×

Вопросы к проекту

Принятие проекта приказа о форме адвокатского запроса в текущем виде может не помочь работе адвоката, а лишь усложнить ее
Гривцов Андрей
Гривцов Андрей
Адвокат АП г. Москвы, член Совета АПГМ, старший партнер АБ ZKS
Министерством юстиции РФ разработан и размещен в интернете для общественного обсуждения проект приказа «Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса».

Как следует из содержания документа, данным приказом планируется урегулировать порядок оформления и направления адвокатского запроса.

Приказ содержит перечень (весьма обширный) обязательных требований к форме адвокатского запроса и прилагаемым к нему документам, разъяснения о порядке направления адвокатских запросов, которые, исходя из текста нормативного акта, могут направляться как на бумажном носителе, так и в электронном виде. Приложениями к проекту приказа также предусмотрены единая письменная форма адвокатского запроса и форма журнала регистрации адвокатских запросов, который отныне должен быть заведен в каждом адвокатском образовании и в который необходимо вносить сведения о каждом направленном запросе.

Поскольку авторы проекта приказа настаивают на необходимости общественного обсуждения документа, кому как не адвокатам обсуждать нормативный акт, который будет напрямую затрагивать нашу деятельность. Блоги на страницах «АГ» давно стали широкой площадкой адвокатского общения на профессиональные темы, поэтому я бы хотел начать обсуждение проекта приказа об адвокатском запросе именно в формате данного блога.

Начну, как водится, с хорошего. На мой взгляд, идея в целом заслуживает одобрения. Если уж законодатель пытается повысить роль адвокатских запросов и даже вводит административную ответственность за непредоставление ответов на них, то почему бы не разработать единую форму, «приучив» к ней исполнителей запросов и еще больше усилив значимость данных документов? Полагаю, что и адвокатам будет удобно работать с единой формой запроса, если, конечно, она будет доведена до них через палаты. Таким образом, на мой взгляд, принятие приказа, регламентирующего порядок оформления и направления адвокатских запросов, вполне целесообразно.

Не понравилось же в предлагаемом для обсуждения документе следующее. Во-первых, непонятно, каковы последствия несоблюдения указанной в проекте приказа формы адвокатского запроса. Поскольку в приказе используется конструкция «запрос должен содержать», данная конструкция, по идее, должна предполагать и определенные последствия на случай нарушения формы запроса, однако таковые проектом приказа никак не описаны. Надо сказать, я в целом не уверен, что несоблюдение предложенной формы адвокатского запроса должно влечь за собой какие-либо негативные последствия, например отказ в предоставлении сведений по запросу или признание доказательства, полученного по такому запросу, недопустимым. Это связано как с тем, что подобные негативные последствия не предусмотрены какими-либо законодательными актами (а направление адвокатского запроса регламентируется прежде всего законом, а не приказом конкретного министерства), так и с тем, что подобное ограничение при определенных условиях может быть вмешательством государства в адвокатскую деятельность, одной из основных гарантий которой является независимость.

На мой взгляд, было бы правильно, если бы предлагаемая проектом приказа форма запроса носила не общеобязательный, а все же рекомендательный характер. Уверен, что и в этом случае адвокаты, надлежащим образом ознакомленные с приказом, будут такую форму соблюдать, однако и несоблюдение формы не должно влечь за собой отказ в предоставлении сведений, столь необходимых для защиты законных прав и интересов доверителей.

Определенной критике я бы подверг и перечень требований, которым должна, согласно тексту проекта приказа, отвечать форма адвокатского запроса. Совершенно непонятно, для каких целей предлагается введение в каждом адвокатском образовании реестра адвокатских запросов. Всем нам известно, что подобная бюрократизация существенно усложняет работу сотрудников государственных органов, подменяет собой реальную деятельность. По всей видимости, авторы проекта приказа хотят таким же образом усложнить и работу адвокатов, чтобы тем «жизнь медом не казалась». В порядке шутки хочется предложить авторам дополнить проект приказа требованием о ежемесячном статистическом анализе количества направленных каждым адвокатом запросов, а также о ежегодном увеличении указанного статического показателя как минимум на один запрос.

Смутила меня и необходимость приложения к адвокатскому запросу копии ордера и удостоверения адвоката. И если в части приложения копии удостоверения это еще можно реализовать (хотя и непонятно, зачем исполнителю запроса копия адвокатского удостоверения и почему недостаточно указания в тексте запроса данных о номере удостоверения и дате его выдачи), то в отношении копии ордера я пока вообще с трудом понимаю, как это можно сделать. Дело в том, что оригинал ордера приобщается к материалам уголовного или гражданского дела. Получается, что, по логике авторов проекта приказа, до приобщения оригинала ордера к материалам дела адвокату необходимо будет снять с него достаточное количество копий для направления адвокатских запросов. Однако как определить это достаточное количество, если на момент вступления в дело еще невозможно понять, куда именно и в каких целях следует направлять адвокатские запросы? Лично для меня этот вопрос остается непроясненным. Гораздо справедливее было бы тогда уж указание в приказе о том, что к каждому запросу необходимо прилагать оригинал ордера или иного документа, подтверждающего полномочия адвоката на представление интересов доверителя при получении ответа на запрос. Такое указание также было бы достаточно спорно, но его хотя бы можно реализовать.

Таким образом, несмотря на целесообразность принятия документа, регламентирующего порядок и форму адвокатских запросов, к содержанию подготовленного Министерством юстиции РФ приказа имеются определенные вопросы, без разрешения которых принятие документа может не помочь работе адвоката, а лишь усложнить ее и породить целый ряд проблем и препятствий в нашей деятельности.

Рассказать:
Другие мнения
Демидов Эдуард
Демидов Эдуард
Адвокат АП г. Москвы, председатель Московской коллегии адвокатов «Юнион»
«Кнопка вежливости»
Адвокатура, государство, общество
Почему, находясь в суде, стоит перевести телефон в беззвучный режим
14 июня 2024
Бушманов Игорь
Бушманов Игорь
Почетный адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» (г. Москва), член Общественного Совета при Министерстве культуры РФ
Ценный актив адвокатской деятельности
Адвокатура, государство, общество
Алгоритм взаимоотношений адвоката со СМИ
31 мая 2024
Хмыров Ростислав
Хмыров Ростислав
Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края, член Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, председатель КА «Хмыров, Валявский и партнеры», к.ю.н.
Немаловажный аспект
Адвокатура, государство, общество
Одна из проблем, препятствующая активному вовлечению адвокатов в работу по оказанию БЮП, и пути ее решения
31 мая 2024
Авакян Елена
Авакян Елена
Вице-президент ФПА РФ, член Совета ФПА РФ
Адвокатура достойна быть первой
Правовые вопросы статуса адвоката
Предложение о корпоративном регулировании информационной безопасности в деятельности адвокатов кажется разумным
14 мая 2024
Зайцев Владимир
Зайцев Владимир
Адвокат АП Алтайского края, председатель Первой коллегии адвокатов Алтайского края
Риски адвоката в условиях цифровизации
Правовые вопросы статуса адвоката
Необходима единая политика информационной безопасности
14 мая 2024
Бушманов Игорь
Бушманов Игорь
Почетный адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» (г. Москва), член Общественного Совета при Министерстве культуры РФ
Заключение эксперта на страже защиты
Правовые вопросы статуса адвоката
Процедура получения защитником заключения специалиста не урегулирована в УПК должным образом
26 апреля 2024
Яндекс.Метрика