×
Гудылёв Сергей
Гудылёв Сергей
Ведущий юрист практики банкротства Адвокатского бюро «Юрлов и Партнеры»

«Нам бы тоже очень этого хотелось, о-очень! – проблеял молоденький олененок. <…>
– Хорошо сказано, Маленькие Рожки! – промурлыкала Багира. – Когда Перемирие кончится, это будет зачтено в твою пользу»
Маугли. Редьярд Джозеф Киплинг

Если исполнение обязательств (лат. – solutio) является самым распространенным основанием их прекращения, то зачет требований (лат. – compensatio) может «похвастаться» объемом нормативной базы: правила о зачете представлены сразу тремя статьями Гражданского кодекса РФ (ст. 410–412). Несмотря на это, кодифицированной оказалась лишь конструкция односторонней сделки – заявления о зачете. Прямое регулирование соглашения о зачете при его абсолютном признании правоприменительной практикой отсутствует. Суды не всегда обращают на это внимание и необоснованно применяют императивные условия для совершения односторонней сделки к договору.

Вызывает сомнения и распространение правил о невозможности одностороннего зачета требований, по которым истек срок исковой давности, к двусторонним соглашениям о зачете. Дело в том, что законодательство об обязательствах не разграничивает и случаи недопустимости зачета, применимые к двум названным видам сделок.

Предлагаю рассмотреть отличия упомянутых сделок, отметить ключевые условия их совершения и отстаивать принцип свободы договора.

Заявление о зачете как односторонняя сделка

Как следует из ст. 410 ГК РФ, по заявлению о зачете «обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил».

Сложился следующий порядок реализации этой возможности:

Форма Принимает решение Пояснение
Внесудебная Должник обязательства должника будут прекращены зачетом при получении кредитором заявления о зачете
Судебная Суд после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете, данное право может быть реализовано только после подачи встречного или самостоятельного иска
Пристав-исполнитель наличие встречного исполнительного листа – обязательное условие для окончания исполнительного производства зачетом требований. Для этого должник должен заявить о зачете не только взыскателю, но и судебному приставу-исполнителю, предъявив ему исполнительный лист (определения Конституционного Суда РФ от 11 мая 2012 г. № 788-О; ВАС РФ от 3 ноября 2011 г. № ВАС-14315/11 по делу № А60-31803/2010-С2)

Встречные требования возникают из обязательств, в которых участвуют одни и те же лица, являющиеся одновременно и должниками, и кредиторами по отношению друг к другу (постановления Президиума ВАС РФ от 21 февраля 2012 г. № 14321/11 по делу № А79-7483/2009; Арбитражного суда Московского округа от 22 ноября 2016 г. № Ф05-18155/2016 по делу № А40-246174/2015).

Римские юристы видели в зачете средство упрощения процесса, смысл которого состоит в устранении взаимной передачи одних и тех же вещей1. Такой подход обусловил существование следующего критерия – однородности требований.

Несмотря на важность законодательного определения понятия однородности требований, подчеркнутую еще Редакционной комиссией по составлению проекта Гражданского уложения Российской империи2, содержательное наполнение этой категории дает правоприменитель. Согласно устоявшейся практике однородность представляемых к зачету требований предполагает наличие во встречных обязательствах предметной однородности (постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 мая 2015 г. № Ф05-3438/2015 по делу № А41-32626/14).

Несмотря на широкое распространение денег как меры всех вещей, участники хозяйственного оборота по достоинству оценили зачет за возможность производить неденежные расчеты.

Признаку предметной однородности отвечают не только деньги – зачетоспособными могут быть и другие вещи, определенные родовыми признаками (сельскохозяйственные культуры, однотипная продукция предприятий).

Важно понимать разницу между предметом обязательства и его основанием (видовой принадлежностью обязательства, вытекающей из его правовой природы). Для зачета не требуется, чтобы предъявляемое требование вытекало из того же обязательства или из обязательств одного вида (п. 7 Обзора практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований, – Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. № 65, далее – Обзор). В качестве иллюстрации суд привел пример, где зачитываемые требования (об уплате процентов за пользование кредитом и оплате выполненных работ) проистекают из обязательств по различным договорам. Примером встречных обязательств в рамках одного договора может стать зачет стоимости неотделимых улучшений, произведенных с согласия арендодателя за счет собственных средств в счет арендных платежей после прекращения договора аренды.

При условии однородности предмета требований односторонним заявлением о зачете можно прекратить обязательства, вытекающие из одного или нескольких соглашений.

Продолжаются дискуссии о возможности одностороннего зачета договорных и внедоговорных обязательств. Современные исследователи считают, что такой зачет допустим, так как однородность требований не подразумевает однородности основания обязательства. Такая позиция находит отражение и в содержании судебных актов.

