×

Увольнение за «утечку информации»

Стремление к максимизации прибыли нередко приводит компании к нарушениям законодательства
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman

Продолжая тему незаконного увольнения работников в отместку за борьбу с нарушением закона, отмечу, что трудовое право США обеспечивает надежную защиту прав и законных интересов работников, информирующих компетентные органы о нарушениях закона в частном и государственном секторе экономики, а также госструктурах и некоммерческих организациях. Такие действия работников правомерны и охраняются законом, о чем свидетельствует адвокатская и судебная практика.

Читайте также
Незаконное увольнение и дискриминация работников госорганов в отместку за борьбу с нарушениями закона
Адвокатская и судебная практика США
27 Августа 2021 Мнения

В условиях рыночной экономики защита трудовых прав работников, занятых в частном секторе, от преследования со стороны работодателей (частных компаний, предприятий и организаций) за предоставление информации о нарушениях закона имеет принципиально важное значение. Частный бизнес по определению ориентирован на получение прибыли, и стремление к ее максимизации нередко приводит к нарушениям законодательства, несоблюдению его требований, попыткам «обойти» закон. Результатом становится причинение экономического вреда государству, материального ущерба потребителям, контрагентам и акционерам, а также вреда жизни и здоровью граждан.

Рассмотрим пример незаконного увольнения работника в отместку за информирование компетентных органов о нарушениях работодателем договорных обязательств.

А., сотрудник крупной компании в области программного обеспечения и оказания услуг в сфере информационных технологий, предоставил контролирующим органам информацию о том, что компания без достаточных оснований умышленно оспаривала правомерность предъявленных контрагентами счетов к оплате. Контрагенты, соответственно, предъявляли судебные иски, что позволяло компании затягивать оплату по счетам и тем самым скрывать нестабильность финансового положения и неспособность во многих случаях своевременно расcчитаться с контрагентами. Отмечу, что в данной компании работают свыше тысячи человек, ее годовой доход составляет от 100 до 500 млн долл., а контрагентами являются компании как частного, так и госсекторов.

В отместку за «утечку информации» А. был уволен, в связи с чем обратился в региональное Управление по охране труда (OSHA) Министерства труда США. Судья по административным делам посчитал увольнение незаконным. Апелляционный административный суд поддержал это решение. Компания, в свою очередь, обратилась c апелляционной жалобой в гражданский суд, однако в конечном итоге выплатила А. компенсацию более 330 тыс. долл.

Практика затягивания расчетов с контрагентами – к сожалению, не редкость и является нарушением правопорядка, препятствующим нормальному функционированию экономики, а также деятельности цепочки взаимосвязанных хозяйствующих субъектов. В связи с этим в практике США подобная информация, поступающая от работников, – одно из эффективных средств борьбы с подобными нарушениями закона и договорных обязательств.       

Далее рассмотрим примеры увольнения в отместку за предоставление информации о нарушениях работодателем закона при продаже товаров и недвижимости.

J., менеджер одного из магазинов корпорации по продаже электроники, был уволен за то, что предоставил компетентным органам информацию о фактах обмана и мошенничества в магазине. Данная корпорация является одной из крупнейших в США и реализует электронику в том числе за рубеж. По итогам рассмотрения спора суд взыскал с корпорации в пользу J. компенсацию в 7,4 млн долл.

W. работала в крупной компании агентом по продаже предназначенных для отдыха кондоминиумов, расположенных, как правило, в курортных местах, на условиях раздельного владения (timeshare). Жилые кондоминиумы создаются в многоквартирных домах или представляют собой отдельные строения, каждое из которых является домом для одной семьи. Дворы, скверы, бассейн, спортзал, места отдыха и развлечений – общие для каждого комплекса кондоминиумов. Кондоминиумы в виде отдельных строений, как правило, располагают большими удобствами по сравнению с квартирами. Покупка кондоминиумов в курортных зонах на условиях timeshare популярна в США, особенно среди пенсионеров. У кондоминиума, приобретенного на этих условиях, как правило, несколько владельцев, каждый из которых вправе пользоваться им определенный период времени. В соответствии с договором, заключаемым с каждым гражданином-покупателем, компания обязуется надлежаще содержать и обслуживать кондоминиум.

