×
Али Максим
Али Максим
Старший юрист юридической фирмы «Максима Лигал», руководитель практики интеллектуальной собственности и информационного права

Не так давно на сайте «АГ» была опубликована новость о том, что Правительство РФ подготовило поправки к проекту федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации “О защите прав потребителей”». Напомню, что законопроект был разработан Роспотребнадзором и касается интернет-агрегаторов. Поводом для его разработки стало то, что специальное регулирование деятельности таких компаний на сегодняшний день отсутствует, несмотря на то что деньги от потребителей агрегаторы получают уже сейчас.

С учетом последних поправок, представленных Правительством РФ, «урегулирование» деятельности агрегаторов, по сути, вылилось в попытку освободить такие компании от ответственности в 90% случаев.  

Изначально проект закона предусматривал, что агрегатор должен отвечать за:

  • возврат денег при отказе потребителя от договора;
  • достоверность размещенной им информации.

Однако даже эти основания наступления ответственности были сильно смягчены.

В предлагаемых Правительством РФ поправках к законопроекту указывается, что агрегатор не отвечает за недостоверность информации о товаре (услуге), если она была без изменений передана от продавца или исполнителя.

Получается, агрегатор фактически может обеспечить себе индульгенцию на случай предъявления претензий потребителями, если:

  • настроит нужным образом процессы опубликования информации;
  • включит необходимые заверения о достоверности сведений о товаре в договоры с продавцами.

Справедливости ради, эти нормы не освобождают фактического продавца от ответственности за неисполнение обязанностей перед потребителем.

Читайте также
Власти предлагают установить интернет-агрегаторам меньшую ответственность
Правительство РФ подготовило поправки к проекту закона о регулировании деятельности интернет-агрегаторов товаров и услуг
14 Февраля 2018 Новости

В целом в условиях широкой «уберизации» подход, демонстрирующий чрезмерное сужение области ответственности агрегатора, мне кажется неверным.

Многие пользователи выбирают агрегаторы из соображений удобства взаимодействия с продавцом.  К тому же, агрегатор обычно имеет свой сайт, приложение, собственную службу поддержки и рекламу в сети.

В контексте предлагаемых изменений можно представить себе такую ситуацию: пока все идет хорошо, агрегатор и конечный продавец охотно вступают в коммуникацию с пользователем. Однако, как только потребуется заявить претензию по вопросу качества услуг, ему придется направить письменную претензию по юридическому адресу, используя медленную «традиционную» почту. Кстати, обязанности публиковать адрес электронной почты или информацию о других, более современных средствах связи с продавцом, законопроект на агрегаторы не накладывает.

Можно еще вспомнить и о том, что большинство известных мне агрегаторов – это, как правило, более крупные и платежеспособные компании, чем те продавцы, которые пользуются их услугами. Можно сравнить Google или «Яндекс» с индивидуальным предпринимателем, оказывающим услуги такси.  Или, например, вспомнить про агрегатор Qlean, где работы по уборке предлагаются физическими лицами. Не настаиваю на бесспорности этого аргумента, но вряд ли будет справедливым оставлять потребителю лишь возможность взыскания убытков с продавца, который находится в другом регионе и чья реальная платежеспособность изначально находится под большим вопросом, не говоря уже о том, что информация о таком безденежном продавце подчас может скрываться под красивым и ярким фасадом агрегатора. Интересно и может быть доводом в пользу этой позиции и то, что покупатель зачастую не выбирает продавца. Где-то это невозможно технически («Яндекс.Такси» или Uber, который сам назначает водителя), где-то механизм сайта построен так, что пользователь выбирает, по сути, самый дешевый или самый быстрый способ приобретения товара («Яндекс.Маркет»). Ни в том, ни в другом случае речь не идет об осознанном выборе будущего контрагента по критерию его благонадежности.

Разумеется, на все это можно возразить, что Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» предполагает возмездность отношений между потребителем и продавцом. То есть отсутствие рассматриваемых поправок тоже не сильно изменило бы ситуацию, так как агрегаторы работают для потребителя бесплатно.

Несмотря на то что многие сервисы именно по этой причине декларируют свою безвозмездность, по сути, именно пользователи платят за функционирование агрегаторов. Недаром деятельность агрегаторов ведется зачастую коммерческими организациями, которые по определению направлены на получение прибыли.

Да, формально деньги поступают от тех продавцов и исполнителей, которые подключаются к сервису. Ярким примером являются службы такси: за каждую поездку подключенный к агрегатору таксопарк или водитель получает не всю переведенную пользователем сумму, а лишь ее определенную долю. Но не стоит забывать, что эти расходы включаются в стоимость продаваемого потребителю товара. Выходит, потребитель, заказывая товар через агрегатор, платит своего рода «косвенный налог».