Суды округов указывают, что «требование однородности относится только к предмету требований, <…> для зачета не требуется однородности оснований возникновения обязательств» (постановления Арбитражного суда Московского округа от 8 декабря 2014 г. № Ф05-12711/2014 г. по делу № А41-20311/14; Арбитражного суда Уральского округа от 3 августа 2015 г. № Ф09-5719/15 по делу № А60-8226/2015). Высший Арбитражный Суд РФ также исходил из того, что «условие однородности касается лишь предмета предъявляемых к зачету требований, но не оснований их возникновения, не их правовой природы. Закон исходит из требования фактической, а не юридической однородности, равно как и не предусматривает совпадения видовой характеристики зачитываемых требований» (Определение ВАС РФ от 17 марта 2011 г. № ВАС-2531/11 по делу № А63-2764/2010). Недавние судебные акты раскрывают содержание фактической однородности: «однородными должны быть не форма сделки, а обязательства, вытекающие из сделки» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 октября 2016 г. № 09АП-46438/2016-ГК по делу № А40-47794/2016).

Наконец, можно обнаружить и прямые высказывания правоприменителя о возможности зачета договорных и внедоговорных обязательств: «действующее законодательство не ограничивает возможные основания таких требований, допуская тем самым предъявление к зачету не только требований, вытекающих из того же договора, что и требование кредитора, но и других договорных и внедоговорных требований» (постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10 октября 2016 г. № Ф01-4011/2016 по делу № А82-15914/2012; Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 июля 2015 г. № Ф04-21469/2015 по делу № А45-11635/2014). Недвусмысленно выразили свою позицию и другие окружные суды: «допустим зачет договорного и внедоговорного денежных требований» (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 21 ноября 2011 г. № Ф04-5319/11 по делу № А75-538/2011; Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24 февраля 2016 г. № Ф08-594/2016 по делу № А53-114/2015).

Таким образом, суды допускают применение одностороннего зачета к требованиям, вытекающим из договорных и внедоговорных обязательств.

В то же время используется и иной подход. Правоприменитель расширительно толкует императивные предписания законодателя, предоставляя дополнительную защиту кредиторам. Суды зачастую требуют соблюдения бесспорности предъявляемых к зачету требований, вытекающей из соглашения сторон или решения суда. С этим следует не согласиться хотя бы из тех соображений, что подтвержденные размеры существующих обязательств не лишают сторон возможности ссылаться на их неверность и сами по себе не указывают на бесспорность. Если же речь идет об установлении соглашением сторон размера предъявляемых к зачету требований, то следует говорить о применении совершенно иной конструкции зачета – двусторонней сделки.

Случай из практики

В связи с образовавшейся задолженностью по договору оказания услуг ПАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Сибири» (далее – «МРСК Сибири») направило в адрес ООО «ЭнергоРесурс» претензию. Получив по договору цессии от ООО «Энергорезерв» права требования к ПАО «МРСК Сибири», ООО «ЭнергоРесурс» уведомило кредитора о зачете задолженности.

Ссылаясь на неоплату, ПАО «МРСК Сибири» обратилось с иском к ООО «ЭнергоРесурс» о взыскании долга за оказанные услуги, неустойки, признании недействительными уступки права требования и заявления о зачете ввиду несогласия с размером предъявленных к зачету требований.

Отказав в квалификации цессии как недействительной, Арбитражный суд признал заявление о зачете недействительным и частично удовлетворил требования о взыскании денежных средств.

Цедент и цессионарий не согласились с решением суда первой инстанции в части недействительности зачета и удовлетворения требований ПАО «МРСК Сибири» о взыскании задолженности и обратились с апелляционной жалобой.

Арбитражный суд апелляционной инстанции поддержал выводы нижестоящего суда. Недействительность заявления о зачете была мотивирована следующим образом:

1) однородность требований «предполагает тождество правовой природы обязательств, в первую очередь, оснований их возникновения»;

2) предъявляемые к зачету требования должны быть бесспорными: «невозможно произвести зачет денежного долга до момента подтверждения размера долга (в судебном решении или соглашении сторон). Только после подтверждения размера долга основания для ограничения зачета отпадут, поскольку с этого момента обязательство по оплате проявится в обязанности одного лица (должника) выплатить другому лицу (кредитору) определенную денежную сумму и корреспондирующем праве требования, в связи с чем с данного момента требования об уплате основного долга могут быть зачтены».

Вновь не согласившись с судом, ООО «ЭнергоРесурс» и ООО «Энергорезерв» подготовили кассационную жалобу. Суд кассационной инстанции согласился с изложенными доводами и передал дело на новое рассмотрение, указав, что:

1) бесспорность зачитываемых требований и отсутствие возражений сторон относительно как наличия, так и размера требований, не определены ГК РФ в качестве условий зачета;

2) признавая размер заявленных к зачету требований завышенным, суд не установил действительный размер обязательств ПАО «МРСК Сибири».

(Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31 мая 2016 г. № Ф04-1901/2016 по делу № А27-7542/2015.)

Третьим условием действительности заявления о зачете является наступление срока для предъявления требования (в противном случае это должно быть предусмотрено законом). Зачет также может быть произведен в отношении требований без указания срока или определенных моментом востребования.

Следует заметить, что заявление о зачете, поступившее до наступления срока исполнения обязательства, не повлечет правовых последствий.

Недопустимость зачета встречных требований

В ст. 411 ГК РФ установлен перечень случаев недопустимости одностороннего зачета, который может быть дополнен нормами закона или соглашением сторон. Не допускается зачет требований:

1) о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (§ 2 «Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина» гл. 59 ч. 2 ГК РФ);

2) о пожизненном содержании (§ 4 «Пожизненное содержание с иждивением» гл. 33 ч. 2 ГК РФ);

3) о взыскании алиментов (разд. V «Алиментные обязательства членов семьи» СК РФ);

4) по которым истек срок исковой давности.

Закрепление императивного правила о невозможности зачета в отношении обязательств с истекшим сроком исковой давности является новеллой. Таким образом, правопорядок предоставляет защиту кредитору, лишенному фактической возможности заявить об истечении сроков исковой давности ввиду одностороннего порядка совершения зачета.

Однако следует иметь в виду, что истечение сроков исковой давности само по себе не прекращает обязательство, как это было предусмотрено ГК РСФСР 1964 г. В случае если заявитель желает произвести зачет своего «задавненного» требования и улучшить имущественное положение должника по этому обязательству, такая сделка не должна пресекаться законодателем. Стоит надеяться, что правоприменитель учтет отсутствие нарушения баланса интересов сторон и подобные сделки будут признаваться действительными.

Особенности зачета как соглашения сторон

Понятие зачета в экономическом смысле шире законодательно раскрытой конструкции зачета встречного однородного требования по заявлению одной стороны. Ввиду известной хозяйственной необходимости встречные обязательства могут быть прекращены и двусторонней сделкой. Президиум ВАС РФ пришел к выводу о том, что такое основание прекращения обязательств «не является зачетом, т.е. односторонней сделкой, но и не противоречит требованиям гражданского законодательства» (Постановление Президиума ВАС РФ от 7 февраля 2012 г. № 12990/11 по делу № А40-16725/2010-41-134, № А40-29780/2010-49-263). Следует считать, что соглашение о зачете представляет собой непоименованный способ прекращения обязательств, так как отличается от сформулированной в ст. 410 ГК РФ конструкции в ее буквальном смысле.

Если зачет в соответствии с положениями ст. 410 ГК РФ есть специально предусмотренное законом право на одностороннее прекращение обязательств, то договорный зачет возникает в силу соглашения двух или нескольких лиц о прекращении обязанностей.

Такое соглашение может иметь вид протокола о зачете взаимных долгов или двустороннего акта зачета, стороны которых определяют размер и существо подлежащих зачету требований. Предложение о совершении зачета, акцептованное конклюдентными действиями (отражение в бухгалтерском учете, непредъявление должнику требований) также расценивается в качестве договора сторон (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 11 октября 2016 г. № Ф10-2818/2015 по делу № А08-5619/2013).

Судебные споры могут возникнуть, когда речь идет о подписанном контрагентами акте сверки взаимных расчетов (постановления Четвертого арбитражного апелляционного суда от 10 сентября 2015 г. № 04АП-3400/2015 по делу № А78-1990/2015; Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 сентября 2015 г. № 11АП-11123/2015 по делу № А65-10885/2015).

В отсутствие первичной документации (соглашения о зачете) акт сверки взаимных расчетов не является достаточным доказательством прекращения обязательств по оплате задолженности.

Раскрывая принцип свободы договора, Высший Арбитражный Суд РФ отдельно заметил, что «нормы статьи 410 ГК РФ, устанавливающие предпосылки прекращения обязательства односторонним заявлением о зачете, не означают запрета соглашения договаривающихся сторон о прекращении неоднородных обязательств или обязательств с ненаступившими сроками исполнения и т.п.» (Постановление Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах», п. 4).

Поэтому несоблюдение условий встречности, однородности или ненаступления срока исполнения обязательства в качестве основания признания соглашения недействительным должны быть применены лишь в том случае, если самими договором не допускается зачет таких требований.

