×

За одно деяние – двойное наказание?

К формулировкам в диспозиции нормы УК об ответственности за клевету в интернете следует подойти внимательнее
Кожанов Виктор
Кожанов Виктор
Адвокат АП Волгоградской области,адвокат АК «Кожанов и партнеры»

16 декабря прошел первое чтение проект поправок в ст. 128.1 УК РФ (законопроект № 1074945-7), предусматривающий ответственность за клевету, совершенную публично с использованием интернета, а равно в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных.

Читайте также
За клевету в интернете предлагается ввести уголовную ответственность
В Госдуму внесен проект поправок в УК, предусматривающий ответственность за распространение клеветнических сведений в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных
17 декабря 2020 Новости

В настоящее время распространение ложных сведений, касающихся как конкретного лица, так и индивидуально неопределенных лиц, приобрело массовый характер. Особенно это касается информации в интернете, когда люди публично высказывают свои мнения, оставляют комментарии и делают заявления на различных интернет-площадках.

Исходя из анализа судебной практики, клевета – весьма специфический состав преступления, и правоприменительные органы порой по-разному дают правовую оценку одним и тем же высказанным суждениям.

Особый интерес, на мой взгляд, представляет введение ответственности за клевету в отношении индивидуально неопределенных лиц, точнее формулировка «в том числе индивидуально неопределенных», которой предлагается дополнить ч. 2 ст.128.1 УК РФ. Она, видимо, была добавлена авторами законопроекта в целях защиты чести и достоинства не конкретных лиц, а определенной группы – представителей власти, часто подвергающихся критике со стороны общественности.

На мой взгляд, указанная в законопроекте формулировка не только некорректна, но и создает почву для злоупотреблений со стороны потерпевшего и других лиц, в том числе правоохранительных органов, что может негативно отразиться на положении распространителя ложных сведений, сделанных в отношении конкретного лица. Подчеркну, что не имею в виду безосновательное освобождение от ответственности лиц, совершивших преступление. Законодателю стоит учитывать, что любые высказывания во многом делаются эмоционально – как реакция на действия конкретного человека, относящегося, допустим, к определенной группе – представителям власти.

Высказывая клевету в отношении конкретного лица (при этом не важно, где распространяются ложные сведения), клеветник, сам того не замечая, чаще всего обобщает свои выводы, адресуя их в том числе неопределенному кругу лиц, входящих в ту или иную группу. В этом случае согласно проекту поправок он может быть привлечен к ответственности за клевету не только по ч. 1 ст. 128.1 УК, но и по ч. 2 данной статьи, в которой предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

Не исключаю, что в этой ситуации как у потерпевшего, так и у третьих лиц, может появиться соблазн оказания давления на клеветника, которому не останется ничего кроме выполнения выдвинутых ему требований под страхом привлечения к уголовной ответственности.

Указанная формулировка, на мой взгляд, фактически лишает лицо, впервые совершившее преступление, возможности освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением и заглаживанием причиненного вреда потерпевшему, поскольку в законодательстве не закреплено положение о признании потерпевшими индивидуально неопределенных лиц. Как быть, например, если клевета касается нескольких тысяч человек: нужно каждого признавать потерпевшим? Правоохранителям просто физически невозможно будет квалифицировать каждого из такого числа лиц в качестве потерпевшего, поэтому не исключено, что потерпевшими будут признаваться любые лица, включая не только тех, чьи честь и достоинство могли быть затронуты высказываниями распространителя ложной информации, но и тех, кто прямо заинтересован лишь в наказании виновного. Тем самым законодатель делает невозможной для распространителя фактическую реализацию им права на заглаживание вреда и примирение с потерпевшим.

В связи с этим считаю, что норму об ответственности за клевету в отношении индивидуально неопределенных лиц из законопроекта следует исключить, поскольку в предлагаемой редакции она не соотносится с положениями ни Конституции, ни Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов. Включение ее в уголовный закон несет для лица, распространившего ложные сведения в отношении индивидуально неопределенных лиц, неоправданно тяжелые последствия.

Относительно клеветы, совершенной в интернете, также возникают сомнения в правильном правоприменении, поскольку клевета – это сообщение ложных сведений третьим лицам. Не получится ли так, что лицо, направившее электронное письмо или сообщение клеветнического характера через мессенджер, в отличие от случаев с такого же содержания письмом на бумажном носителе или устного высказывания, будет привлекаться к уголовной ответственности уже не по ч. 1, а по ч. 2 ст. 128.1 УК. Поэтому в свете современных реалий при отсутствии в диспозиции статьи четкого определения публичного распространения ложных сведений с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая интернет, эти, по сути, две разные части указанной нормы будут конкурировать между собой, создавая трудности их правильного применения.

В целом законопроект о введении уголовной ответственности за клевету, в том числе распространенную в интернете, как и ужесточение наказания за клевету вплоть до лишения свободы, оцениваю положительно. Однако законодателю, на мой взгляд, стоит внимательнее подойти к формулировкам в диспозиции ст. 128.1 УК для предотвращения злоупотреблений со стороны потерпевших и третьих лиц и двойного толкования в правоприменительной практике, и двойного наказания за совершение одного преступного деяния.

Рассказать:
Другие мнения
Тарасов Евгений
Тарасов Евгений
Адвокат АП Ленинградской области
Сохранить достигнутый уровень
Семейное право
Долевой механизм взыскания алиментов vs твердая денежная сумма
19 февраля 2024
Чеснокова Виктория
Чеснокова Виктория
Адвокат АП г. Москвы, юрист практики семейного права и наследственного планирования BGP Litigation
Право ребенка на необходимое и достойное содержание – в приоритете
Семейное право
Почему не стоит возводить в абсолют строгие долевые пропорции алиментов
15 февраля 2024
Горин Константин
Горин Константин
Генеральный директор юридической компании «Партнер»
Нужна ли дополнительная конкретизация?
Семейное право
Об уточнении термина «интересы ребенка» в Семейном кодексе в соответствии с традиционными ценностями
13 февраля 2024
Бартенев Дмитрий
Бартенев Дмитрий
Адвокат АП Санкт-Петербурга, АБ «Онегин»
Не «элемент режима», а исключительная мера
Медицинское право
Ограничение прав пациентов психиатрических больниц требует четкой регламентации
08 февраля 2024
Якупов Тимур
Якупов Тимур
Юрист, партнер агентства практикующих юристов «Правильное право», помощник депутата Госдумы РФ
Взыскание алиментов на несовершеннолетних детей: правовая неопределенность
Семейное право
В ст. 81 и 119 Семейного кодекса усматривается конкуренция норм
06 февраля 2024
Смирнов Сергей
Смирнов Сергей
Адвокат АП Республики Адыгея, советник МКА «Аронов и партнеры»
Ответственность за контрабанду предлагается дифференцировать
Уголовное право и процесс
О проекте поправок в УК и УПК, которые могут вступить в силу в апреле
01 февраля 2024
Яндекс.Метрика