Таким образом, в экономическом разрезе отношений получается, что услуги агрегатора так или иначе оплачиваются потребителем. Конечно, обычно потребитель оплачивает множество других составляющих себестоимости продукта: рекламу, аренду торгового помещения. Однако в случае с агрегаторами есть одно важное отличие: приобретение товара происходит как будто через красивую ширму, за которую пользователь формально может заглянуть, но либо не захочет это делать, либо не увидит там ничего интересного (разве что выписку из ЕГРЮЛ в отношении неизвестной ему компании).

Сложно спорить с тем, что агрегатор должен отвечать хотя бы за качество информирования потребителя: о наличии товара на складе, времени подачи такси и т.д. Но рассматриваемыми поправками предлагается освободить агрегаторы даже от обязанности проверять достоверность такого рода информации.

Появление предложенного законопроекта можно считать излишним: кроме условий ограничения ответственности агрегатора, он мало что привносит в регулирование отношений с его участием. Более того, возьму на себя смелость сказать, что отсутствие таких поправок было бы даже более благоприятным для граждан, хотя окончательные выводы требуют не только правового, но и глубокого экономического анализа.

Дело в том, что уже сегодня фактически возмездный характер деятельности агрегаторов дает заслуживающие внимания основания для того, чтобы применять к отношениям с ними Закон о защите прав потребителей, по крайней мере, до тех пор, пока в законодательство не введены специальные нормы, определяющие ответственность агрегаторов. Этот подход выглядит весьма радикально, но он заслуживает права на существование.

Отмечу, что расширение сферы действия Закона о защите прав потребителей за пределы одного лишь его буквального толкования не является новым: достаточно вспомнить его применение не только к прямо упомянутым «товарам – работам – услугам», но и, например, к отношениям по страхованию имущества граждан.

То же касается и возмездности отношений. В тех случаях, когда это имеет значение, арбитражные суды обращают внимание на то, какую экономическую цель (одарить или получить выгоду) преследует компания, которая, например, прощает долг контрагенту. Представляется, что такой сущностный подход был бы более правильным и при выявлении возмездности отношений и их потребительского характера.

Не нужно забывать и о том, зачем мы вообще защищаем потребителя. Это слабая сторона, которая имеет куда меньше ресурсов по отстаиванию своих интересов, чем субъект коммерческой деятельности. Позволяя агрегаторам зарабатывать на более удобном способе предоставления потребителю товаров или услуг, необходимо дать возможность потребителю в полной мере предъявлять претензии к агрегатору, если они связаны с упущениями с его стороны.

В противном случае мы окажемся в ситуации, когда «уберизация» покроет большую часть потребляемых для личных целей товаров и услуг, учитывая, что такого рода механизм взаимодействия пригоден и для приобретения продуктов, товаров для дома, одежды, транспортных, курьерских и прочих услуг. Получится, что агрегаторы, выступая «лицом» продавца, будут оставаться в практически недосягаемой для потребителя безопасной зоне, где им ничего, кроме призрачной перспективы выплаты убытков, угрожать не будет.

Рассказать:
Другие мнения
Макейчук Антон
Макейчук Антон
Партнер юридической компании Tenzor Consulting Group
Будет ли «работать» мораторий на банкротство?
Арбитражное право и процесс
Почему для предпринимателей введение ст. 9.1 в Закон о банкротстве равно ее отсутствию
29 Мая 2020
Кулаковский Владислав
Кулаковский Владислав
Юрист практики недвижимости и строительства юридической фирмы ART DE LEX
«Бремя первых»
Гражданское право и процесс
Наряду с достижениями проект о внесении в ЕГРН сведений о правообладателях ранее учтенной недвижимости несет серьезные риски
26 Мая 2020
Калинин Евгений
Калинин Евгений
Старший юрист АБ «Андрей Городисский и партнеры»
Налогообложение НДФЛ процентов по вкладам (счетам) с 2021 г.
Налоговое право
На кого распространяется и что нужно учесть
25 Мая 2020
Болдинова Екатерина
Болдинова Екатерина
Адвокат, партнер юридической фирмы FiveStonesConsulting
Никаких льгот и отсрочек...
Налоговое право
О выполнении адвокатами обязательств по уплате налогов и других обязательных платежей в бюджет в период пандемии
22 Мая 2020
Филимонов Александр
Филимонов Александр
Cоветник юридической фирмы «Косенков и Суворов»
«Золотая середина»
Налоговое право
Почему доходы по банковским вкладам должны облагаться налогом по тем же правилам, что и иные доходы
21 Мая 2020
Мамров Феликс
Мамров Феликс

Адвокат АБ «Правовая гарантия»
Как защитить права трейдеров
Арбитражное право и процесс
Почему действия Московской биржи, приостановившей торги, следует квалифицировать как злоупотребление правом
21 Мая 2020