×

Увеличение числа правоприменителей не улучшит качество правосудия

Гораздо сложнее, хотя и менее затратно, изменить подход к его отправлению  
Гейко Павел
Гейко Павел
Адвокат АК «СанктаЛекс»

8 июля в первом чтении был принят разработанный Верховный Судом РФ проект поправок в УПК РФ (далее – законопроект), устанавливающий пресекательный срок обжалования итогового судебного решения по уголовному делу в порядке «сплошной» кассации.

Отмечу, что предлагаемый законодателем двухмесячный срок для подачи кассационной жалобы «скопирован» с ГПК РФ, и разработчики поправок этого не скрывают. Однако никаких обоснований использования аналогичного подхода в уголовном процессе не приведено. Очевидно, разработчики законопроекта руководствовались логикой: если это работает в гражданском процессе, будет эффективно и в уголовном. Но такой подход, на мой взгляд, в корне не верен.

Позиция ФПА РФ и коллег-адвокатов относительно данного законопроекта – особенно в части исключения предлагаемого пресекательного срока для подачи жалобы в порядке «сплошной» кассации – вполне понятна с точки зрения защитника прав и интересов определенного круга лиц – фигурантов уголовных дел и должна быть поддержана.

Разумный срок и его конкретное значение – логичное дополнение к порядку судопроизводства. Все процессуальное законодательство пронизано идеей разумного срока, и стоит признать, что это действительно необходимая концепция. Определять конкретные параметры разумного срока представляется важным, чтобы избежать несправедливого затягивания процессов, каждый из которых – чьи-то время, деньги, усилия, эмоции. Однако в рассматриваемом случае признать разумным двухмесячный срок кассационного обжалования нельзя. Уголовные дела отличаются многотомностью, обилием документов, сложностью организации общения адвокатов с подзащитными, и подготовить качественную кассационную жалобу на основе такого большого объема информации в условиях ограниченности общения с подзащитным за такой короткий срок не представляется возможным.

Цель УПК – не упрощение работы суда, а регламентация необходимых действий для защиты сторон уголовного процесса. В качестве одной из целей обсуждаемого законопроекта разработчики указали решение проблем, связанных с организацией и проведением судебных заседаний, а также исполнением приговоров. Введение пресекательного срока кассационного обжалования действительно позволит избежать названных проблем, однако ценой того, что необходимые заседания просто не будут проведены, поскольку сторона защиты не успеет подать жалобу.

Впечатление от законопроекта складывается такое, что Верховный Суд осознал «ошибку» введения «сплошной» кассации и пытается срочно ее исправить, максимально ограничив срок для подачи жалобы.

Процедура «сплошной» кассации была включена в российский уголовный процесс не так давно. Это действительно важная и нужная для защиты прав человека возможность участия в судебном разбирательстве. «Сплошная» кассация создает условия для рассмотрения большего количества дел, соответственно, нагрузка на судебную систему – и, в частности, на судей – возрастает.

При таком способе, как ограничение возможности рассмотрения кассационной жалобы крайне небольшим сроком, ничьи права формально не нарушаются, ведь, как указано в пояснительной записке, остаются иные способы защиты. Считаю, что такой подход не соотносится с идеями защиты прав человека в уголовном процессе, противоречит им в угоду интересам судебной системы. Введение пресекательного срока явно ухудшает положение сторон, а ссылка на иные способы защиты – на мой взгляд, не релевантная. Наличие нескольких способов защиты не сказывается на возможности надлежащего использования каждого из них в отдельности.

В то же время введение сроков для передачи судебных актов можно оценить положительно. Это дисциплинирует суд и позволяет точно определить, кто и когда сможет получить необходимые документы. Возможно, предлагаемые сроки слишком малы, но в целом представляются приемлемыми.

Кроме того, оперативность – неподходящий термин для обжалования в уголовном процессе, поэтому ссылаться на него как на обоснование введения двухмесячного срока кассационного обжалования, думаю, нельзя. Возможно, целесообразнее предусмотреть различные сроки кассационного обжалования – в зависимости от тяжести преступлений.

Вместе с тем предназначение принимаемых законов заключается в том числе в выстраивании регуляторных механизмов, которые должны учитывать интересы различных групп общества как в отдельности, так и вместе взятых, а также каждого его члена. Государство как форма организации общества воплощает все возможные взаимосвязи составляющих его субъектов, в том числе возникшие на основе их интересов. Удовлетворение интересов одних членов общества в ущерб другим так же недопустимо, как и ущемление интересов государства (т.е. общества в целом) даже в таких благих целях, как расширение процессуальных возможностей участников уголовного судопроизводства по гарантированному трехэтапному рассмотрению их дел.