Более того, в отличие от прежней редакции ст. 410 ГК, наступление срока исполнения теперь не является безусловным условием для зачета. Односторонний зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил, допускается в случаях, предусмотренных законом. Фактически в силу нормы о свободе договора (ст. 421 ГК РФ) стороны могут в своем соглашении установить возможность зачета требований, в том числе тех, срок исполнения которых не наступил. Возможности уступки денежного требования, которое не наступило, допускает и норма ст. 826 ГК РФ, что дополнительно подтверждает возможность и его зачета.

Руководствуясь описанной логикой, выводы судов о недействительности (ничтожности до применения презумпции оспоримости) в силу ст. 168 ГК РФ соглашения о зачете по требованию, срок исполнения которого еще не наступил, как противоречащего положениям ст. 410 ГК РФ основаны на неверном толковании норм материального права (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 июля 2015 г. № 15АП-6220/2015 по делу № А53-35774/2012). 

При зачете части денежного требования соглашением о зачете также может быть изменено правило ст. 319 ГК РФ.

При недостаточности встречного денежного требования заемщика для полного прекращения его денежного обязательства соглашением о зачете может быть установлена в любом порядке очередность погашения издержек кредитора по получению исполнения, процентов и основной суммы долга.

По существу, термин «зачет» здесь используется лишь для обозначения производимой арифметической операции. Для большей дифференциации суды иногда называют соглашение о зачете «взаимозачетом». Подобная практика представляется перспективной в условиях, когда другие суды позволяют себе различные, не выдерживающие критики терминологические отождествления: «соглашение (уведомление) о зачете» (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 ноября 2015 г. № 11АП-12507/2015 по делу № А55-30556/2014).

«Взаимозачет – это особый вид сделки, в основе которой лежит механизм зачета, но действительность которой связана с применением к ней принципа свободы договора (пункт 2 статьи 421 ГК РФ), предусматривающей возможность заключения гражданско-правового договора, как предусмотренного, так и не предусмотренного законом или иными правовыми актами, а не с применением норм о зачете, регламентированных главой 26 ГК РФ» (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 11 октября 2016 г. № Ф10-2818/2015 по делу № А08-5619/2013).

Договоры, в которых используется механизм зачета по соглашению сторон, должны подчиняться общим правилам о договорах и обязательствах, а не правилам гл. 26 ГК РФ, применимых к отличному и самостоятельному виду зачета как односторонней сделки.

Положения гл. 26 ГК РФ направлены на регулирование зачета по заявлению одной стороны, т.е. односторонней сделки, и не могут содержать правил для соглашения о зачете, если речь не идет о применении аналогии закона к отдельным отношениям (п. 2 ст. 421 ГК РФ). Это распространяется также на случаи недопустимости зачета, установленные ст. 411 ГК РФ.

Отсутствуют основания для применения к соглашению о зачете по аналогии закона правил о невозможности одностороннего зачета сторон требований, по которым истек срок исковой давности.


1 Новицкий И.Б. Римское право. 7-е изд. М., 2000. С. 155.

2 Замечания о недостатках действующих гражданских законов. Издание Редакционной комиссии по составлению проекта Гражданского уложения. СПб., 1891. С. 557. Цит. по: Бевзенко Р.С., Фахретдинов Т.Р. Зачет в гражданском праве: опыт исследования теоретической конструкции и обобщения судебной практики. М.: Статут, 2006. 172 с.

Рассказать:
Другие мнения
Хужин Марат
Хужин Марат
Адвокат BGP LITIGATION
Перспективы онлайн-допросов
Уголовное право и процесс
Для использования электронных доказательств есть серьезные препятствия, которые нужно преодолевать систематически
18 Ноября 2020
Ерофеев Константин
Ерофеев Константин
Адвокат АП г. Санкт-Петербурга
Богословское заключение и светское государство: правовые аспекты
Семейное право
Допустимы ли на территории России межконфессиональные браки?
17 Ноября 2020
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Партнер АБ «Бартолиус»
Суды опираются на позиции ВС РФ
Гражданское право и процесс
Разъяснения Пленума ВС РФ способствуют более единообразному развитию судебной практики
17 Ноября 2020
Береснева Анна
Магистр РШЧП`2019
Новые разъяснения ВС РФ
Гражданское право и процесс
Об основаниях прекращения обязательств
17 Ноября 2020
Новиков Алексей
Новиков Алексей
Управляющий партнер, адвокат Criminal Defense Firm
Устранить недостатки и коллизии законодательного регулирования
Уголовное право и процесс
О праве на реплику в корреспонденции с участием в прениях
17 Ноября 2020
Мошко Марина
Мошко Марина
Адвокат АП Ленинградской области
Запоминается последняя фраза
Уголовное право и процесс
Ссылки на Конституцию и УПК относительно допустимости реплики после заявленных ходатайств вполне законны и обоснованы
17 Ноября 2020