W. была уволена после того, как сообщила в компетентные органы о сложившейся в компании практике обмана покупателей при продаже кондоминиумов на условиях timeshare, особенно пожилых людей, не всегда сведущих в такого рода сделках. Согласно заявлению W., агенты по продаже неправильно информировали потенциальных клиентов о размере процента, уплачиваемого банку при получении ссуды на покупку кондоминиума, умышленно указывая заниженный размер процента; убеждали их, что на такие кондоминиумы хороший спрос и их легко сдавать в аренду и получать за это прибыль; открывали на имя владельцев кондоминиумов новые кредитные карты и использовали их без уведомления данных лиц; заверяли покупателей, что они могут в любой момент вернуть жилье компании, получив обратно всю уплаченную за него сумму, хотя в действительности владельцы должны сами искать покупателя на свою долю владения кондоминиумом. Кроме того, согласно информации, предоставленной W., компания при оплате владельцами кондоминиумов расходов на их содержание нередко завышала стоимость фактически выполненных работ и оказанных услуг.

До увольнения W. проработала в этой сфере 15 лет и была квалифицированным, опытным специалистом. Несмотря на это, она не смогла найти подходящую работу, перебиваясь случайными, редкими и низкооплачиваемыми заработками, испытывала крайнюю нужду и моральные страдания. Спустя два года после увольнения она предъявила иск к компании в связи с незаконным увольнением. Судебная тяжба заняла еще четыре года.

Дело рассматривал Верховный Суд штата Калифорния с участием жюри присяжных.

Ответчик по делу возражал против удовлетворения исковых требований. Представитель компании во время судебного заседания заявил, что W. была уволена справедливо как «нарушитель спокойствия», об инцидентах, имевших место шесть лет назад, сейчас судить трудно и заявления истца о том, что обман клиентов является политикой компании, не соответствуют действительности.

В ходе судебного процесса были заслушаны показания свидетелей и исследована документация, связанная с деятельностью компании. Приведенные в исковом заявлении факты неправомерной практики работы с клиентами подтвердились. Несмотря на то что некоторые агенты по продажам, с которыми W. до увольнения обсуждала эту проблему, отказывались от навязываемой им политики любыми способами увеличивать объем продаж, в целом она оставалась прежней. Так, один из свидетелей (бывший руководитель отдела продаж одного из агентств компании) сообщил суду, что, когда объем реализации падал, в компании действовал режим «дни TAFT» (аббревиатура девиза «tell them any frigging things», буквальный смысл которой «говори всякую чертовщину, только продай»). Агентов инструктировали, чтобы те использовали любые аргументы, но только в устной форме, ничего не подписывая. Суд также установил, что зарплата должностных лиц, контролирующих соблюдение агентами этих правил, зависела от объема продаж последних, что свидетельствовало о наличии конфликта личных и общественных интересов.

Таким образом, суд признал исковые требования обоснованными и взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию материального ущерба и морального вреда на общую сумму в 20 млн долл., а также штрафные санкции.

Адвокат С., защищавшая интересы истца, отметила, что решение суда нельзя рассматривать исключительно как компенсацию, взысканную с крупнейшей корпорации. По ее мнению, вердикт жюри присяжных должен стать предупреждением о недопустимости «обворовывания» и обмана пожилых граждан, количество которых растет год от года.

Далее рассмотрим пример незаконного увольнения работника за предоставление информации о нарушениях работодателем требований закона об охране здоровья и безопасности людей.

М., водитель грузового автотранспорта компании по автоперевозкам, расположенной в штате Нью-Джерси, предоставил компетентным органам информацию, что компания в нарушение закона увеличила продолжительность рабочего дня водителей. В отместку за это он был уволен и предъявил иск о незаконном увольнении.

Суд, рассмотрев материалы дела, установил, что такая практика компании преследует цель сократить расходы на оплату труда водителей и, соответственно, увеличить свою прибыль. Тем самым она нарушает трудовые права работников, а также правила безопасности дорожного движения, поскольку возрастает риск аварий, что создает угрозу жизни людей. По итогам рассмотрения дела с ответчика в пользу истца была взыскана компенсация в 515 тыс. долл.

