×

Адвокат, биллинг телефонных переговоров более чем за два года которой был истребован судом, обратилась в ЕСПЧ

В жалобе указано, что российские власти осуществили несоразмерное целям правосудия вмешательство в право на уважение частной жизни, предполагающее повышенную защиту сведениям, составляющим адвокатскую тайну
Фотобанк Freepik
В комментарии «АГ» адвокат Ольга Балабанова отметила, что, как только узнала об истребовании сведений о телефонных переговорах, поставила об этом в известность своих доверителей, многие из которых были обеспокоены этим, так как не хотели афишировать факт обращения к адвокату. В свою очередь, ее представитель, адвокат Александр Попков отметил важность обособленного рассмотрения ЕСПЧ вопроса грубого вмешательства судом в адвокатскую тайну – без разбирательства в обстоятельствах уголовного преследования адвоката.

Как стало известно «АГ», Европейский Суд зарегистрировал жалобу адвоката Ольги Балабановой на нарушение ее прав истребованием российским судом биллинга ее телефонных разговоров за два года в рамках уголовного дела о ДТП. Об этом Страсбургский суд уведомил адвоката АП Краснодарского края Александра Попкова, представляющего интересы заявительницы в ЕСПЧ.

Повод для обращения в ЕСПЧ

Ранее «АГ» сообщала о том, что 21 декабря 2018 г. судья Климовского городского суда Московской области Борис Синицын вынес постановление об истребовании у оператора связи данных телефонных переговоров адвоката АП Московской области Ольги Балабановой и ее супруга. Такие сведения были истребованы в рамках рассмотрения уголовного дела о ДТП, возбужденного в отношении адвоката по ч. 1 ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств), где ее супруг выступает свидетелем по делу.

Читайте также
В рамках дела о ДТП с участием адвоката суд истребовал данные о ее телефонных разговорах за 2 года
Как отметила адвокат АП Московской области Ольга Балабанова, таким образом, суд взял на себя функцию следствия и поставил под угрозу адвокатскую тайну ее доверителей, в связи с чем обратилась в адвокатскую палату
16 Января 2019 Новости

«В ходе рассмотрения уголовного дела в целях выяснения обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения уголовного дела, проверки представленных сторонами доказательств, в том числе проверки доводов подсудимой Ольги Балабановой о невиновности в совершении инкриминируемого преступления, возникла необходимость в получении из ПАО “МТС” информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами», – отмечалось в постановлении судьи. Были истребованы данные о входящих и исходящих звонках, СМС-сообщениях адвоката с указанием их времени, местоположения, продолжительности за период с 1 октября 2016 г. по 18 декабря 2018 г. В отношении ее супруга данные запрашивались за период с 30 ноября 2016 г. по 18 декабря 2018 г.

В тот же день судья направил письмо начальнику УМВД России по городскому округу г. Подольска с просьбой оказать содействие в получении запрошенных сведений по телефонным переговорам.

Действия адвоката в защиту своих профессиональных прав

Как сообщала ранее в комментарии «АГ» Ольга Балабанова, она узнала о наличии такого документа лишь 9 января при ознакомлении с материалами уголовного дела, поскольку судья вынес постановление вне судебного заседания – без извещения сторон и без постановки вопроса на обсуждение. По словам адвоката, помимо гражданской и уголовной практики у нее имеется узкая специализация – электоральная юриспруденция, касающаяся процедуры выборов: «Здесь все “очень тонко” и конфиденциально, особенно если речь идет о кандидатах, относящихся к оппозиции».

Адвокат уведомила о произошедшем АП Московской области, поскольку под угрозой оказалась адвокатская тайна ее доверителей. В своем обращении от 10 января адвокат сообщала о том, что период, который интересует суд, выходит за рамки юридически значимого. Она подчеркнула, что суд не конкретизирует, для каких целей и какие сведения его интересуют, какие юридически значимые обстоятельства он может установить, обладая информацией обо всех абонентских соединениях адвоката.

14 января Адвокатская палата Московской области направила адвокату письмо, в котором указывалось, что данные телефонных соединений, содержащие личную и адвокатскую тайну, могут быть затребованы судом только в том случае, если эти сведения являются доказательствами по уголовному делу, отвечающими требованиям относимости. При этом требование процессуального законодательства об обоснованности и мотивированности судебных постановлений (включая промежуточные) предполагает указание в процессуальных документах тех обстоятельств, которые могут быть подтверждены истребуемыми доказательствами.

«В представленном Вами постановлении судьи Климовского суда Московской области от 21 декабря 2018 г. указание на то, чем определяется относимость истребованных судом сведений, составляющих охраняемую законом тайну, отсутствует, что может указывать на злоупотребление судом предоставленными ему процессуальными полномочиями, – отмечалось в документе. – Вместе с тем особый статус судьи, рассматривающего дело, определяет возможность обжалования его действий только в порядке, предусмотренном процессуальным законом. В данном случае – путем подачи апелляционной жалобы на приговор суда или иное итоговое постановление суда по делу. Иное может рассматриваться как непроцессуальное давление на суд».

