×
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman

Конституционный Суд РФ опубликовал информационно-тематическое собрание правовых позиций о защите окружающей среды (по состоянию на декабрь 2021 г.).      

Читайте также
КС обобщил наиболее значимые правовые позиции о защите окружающей среды
В информационно-тематическое собрание Конституционный Суд включил семь постановлений и три определения
26 Января 2022 Новости

Все акты, содержащиеся в информационно-тематическом собрании КС, представляют несомненный интерес. Особо хотелось бы выделить постановления от 1 декабря 1997 г. № 18-П и от 14 мая 2009 г. № 8-П, в которых затронут ряд серьезных проблем, требующих решения, в том числе на законодательном уровне.

Очевидно, что экологическая ситуация в России с учетом негативного воздействия на окружающую природную среду и, соответственно, на жизнь и здоровье людей, а также имущество (собственность) физических и юридических лиц в результате производственно-хозяйственной деятельности и продолжающихся климатических изменений требует серьезной корректировки государственной экологической политики. Необходимо пересмотреть действующее законодательство, чтобы оно отвечало современным реалиям, а также повысить эффективность деятельности органов исполнительной и судебной власти.

Базой для проведения этой работы, как подчеркнул КС, является Конституция РФ, гарантирующая право граждан на благоприятную окружающую среду. Положения Основного Закона должны быть реализованы в отраслевом законодательстве. Однако, как справедливо отмечено в Постановлении от 1 декабря 1997 г. № 18-П, причиненный вред «не может быть возмещен в порядке, установленном гражданским, административным, уголовным и другим отраслевым законодательством». Пример тому – экологическая катастрофа в Норильске 29 мая 2020 г. Очевидно, что сумма, взысканная с компании «Норникель» по решению суда, не может возместить причиненный экологический вред, а продолжительность и объем негативных для природной среды региона и для здоровья людей последствий непредсказуемы и не поддаются исчислению. Закон не содержит ответа на вопрос, каким образом возместить ущерб, причиненный отдаленными последствиями экологического правонарушения. Более того, руководствуясь п. 1 ст. 78 Закона об охране окружающей среды, суд взыскивает с правонарушителя убытки в размере, определяемом в соответствии с методиками, утвержденными органами исполнительной власти. Так было принято и судебное решение при взыскании с «Норникеля» причиненных убытков. Видимо, не случайно в СМИ это зачастую называлось взысканием штрафа.

Проблему возмещения причиненного экологического вреда далеко не всегда можно решить одноразовым взысканием с ответчика в возмещение причиненных убытков определенной суммы. Полагаю, что в законодательстве следует установить порядок его возмещения и в тех ситуациях, когда размер выявленных впоследствии убытков будет превышать взысканные с ответчика суммы. В этом случае закрепленная в п. 3 ст. 78 Закона об охране окружающей среды норма о том, что иски о компенсации за причиненный экологический вред могут быть предъявлены в течение 20 лет, будет «работать». А пока не ясно, что это – срок исковой давности или период времени, в течение которого действует обязательство ответчика о возмещении причиненного им экологического вреда?

В Постановлении от 14 мая 2009 г. № 8-П подчеркнуто, что в условиях рынoчной экономики «издержки на осуществление государством мероприятий по ее восстановлению должны покрываться прежде всего за счет субъектов хозяйственной и иной деятельности, оказывающей вредное воздействие на окружающую природную среду».

Конкуренция – двигатель рыночной экономики. Однако она имеет побочный отрицательный эффект: стремление получить максимальную прибыль любой ценой, сэкономить затраты на проведение мероприятий по предотвращению и минимизации негативного воздействия на окружающую среду и даже хищническое отношение к природным ресурсам. В связи с этим в законе необходимо определить, когда расходы на ликвидацию последствий ухудшения экологии несет государство, а когда – хозяйствующий субъект. Если это результат стихийных бедствий и природных катаклизмов, возместить расходы, безусловно, – обязанность государства, гарантирующего гражданам благоприятную окружающую среду не только тем, что расходует на эти цели бюджетные средства. В случаях, когда ухудшение экологии – результат деятельности человека, должен действовать созданный государством правовой механизм, позволяющий распределить расходы на восстановление качества окружающей среды между государством и хозяйствующими субъектами – потенциальными источниками ее ухудшения. Данный механизм, на мой взгляд, следует закрепить в Законе об охране окружающей среды. Плата за негативное воздействие и ответственность за причинение экологического вреда – элементы этого механизма.

Ответственность хозяйствующего субъекта за причинение экологического вреда должна быть четко определена в Законе, а также в ГК РФ. При этом cледует исходить из общепризнанного в мире и закрепленного в декларации ООН принципа «загрязнитель платит» (polluter is liable). Государство несет дополнительную (субсидиарную) ответственность и только в определенных случаях – в частности, когда экологический правонарушитель не в состоянии это сделать по тем или иным причинам: объявил о банкротстве, прекратил деятельность либо вообще больше не существует; невозможно найти ответственную сторону за прошлый экологический вред; нарушитель не в состоянии полностью возместить причиненный экологический вред, поскольку не располагает достаточными для этого финансовыми средствами, и др. Только при таких обстоятельствах можно утверждать, что государство не просто декларирует, а реально гарантирует право граждан на благоприятную окружающую среду.

