.

«Весь ужас в том, что нас сейчас поймут...»*

При общении со следственными работниками у меня сложилось твердое и, как мне кажется, обоснованное убеждение, что они прекрасно понимали несостоятельность обвинения, а расследование носило вынужденный характер. Да и свелось оно фактически лишь к допросу судьи, одного свидетеля (представителя истца) и Н. Полякова, если не считать процессуальных действий, связанных с предъявлением ему обвинения. 

Тем не менее, несмотря на очевидное отсутствие состава преступления в действиях Н. Полякова, заместитель Старооскольского прокурора после двухнедельных раздумий (или согласований?) утвердил обвинительное заключение. Сейчас решается вопрос о территориальной подсудности дела. Все мировые судьи г. Старый Оскол взяли самоотвод. Областной суд вынес постановление о направлении дела в другой район. Сторона защиты обжаловала его, требуя направления в Верховный Суд РФ для передачи в иной регион в целях обеспечения объективности и беспристрастности. Вызывает сомнение то, что следователь мог предъявить обвинение, а прокурор утвердить его, не будучи уверенными в том, что оно найдет поддержку в судебных инстанциях региона. Все это больше напоминает банальное сведение счетов за неосторожно и необдуманно высказанные предположения о коррупции, автором которых Н. Поляков даже не являлся. Одним словом, как в той басне И.А. Крылова: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».  

«Действуй строго по закону, то бишь действуй… втихаря»**

Между тем история не исчерпывается уголовным преследованием моего подзащитного за официальную жалобу на судью.

При рассмотрении вопроса о подсудности в областном суде по моему ходатайству судья предоставил возможность ознакомиться с материалами, которыми дополнилось уголовное дело после окончания расследования и направления его прокурору. И тут я случайно обнаружил появившийся после выполнения требований ст. 217 УПК РФ документ – письмо руководителя следственного отдела на имя президента адвокатской палаты с предложением о привлечении меня к дисциплинарной ответственности. Что же возмутило автора обращения? Оказывается, он усмотрел нарушение прав моего подзащитного в том, что я давал комментарии изданию Kommersant.ru: «Адвокат Назаров Е.Б. сообщил о том, что его подзащитный Поляков Н.П. действительно незаконно собрал и распространил сведения о частной жизни судьи Мелентьевой Г.Л.». Видимо, в таком аспекте расценен следующий комментарий защитника: «Данные были указаны в подтверждение доводов о возможной коррупции, поскольку односторонность судьи могла объясняться какими-либо преференциями, например более выгодными условиями покупки, предоставлением дополнительного оборудования, обещанием бесплатного технического обслуживания». Не зря говорится: «Каждый видит то, что он хочет увидеть».

Можно было бы порадоваться за граждан, если бы следователи так скрупулезно следили за тем, как они сами соблюдают их права и законные интересы. Тогда, наверное, не пришлось бы обсуждать в СМИ надуманные и, на мой взгляд, заведомо необоснованные обвинения. Ведь дела подобного рода, когда принимаемые решения не имеют ничего общего с законностью, не любят публичности. Поэтому некоторые правоприменители предпочли бы, чтобы и адвокат молчал в тряпочку.

Кстати, по непонятным причинам в адвокатскую палату это письмо не поступило. Неужели его вложили в дело для виду или чтобы отчитаться перед кем-то? Если так, снимаю шляпу. Хотя бы за это.

* В. Вишневский.

** Л. Филатов.

Рассказать:
Другие мнения
Стрижак Андрей
Стрижак Андрей
Адвокат КА «Цитадель»
Правомочия адвоката по ордеру в гражданском процессе
Гражданское право и процесс
В каких случаях доверенность необходима, а в каких – нет
30 Ноября 2020
Милосердов Александр
Милосердов Александр
Старший юрист судебно-арбитражной практики Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»
Арбитражный суд на страже природы
Природоохранное право
Без положительного заключения государственной экологической экспертизы строить мусорный полигон запрещено
27 Ноября 2020
Горин Егор
Горин Егор
Партнер, руководитель практики судебной защиты КСК групп
Правомерен ли зачет неустойки против основного долга?
Арбитражное право и процесс
ВС рассмотрел взаимные претензии комиссионера и комитента под неформальным углом
26 Ноября 2020
Базаров Дмитрий
Базаров Дмитрий
Адвокат, партнер BGP Litigation
Оспаривание зачета в банкротстве: новый подход Верховного Суда
Арбитражное право и процесс
Есть ли разница между сальдо и зачетом?
25 Ноября 2020
Семикина Елена
Семикина Елена
Адвокат Томской объединенной коллегии адвокатов

«Мучительная агония преюдиции» в гражданском процессе
Арбитражное право и процесс
Применение норм о преюдиции в актах высших судебных инстанций
24 Ноября 2020
Козенков Александр
Решение о сносе мусорного полигона в Архангельской области устояло в апелляции
Арбитражное право и процесс
Суды выявили ряд нарушений, допущенных при строительстве объекта
23 Ноября 2020