Ранее не известный отечественному уголовному процессу порядок рассмотрения уголовных дел на этапе «сплошной» кассации существенно расширил процессуальные права участников уголовного судопроизводства. По сути, теперь любое уголовное дело без возможности дискреционного вмешательства суда обеспечено трехуровневой судебной проверкой.

Введение такого механизма, как гарантированное трехуровневое рассмотрение уголовного дела, очевидно, повлекло значительное увеличение нагрузки на суды кассационной инстанции. Более того, учитывая, что сегодня жалобы в порядке «сплошной» кассации могут быть поданы без ограничения по сроку, нагрузка на суды кассационных инстанций возросла по сравнению с апелляционными. Такое состояние дел не соответствует принципу устройства судебной власти в виде «пирамиды», в основании которой – суды первой инстанции, далее – второй, затем – кассационной, а «вершиной» выступают суды надзорной инстанции, поскольку для реализации бессрочной «сплошной» кассации потребуется численность судей кассационных судов не меньшая, чем в апелляционных.

Если идти по пути увеличения «пунктов» гарантированного рассмотрения уголовного дела, почему бы тогда не ввести, к примеру, гарантированный пересмотр в порядке надзора, впоследствии добавить пятый уровень «пирамиды» судебной власти и т.д. (начальник над начальником – и так до тех пор, пока «начальника над начальником» неоткуда будет взять)?

Читайте также
Почему адвокаты не становятся судьями?
Эксперты обсуждают возможные причины, по которым адвокатура крайне редко служит источником пополнения судейского корпуса
19 Декабря 2018 Дискуссии

Многоуровневость рассмотрения уголовных дел, безусловно, должна быть, но сложившуюся в России проблему некачественного правосудия по уголовным делам следует, на мой взгляд, решать не увеличением «пунктов проверки» рассмотрения уголовного дела, а повышением качества работы действующих судов. Для этого необходимо, как давно и широко обсуждается, повышать независимость судебной системы и качество работы механизма отбора кандидатов для назначения на должность судьи, возможно даже установив ее как выборную, и т.д.

Возложение на государство дополнительных расходов для реализации бессрочной «сплошной» кассации, на мой взгляд, нельзя назвать экстраординарным выходом из сложившейся в судебной системе ситуации. Гораздо сложнее, хотя и менее затратно, изменить подход к отправлению правосудия, уйти от сформировавшейся в последние три десятилетия хаотичной системы общественных и личностных ценностей, повысить правовую сознательность в обществе и т.п. Увеличение числа правоприменителей качество правосудия не улучшит.

Рассказать:
Другие мнения
Батура Ольга
Батура Ольга
Руководитель практики недвижимости и ГЧП «ДювернуаЛигал»
Реформа проектов развития территорий: большая перемена
Жилищное право
Законопроект упорядочивает и упрощает механизм КРТ, но ряд вопросов остались нерешенными
13 Октября 2020
Водопьянов Юрий
Водопьянов Юрий
Юрист «Содружества Земельных Юристов»
Редевелопмент промзон – по новым правилам
Градостроительное право
Какие недостатки призван устранить проект поправок в ГрК РФ
07 Октября 2020
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Цена утечки персональных данных
Производство по делам об административных правонарушениях
Защита информации ограниченного доступа требует комплексного подхода
06 Октября 2020
Макейчук Антон
Макейчук Антон
Адвокат, партнер юридической компании Tenzor Consulting Group
Платить дивиденды или не платить по долгам?
Арбитражное право и процесс
«Вилка» законодательных мер о моратории как возможность злоупотребления правом
05 Октября 2020
Яни Павел
Яни Павел
Научный руководитель Научно-образовательного центра «Уголовно-правовая экспертиза» Юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, член Научно-консультативного совета при ФПА РФ, д.ю.н., профессор
Ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвоката: проблемы квалификации
Уголовное право и процесс
Какие новые вопросы повлечет введение ст. 294.1 УК
30 Сентября 2020
Борохова Наталья
Борохова Наталья
Адвокат, доцент кафедры уголовно-процессуального права РГУП (Уральский филиал), к.ю.н.
Первый шаг – не повод почивать на лаврах
Уголовное право и процесс
Будет ли работать норма о воспрепятствовании деятельности адвоката без реформы правоохранительной системы?
24 Сентября 2020