Рассмотрев следующее дело, суд наряду с компенсацией материального ущерба, причиненного незаконно уволенному работнику, взыскал в его пользу с работодателя и штрафные санкции, поскольку действия ответчика были квалифицированы судом как умышленное грубое нарушение закона. Так, B., проработавший в течение трех лет региональным менеджером по продаже лекарств и препаратов пациентам, страдающим сердечно-сосудистыми заболеваниями, высказал сомнения в эффективности и безопасности указанных лекарств, за что был уволен. Суд взыскал с ответчика в пользу истца 25,1 млн долл., в том числе 2,7 млн долл. в качестве компенсации материального ущерба и 22,4 млн долл. штрафа.

В судебной практике США также встречаются иски о незаконном увольнении работников в отместку за предоставление информации о нарушении работодателем закона об охране конфиденциальности данных партнеров по бизнесу.

L., инженер, специалист в области высоких технологий, работал в корпорации, занимающейся проектированием, разработкой и эксплуатацией информационных технологий, систем и инфраструктуры связи, в том числе программ, связанных с национальной безопасностью. До этого он работал в Национальном управлении по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА).

L. обратился в суд. Как он полагал, его уволили в отместку за предоставление информации о нарушениях законодательства, имевших место в корпорации. В исковом заявлении истец указал, что его работа оценивалась положительно и он получал высокую зарплату, которая его устраивала, однако когда он предоставил информацию о том, что в корпорации практикуется несанкционированный допуск к секретным данным контрагентов в нарушение правил конфиденциальности при заключении договоров по госзаказам, то был отстранен от работы, а затем уволен.

Федеральный суд с участием жюри присяжных признал увольнение незаконным и взыскал с компании-ответчика в пользу истца компенсацию порядка 1,5 млн долл. за материальные потери, в том числе за время вынужденного прогула, и в возмещение предстоящих материальных потерь в результате увольнения 862 тыс. долл., а также компенсацию морального вреда – 644 тыс. долл.

В заключение рассмотрим пример незаконного увольнения работника-«информатора» работодателем – некоммерческой организацией. Такие дела обычно связаны с финансовыми нарушениями со стороны некоммерческих организаций, полностью или частично финансируемых за счет госбюджета.

Б. работал финансовым директором некоммерческой организации, входящей в систему реализации программ помощи в воспитании малолетних детей из малообеспеченных семей. После того как он предоставил компетентным органам информацию о фактах финансовых нарушений и мошенничества в организации, его уволили. Рассмотрение в суде искового заявления Б. о незаконном увольнении завершилось мировым соглашением, согласно которому ответчик выплатил истцу компенсацию в 950 тыс. долл.

Рассказать:
Другие мнения
Скомаровская Надежда
Скомаровская Надежда
Адвокат Иркутской коллегии адвокатов «Линия защиты»
Отвод эксперту в гражданском процессе: насколько это реально?
Производство экспертизы
Как не допустить нарушения права на отвод
01 Декабря 2021
Лебедева-Романова Елена
Лебедева-Романова Елена
Адвокат, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры», эксперт Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей
Если на кону – имущественные права
Уголовное право и процесс
Судебная экспертиза как механизм защиты и установления объективной истины по экономическим преступлениям
29 Ноября 2021
Глотов Максим
Глотов Максим
Адвокат АП Московской области, председатель Московской коллегии адвокатов «Могильницкий и партнеры»
Тонкая грань статуса потерпевшего
Уголовное право и процесс
Вопрос процессуальной замены потерпевшего в случае его смерти, не связанной с преступлением, остается открытым
24 Ноября 2021
Дядькин Дмитрий
Дядькин Дмитрий
Адвокат КА «Де Юсте», член Совета АП ХМАО, директор института государства и права СурГУ, д.ю.н.
Эффективные инструменты для защиты или представительства
Уголовное право и процесс
Комментарий к правовым позициям по уголовным делам из Обзора ВС РФ № 3 за 2021 год
22 Ноября 2021
Егоров Павел
Егоров Павел
Заведующий филиалом № 14 Омской областной коллегии адвокатов, член Совета молодых адвокатов АПОО
Признание доказательств недопустимыми: миф или реальность?
Уголовное право и процесс
Доводы защиты о пороках доказательств обвинения суды оставили без внимания
17 Ноября 2021
Гузенко Иван
Гузенко Иван
Адвокат, председатель Московской коллегии адвокатов «Андреев, Бодров, Гузенко и Партнеры»
Является ли доход от реализации имущества на торгах прибылью?
Арбитражное право и процесс
Коллизия НК и Закона о банкротстве в вопросе очередности выплат кредиторам
16 Ноября 2021
Яндекс.Метрика