Суды, принимая решение о возмещении убытков хозяйствующими субъектами –экологическими правонарушителями, как правило, ссылаются на нормы гл. 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» ГК. Этой позиции придерживается и Верховный Суд РФ. На мой взгляд, это своего рода «натяжка», и данная позиция довольно спорна, поскольку правовые нормы этой главы направлены на защиту частных, но не общественных интересов. Следовало бы внести в них дополнения, связанные с охраной окружающей среды и объектов природы как общественного достояния, соответственно, в главу «Страхование» – положения о страховании юридической ответственности в сфере экологии.    

В России сложилась определенная, хотя и недостаточная, на мой взгляд, судебная практика о возмещении экологического вреда. Однако этого нельзя сказать о возмещении вреда, причиненного здоровью граждан, а также имуществу (собственности) физических и юридических лиц. Пример – та же экологическая катастрофа в Норильске, когда вопрос материальной компенсации гражданам, живущим в экологически неблагополучном районе, даже не обсуждался. Между тем положения гл. 59 ГК дают все основания для взыскания с ответчика (экологического правонарушителя) в пользу конкретных граждан денежной компенсации в возмещение понесенных ими убытков и за причиненный им моральный вред. На мой взгляд, необходимо принятие по этим вопросам документа на уровне постановления Верховного Суда, как я уже подчеркивал ранее.

Кардинального пересмотра требует система административных штрафов за экологические правонарушения. Действующие положения КоАП РФ основаны на реалиях советского периода, а именно – государственной собственности на орудия и средства производства. В настоящее время взыскиваемые штрафы носят чисто символический характер и не оказывают должного воздействия на частный бизнес. Полагаю, следовало бы предусмотреть в российском законодательстве, во-первых, взыскание административных штрафов не только за каждое нарушение, но и за каждый день, если нарушения носят длящийся характер. Во-вторых, штрафы должны взыскиваться независимо от наличия вины хозяйствующих субъектов, – то есть при выявлении факта экологического правонарушения и причинно-следственной связи между нарушением и негативными последствиями для окружающей среды, в отличие от ответственности физических лиц, для применения которой вина является обязательным элементом состава административного правонарушения. В-третьих, суммы взысканных с экологических правонарушителей штрафов должны поступать в специальные государственные фонды, предназначенные для восстановления качества окружающей среды. Поступающие в доход бюджета серьезные суммы штрафов выполняли бы не только превентивные, стимулирующие и карательные, но и компенсационные функции, что позволило бы уменьшить нагрузку на госбюджет, за счет которого в основном приходится восстанавливать качество окружающей среды, а также ликвидировать последствия бесхозяйственной деятельности и несоблюдения природоохранного законодательства.

Рассказать:
Другие мнения
Жаринов Кирилл
Жаринов Кирилл
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Мусаев и партнеры»
Обосновать риск пыток в случае экстрадиции станет сложнее
Международное право
В деле «Хасанов и Рахманов против России» ЕСПЧ не усмотрел нарушений ст. 3 Конвенции
16 Мая 2022
Солодовникова Лидия
Солодовникова Лидия
Руководитель практики разрешения судебных споров и банкротства, КПМГ в России и СНГ
Оспаривание решения налогового органа об исключении организации из ЕГРЮЛ
Арбитражный процесс
Актуальные вопросы судебной практики в разъяснениях ВС
16 Мая 2022
Первунин Максим
Первунин Максим
Адвокат АП г. Москвы, партнер КА г. Москвы «АКП Бэст Адвайс»
Позитивные перемены
Уголовное право и процесс
Практика показывает, что некоторые суды восприняли позицию президента и ВС РФ в отношении свободы совести и вероисповедания
13 Мая 2022
Антонова Мария
Антонова Мария
Адвокат АП Тверской области, НО ТОКА филиал № 1 г. Твери
Проблемы обжалования решения суда лицом, не участвующим в деле
Гражданское право и процесс
О практике рассмотрения гражданско-правовых требований потерпевших от преступлений
12 Мая 2022
Иванова Анастасия
Иванова Анастасия
Адвокат АП г. Москвы, МГКА «Горбачев и партнеры»
Когда поворот невозможен
Арбитражный процесс
Суды исключили формальный подход при рассмотрении вопроса о повороте исполнения судебного акта
11 Мая 2022
Васильева Ольга
Васильева Ольга
Адвокат АП г. Москвы, Московская коллегия адвокатов «ЮрСовет»
Отсутствие на рабочем месте по состоянию здоровья прогулом не является
Трудовое право
Решение суда о незаконном увольнении работника устояло в апелляции
06 Мая 2022
Яндекс.Метрика