×

Вектор практики все больше сдвигается в сторону банкротных дел

Нагрузка на судей арбитражных судов растет в геометрической прогрессии
Дигмар Юнис
Дигмар Юнис
Адвокат АП г. Москвы, МКА «ВЕРДИКТЪ», основатель юридической компании «Дигмар групп»

Судебный департамент при Верховном Суде РФ опубликовал статистическую отчетность о работе арбитражных судов за 2023 г. Аналитика указанных показателей традиционно позволяет сделать вывод о трендах их изменения.

Итак, в минувшем году в арбитражные суды поступило на 3,89% (в количественном исчислении – на 76 100) больше исковых заявлений (заявлений) по сравнению с 2022 г. Безусловно, это ожидаемый тренд. Однако целесообразнее, на мой взгляд, рассмотреть динамику указанного показателя в разрезе категорий дел:

  • экономические споры и другие дела, возникающие из гражданских правоотношений, – снижение на 1,75%;
  • экономические споры и другие дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, – увеличение на 0,28%;
  • об установлении юридических фактов – увеличение на 9,86%. Здесь стоит отметить, что несмотря на существенное увеличение в процентном отношении количественно данный показатель не столь репрезентативен (увеличение лишь на 101 заявление);
  • о несостоятельности (банкротстве) – увеличение на 31,23% (на 110 467 заявлений больше, чем в 2022 г.);
  • дела об административных правонарушениях – уменьшение на 19,37% (или 14 308 заявлений).

Не надо быть аналитиком, чтобы заметить очевидное: самое большое увеличение количества поданных заявлений приходится на дела о банкротстве. Их прирост превысил даже общий показатель количества поданных исков (заявлений). Это свидетельствует, на мой взгляд, об одном: вектор отечественной правоприменительной практики все больше сдвигается в сторону банкротных дел, поскольку банкротство выполняет несколько функций:

  • с одной стороны, для граждан-должников в неосложненных делах о потребительском банкротстве это эффективный механизм освобождения от долгового бремени;
  • с другой стороны – это действенный инструмент взыскания долга с юридических лиц, в том числе через личное банкротство его контролирующих лиц;
  • с третьей – это, безусловно, механизм сохранения или перераспределения активов в ситуации лояльного или противоборствующего проведения банкротных процедур.

Можно констатировать, что арбитражные суды довольно успешно решают поставленные задачи. Так, председатель Верховного Суда РФ Ирина Подносова отметила, что увеличение количества споров о банкротстве и несостоятельности в 3,5 раза за последние пять лет – это большая нагрузка на суды, с которой они качественно справляются.

Однако, взглянув на ситуацию «на земле», есть основания полагать, что «предел прочности» судей банкротных составов приближается к максимуму, особенно в арбитражных судах московского региона, где начало судебных заседаний порой существенно задерживается на несколько часов. Это значит, что нагрузка на судей растет в геометрической прогрессии и, поскольку дела о банкротстве имеют свою специфику, вопрос о «кадровом голоде» рано или поздно станет серьезной проблемой.

Читайте также
Статистика Судебного департамента при ВС РФ за 2022 год
Подборка материалов с комментариями экспертов
27 мая 2024 Дискуссии

Также показательно общее количество рассмотренных судами дел: по сравнению с 2022 г. в минувшем году прирост составил 4,32% (или 73 618 дел). И вновь в разрезе банкротных споров этот коэффициент существенно выше – увеличение составило 38,64%. Данное обстоятельство подтверждает ранее сделанные выводы о том, что исполнительное производство в настоящее время зачастую воспринимается участниками споров как неэффективный способ взыскания долга, бесполезная трата времени, тогда как в банкротстве шансы получить причитающееся все же выше, несмотря на статистику Федресурса в разрезе показателей удовлетворения требований кредиторов.

Помимо указанных показателей интерес представляет анализ количества удовлетворенных исков (заявлений) в контексте отдельных категорий дел: экономические споры (гражданские правоотношения) – 78% от общего количества рассмотренных в 2023 г. дел указанной категории и 77,33% – в 2022 г.; экономические споры (административные правоотношения) – 74,54% в 2023 г. и 69,03% в 2022 г.; дела о несостоятельности – 86,92% в 2023 г. и 84,7% в 2022 г. Указанные данные показывают пусть небольшой, но все же рост количества удовлетворенных требований, что позволяет утверждать, во-первых, о корреляции их числа с количеством поданных заявлений; во-вторых, о возрастании качества процессуальных документов; в-третьих, о более обдуманной подаче участниками споров соответствующих исков (заявлений) при наличии определенного прогноза итогов разрешения спора.

