×
Золотухин Борис
Золотухин Борис
Адвокат, член Совета АП Белгородской области

Часть 1 ст. 37 УПК РФ определяет, что прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

При этом, хотя УПК РФ относит прокурора к числу участников стороны обвинения, круг его полномочий не ограничивается исключительно уголовным преследованием, поскольку в силу Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в деятельности прокуратуры присутствует важная функция по надзору за законностью.

Важная сфера прокурорского надзора
Часть 2 ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» к одной из сфер прокурорского надзора относит надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие.

При этом в ст. 29 указанного закона определен предмет данной сферы надзора: «соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие».

Однако в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» отсутствуют предписания, определяющие полномочия прокурора по реализации соответствующих функций и формы прокурорского реагирования, а ст. 30 содержит отсылочную норму к УПК РФ и другим федеральным законам.

Реализуя функцию надзора за исполнением законов органами, ведущими предварительное расследование, прокурор осуществляет уголовно-процессуальную деятельность, урегулированную нормами УПК РФ.

Расширить полномочия
С учетом того что разделить деятельность прокурора на две самостоятельные функции (уголовное преследование и надзор за законностью) невозможно и что прокурор в досудебном производстве является процессуальным руководителем органов дознания и предварительного следствия, отвечая за обоснованность обвинения и поддерживая его в суде, вопрос о расширении его процессуальных полномочий является чрезвычайно важным.

Полагаю, что статистические показатели качества следствия и десятилетняя практика применения ст. 37 УПК РФ, из которой в июне 2007 г. был исключен ряд важнейших процессуальных полномочий прокурора, свидетельствуют о необходимости не только возвращения ему старых полномочий, но и наделения его некоторыми новыми.

Так, важно вернуть прокурору право согласия на возбуждение уголовного дела (в том виде, в котором оно существовало до 2017 г.).

Кроме того, с моей точки зрения, прокурору должны быть возвращены следующие права:

– давать следователю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий, которые обязательны для следователя и руководителя следственного органа;

– утверждать постановление следователя, дознавателя о возбуждении перед судом ходатайства об избрании, продлении, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;

– утверждать постановление следователя о прекращении производства по делу;

– отменять любые незаконные или необоснованные постановления следователя; разрешать отводы, заявленные нижестоящему прокурору, а также их самоотводы;

– отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК РФ;

– приостанавливать или прекращать производство по любому уголовному делу.

Необходимость внесения указанных изменений подтверждается статистическими данными Генеральной прокуратуры РФ.

Так, ежемесячно прокурорами страны отменяется до полутора тысяч постановлений следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела, около двух тысяч постановлений о прекращении и около трех с половиной тысяч постановлений о приостановлении следствия. Такое количество незаконных решений можно предотвратить, предоставив прокурору право санкционировать важнейшие процессуальные решения и возможность усиленного процессуального надзора за действиями следователя.

Исключив в свое время из полномочий прокурора право утверждать постановление следователя, дознавателя о возбуждении перед судом ходатайства об избрании, продлении меры пресечения, мы столкнулись с нередкой ситуацией, когда прокурор в суде отказывался поддержать ходатайство следователя.

Ограничив в 2007 г. прокурора в процессуальных правах надзора за следствием, законодатель оставил за ним обязанность извиняться от имени государства перед лицом, подвергнутым незаконному уголовному преследованию. И если обязанность такого извинения логична, когда дело направлено в суд с обвинительным заключением, то она не совсем соответствует его ограниченным процессуальным полномочиям на стадии досудебного производства, когда дело прекращено по реабилитирующим основаниям в процессе следствия.

Считаю, что в уголовно-процессуальный закон должна быть внесена норма, в соответствии с которой мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства следователем либо дознавателем по утвержденному прокурором постановлению, может быть отменена или изменена только с согласия прокурора.

Далее, из УПК РФ должна быть исключена норма ч. 1 ст. 214, в соответствии с которой прокурор имеет право отменить постановление руководителя следственного органа, следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования лишь в срок, не превышающий 14 суток с момента получения материалов уголовного дела (притом что руководитель следственного органа таким сроком не ограничен).

Изменить подход к продлению сроков
Чрезвычайно важным считаю изъятие у руководителей следственных органов права продлевать срок предварительного расследования и возращение этой функции прокурору.

Любой практик, работавший до 2007 г., знает, какой подход к срокам существовал в прокуратуре. Прокуроры городов и районов четко обозначали перед следователями задачу завершить расследование дела в шестимесячный срок. А продление сроков свыше года было возможно только через заседание коллегии прокуратуры субъекта, и в подавляющем большинстве случаев выносился приказ о наказании. Сегодня же продление сроков свыше года – обыденное дело. Так, только что в моей практике дело по преступлению небольшой тяжести расследовалось 15 месяцев (как известно, срок давности по этой категории дел составляет два года).

Неслучайно в статистической отчетности СК России в 2015 г. появилась графа «остаток неоконченных дел со сроком расследования свыше трех лет» и по итогам 2016 г. в ней отражено 247 дел, а по состоянию на конец 2016 г. в следственных изоляторах страны по неоконченным делам со сроком расследования свыше года содержались 1300 заключенных.

С учетом сформулированного ЕСПЧ в Постановлении от 4 ноября 2010 г. по делу «Банникова против России» (жалоба № 18757/06) критерия осуществления оперативных действий на основании разрешения на проведения ОРД в рамках модели противоправного поведения, полученного со стороны независимого органа, полагаю необходимым внесение изменений в ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и наделение прокурора правом дачи согласия на проведение оперативно-розыскных мероприятий «проверочная закупка» и «оперативный эксперимент».

Рассказать:
Другие мнения
Гривцов Андрей
Гривцов Андрей
Адвокат, старший партнер АБ «ЗКС» (г. Москва)
Почему адвокаты не хотят идти в судьи и почему в судьи не берут адвокатов?
Правосудие
Ответ на оба вопроса – несамостоятельность судей в принятии решений
12 Ноября 2018
Назаров Ерлан
Назаров Ерлан
Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Белгородской области, председатель МКА «Паритет»
У судов не должно быть статистических ориентиров
Правосудие
Стабильные показатели работы судов: оправдательных приговоров сегодня меньше, чем в годы репрессий
08 Ноября 2018
Комар Ирина
Комар Ирина
К.э.н., партнер в ООО «Профессиональная Группа Оценки», вице-президент СРО «Союз “Федерация Специалистов Оценщиков”», член Совета по оценочной деятельности при Минэкономразвития РФ
«Стоимость» жизни авиапассажира
Правосудие
Разработана методика определения размера компенсаций при причинении вреда жизни пассажиров при авиаперевозках
02 Ноября 2018
Дядькин Дмитрий
Дядькин Дмитрий
Старший партнер КА «Дефенден Юстицио», директор Института государства и права Сургутского государственного университета, д.ю.н.
Зачем адвокатам идти в судьи?
Правосудие
Пополнение судейского корпуса выходцами из адвокатуры не преодолеет пороков судебной системы
30 Октября 2018
Денисов Антон
Денисов Антон
Юрист NLF Group
Взгляд инвестора на финансирование судебных процессов
Юридический рынок
Перспективы развития рынка многообещающие, но изменения в правоприменении необходимы
23 Октября 2018
Авакян Елена
Авакян Елена
Советник ФПА РФ, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства»
Протокол адвокатского опроса – не доказательство
Правосудие
Он должен быть средством обеспечения явки свидетеля в суд и в этом смысле приниматься судом
16 Октября 2018