К сожалению, в общем количестве рассмотренных дел число заключенных мировых соглашений снизилось. Так, в 2023 г. в связи с заключением мирового соглашения прекращено 1,84% производств от общего числа рассмотренных дел (в 2022 г. данный коэффициент составлял 1,89%). Это означает, что указанный процессуальный институт теряет популярность: участники споров все менее охотно разрешают дела подобным образом и реже идут друг другу на уступки. На мой взгляд, в этом есть и «заслуга» банкротства: если раньше истец понимал, что путем взаимных уступок (к примеру, истец отказывается от неустойки или процентов, а ответчик в короткий промежуток времени погашает основной долг) и заключения мирового соглашения вероятность оперативного получения долга имеет смысл, то сейчас при наличии эффективно и правильно выстроенного банкротного процесса можно не просто получить долг, но и – при определенных условиях – активы должника. «Ложку дегтя в бочку меда» добавляет и то обстоятельство, что определение об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу может быть обжаловано конкурсными кредиторами. Таким образом, кредитору проще и надежнее получить судебный акт о взыскании долга, чем возложить на себя риски отмены данного определения и бремя доказывания своей добросовестности. В том числе по этой причине перспективы урегулирования споров посредством медиации не внушают оптимизма – безусловно, данный способ не исчезнет, но количество разрешаемых подобным путем споров с высокой вероятностью останется критически малым. Что уж говорить о медиации, если на уровне высших судов даже третейское разбирательство порой рассматривается как способ получить судебный акт о взыскании в отсутствие к тому правовых и фактических оснований.

Что касается приказного и упрощенного производства, то показатели следующие: в 2023 г. количество дел указанной категории от общего количества рассмотренных составило 19,16% и 27,88% соответственно (в 2022 г. – 17,65% и 30,61%). То есть налицо разнонаправленная динамика: с одной стороны, количество дел приказного производства растет, с другой – число дел, разрешаемых в упрощенном производстве, наоборот, снизилось. О чем это может свидетельствовать? На мой взгляд, о следующем. Во-первых, о снижении платежной дисциплины. Как правило, приказное производство – это в основном прерогатива ресурсоснабжающих организаций. Соответственно, им все чаще приходится прибегать к данному инструменту ускоренного средства судебной защиты. А вот снижение количества дел упрощенного производства может указывать на тенденцию повышения сумм взыскания, поскольку увеличения количества случаев перехода арбитражных судов к рассмотрению дел указанной категории по общим правилам искового производства как одной из возможных причин подобного уменьшения не наблюдается (в 2023 г. подобных переходов было на 43,21% меньше, чем в 2022 г.).

Динамика показателей по категориям споров также представляет особый интерес. Итак, в 2023 г. по сравнению с 2022-м в арбитражные суды поступило заявлений:

  • по корпоративным спорам – на 2,54% больше;
  • по спорам, связанным с защитой права собственности и иных вещных прав, – на 10,77% больше;
  • по спорам о защите деловой репутации – на 0,28% меньше;
  • по спорам, связанным с интеллектуальными правами, – на 26,81% больше;
  • по спорам из внедоговорных обязательств – на 0,46% больше;
  • по налоговым спорам – на 48,24% меньше;
  • по таможенным спорам – на 17,81% меньше;
  • по земельным спорам – на 6,56% меньше;
  • по оспариванию ненормативных правовых актов – на 2,14% меньше;
  • по делам об административных правонарушениях – на 20,42% меньше.

Как видно из приведенных показателей, наибольшее уменьшение количества поданных заявлений наблюдается в категории налоговых споров (в число которых в том числе вошло оспаривание ненормативных правовых актов налоговых органов). «Фискальный интерес» несколько лет подряд фактически сводит на нет попытки налогоплательщиков добиться законности в арбитражных судах, которые все чаще оставляют их требования без удовлетворения. Именно этим (т.е. фактически признанием налогоплательщиками бесперспективности рассмотрения налогового спора в пользу заявителя), на мой взгляд, обусловлена подобная динамика данного показателя.

Примечательно увеличение (практически на треть) количества поданных исков в защиту интеллектуальных прав. Однако, думаю, вряд ли это связано со столь значительным ростом количества нарушений в данной области – вероятнее всего, увеличение связано с искусственным дроблением требований для увеличения суммы взыскания. Снижение количества дел, связанных с административными правонарушениями, свидетельствует об эффективности моратория на проверки в отношении хозяйствующих субъектов и, соответственно, уменьшении уровня административного давления на них, что, безусловно, можно оценить положительно.

Еще один аспект, требующий особого внимания, – обеспечительные меры: в 2023 г. по сравнению с 2022 г. было подано на 3% больше подобных заявлений (количественно: 35 760 в 2023 г. и 34 672 – в 2022 г.). Признаны обоснованными ходатайства от общего количества поданных: в 2023 г. – 30,79%, в 2022 г. – 30,04%. То есть фактически примерно треть заявлений о применении обеспечительных мер суды удовлетворяют. А какова вероятность, что по ходатайству стороны обеспечительные меры будут отменены? Согласно статистике в 2023 г. 72% поданных заявлений об отмене обеспечительных мер были удовлетворены, в 2022 г. данный показатель составил 73,33%. Несмотря на незначительное уменьшение можно с уверенностью резюмировать, что арбитражные суды довольно лояльно относятся к подобным ходатайствам, за исключением дел о банкротстве, где обеспечительные меры накладываются даже в отсутствие достаточных к тому оснований, что в первую очередь связано с правоприменительной практикой Верховного Суда, ориентирующего нижестоящие суды на формирование подобной позиции.

«Лидерами» по количеству и сумме наложенных процессуальных штрафов остаются непредставление доказательств (увеличение количества штрафов, наложенных в 2023 г., по сравнению с 2022 г., – 9,42%) и неисполнение судебного акта (уменьшение на 11,09%). Однако фактов неуважения к суду, к примеру, стало больше на 22,48%.

Что касается сроков рассмотрения дел, то большинство из них разрешаются в достаточно короткие сроки: в 2023 г. 45,45% дел были рассмотрены в срок до трех месяцев (в 2022 г. данный показатель составил 49,74%).

Если говорить о статистике арбитражных апелляционных и окружных кассационных судов, то основной вопрос, который волнует всех, – статистика отмен решений нижестоящих судов. В разрезе апелляционных судов «лидерами» отмен являются Тринадцатый ААС (9,05%), Шестнадцатый ААС (8,92%) и Двадцать первый ААС (7,55%); список замыкает Шестой ААС (4,97% отмен). В арбитражных судах округов в 2023 г. показатель отмен оказался традиционно выше и составил 11,97% (в 2022 г. – 11,19%).

Резюмируя изложенное, отмечу, что из года в год наблюдается стабильная тенденция роста банкротных споров (в основном за счет увеличения банкротств физлиц). Тем не менее это не означает, что проблем в правоприменительной практике по иным категориям споров не возникает. Было бы ошибочным утверждать, что остальные отрасли права отошли на второй план – развитие правоприменительной практики происходит в том числе на уровне ВС и окружных арбитражных судов, которые вносят существенный вклад в указанный процесс.

Рассказать:
Другие мнения
Арбатская Алина
Арбатская Алина
Адвокат АП Иркутской области, КА «Союз юристов Иркутской области»
Активность сторон гражданского судопроизводства возросла
Гражданское право и процесс
При этом количество административных дел, поступивших в суды в 2023 г., уменьшилось
29 мая 2024
Крохин Роман
Крохин Роман
Адвокат АП г. Москвы, КА «Монастырский, Зюба, Степанов и партнеры»
Система уголовных наказаний нуждается в реформировании
Уголовное право и процесс
Краткий обзор статистики рассмотрения уголовных дел по первой инстанции
28 мая 2024
Асанова Анна
Асанова Анна
Адвокат АП г. Москвы
Психологические особенности семейных споров
Семейное право
О важности и сложности сбора достоверной информации по делу
28 мая 2024
Бабинцева Ирина
Бабинцева Ирина
Партнер юридической компании «ИНТЕЛАЙТ», патентный поверенный по товарным знакам, изобретениям, полезным моделям, промышленным образцам
Дел о защите интеллектуальных прав на маркетплейсах стало больше
Право интеллектуальной собственности
При этом наметилась тенденция снижения количества интеллектуальных споров
27 мая 2024
Варданян Диана
Варданян Диана
Юрист юридической компании РКТ
Если наследство «проблемное»
Гражданское право и процесс
Особенности оформления заявления об отказе от наследства от имени несовершеннолетнего лица: на что указал ВС
27 мая 2024
Зарбабян Мартин
Зарбабян Мартин
Адвокат АП г. Москвы, адвокат практики уголовного права и процесса «Инфралекс»
Больше чем просто цифры
Уголовное право и процесс
Статистические данные о судимости за 2023 г.
24 мая 2024
Яндекс.Метрика