Впоследствии Ольга Балабанова подала апелляционную жалобу на постановление судьи и заявила ему отвод. Она также ходатайствовала о приостановлении исполнения постановления судьи до его апелляционного рассмотрения. Защиту Ольги Балабановой в Климовском и Московском областном судах осуществляла адвокат АП Ростовской области Росита Тулян.

Дальнейшее развитие событий

Как следует из жалобы в ЕСПЧ (имеется у «АГ»), суд отказал в удовлетворении ходатайства адвоката об отводе судьи. Свой отказ суд обосновал тем, что Ольга Балабанова является подсудимой, ее адвокатский статус был преодолен еще в стадии предварительного расследования и в отношении нее процессуальные действия производятся в общем порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом. Впоследствии Мособлсуд фактически отказал в рассмотрении апелляционной жалобы, указав, что окончательное процессуальное решение по уголовному делу в отношении заявительницы еще не принято.

В жалобе в ЕСПЧ также сообщается, что 26 февраля начальник отдела уголовного розыска отдела МВД по г. Подольску представил в Климовский городской суд на компьютерном диске запрошенную судом информацию о соединениях между абонентами и абонентскими устройствами, включая телефон Ольги Балабановой. «Какие-либо сведения о порядке и способе получения отделом полиции информации у трех операторов мобильной связи, сопроводительные письма от провайдеров в суд не представлены и в материалах дела отсутствуют», – указано в документе.

Таким образом, правоохранители представили сведения о 359 541 соединении адвоката с указанием телефона собеседника, даты, времени и длительности разговора, а также географического местонахождения Ольги Балабановой. В ходе судебного разбирательства суд по собственному усмотрению исследовал часть таблиц детализации и приобщил их к материалам дела вместе с диском. При этом суд частично отказал в исследовании соединений, о которых ходатайствовала защита.

Защита адвоката также безуспешно ходатайствовала об исключении недопустимых доказательств в виде истребованной судом информации о телефонных соединениях заявительницы. В обоснование своих доводов она, в частности, ссылалась на совокупность следующих факторов:

  • фактическое представление сведений не от провайдеров сотовой связи, а от отдела полиции;
  • чрезмерно длительный период истребования информации;
  • отсутствие обоснования судом цели истребования таких сведений;
  • необоснованное вмешательство в институт адвокатской тайны.

Тем не менее судья отказал в удовлетворении ходатайства, мотивируя это тем, что адвокатской тайны не существует в отношении привлеченного к уголовной ответственности адвоката.

25 марта суд признал Ольгу Балабанову виновной и освободил ее от уголовной ответственности ввиду истечения сроков давности. Впоследствии апелляция оставила в силе обвинительный приговор суда первой инстанции. В жалобе в ЕСПЧ отмечено, что адвокат так и не получила постановление апелляции.

Позиция заявительницы

В жалобе в Европейский Суд отмечено, что российские власти путем истребования, получения и использования в открытом судебном заседании обширных сведений о телефонных соединениях и местонахождении Ольги Балабановой осуществили незаконное и несоразмерное целям правосудия вмешательство в ее право на уважение частной жизни. Тем самым они нарушили ст. 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

«Европейский Суд последовательно отмечал, что ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет предоставить повышенную защиту сведениям, составляющим адвокатскую тайну. Такая защита основывается на признании фундаментальной в демократическом обществе роли адвоката представлять сторону в судебном процессе. Эта важнейшая задача адвоката не может быть выполнена в отсутствие со стороны последнего гарантии сохранения конфиденциальности сведений, сообщенных доверителями. Убежденность доверителя в сохранении конфиденциальности, необходимой для выполнения адвокатом упомянутой задачи, имеет огромное значение. От сохранения конфиденциальности опосредованно зависит также реализация права каждого на справедливое судебное разбирательство, в том числе право обвиняемых не свидетельствовать против самих себя. А адвокатская тайна, налагая преимущественно на адвокатов определенные обязательства, подлежит специальной защите в соответствии с приведенной статьей», – отмечено в жалобе.

По мнению заявительницы, хотя ст. 8 Конвенции защищает конфиденциальность всей переписки между отдельными лицами, она обеспечивает «усиленную защиту» для обмена сообщениями между адвокатами и их доверителями, поскольку адвокаты не смогут защитить последних, если их общение не будет конфиденциальным.

Как следует из жалобы, российскому суду было достоверно известно о наличии у Ольги Балабановой статуса адвоката и отсутствии взаимосвязи между инкриминируемым общеуголовным преступлением и ее статусом. Следовательно, у него имелась возможность максимально осторожно и разумно предусмотреть серьезные меры по защите адвокатской тайны и соблюдению баланса между обеспечением гарантий конфиденциальности адвокатской деятельности, с одной стороны, и необходимостью справедливого судебного разбирательства по делу, с другой.

«Однако суд принял откровенно необоснованное и произвольное решение: во-первых, постановление вынесено единолично судьей вне судебного заседания и в отсутствие заявительницы и ее защитника. Во-вторых, суд в обоснование принятого решения не привел вообще никаких доводов о необходимости такого вмешательства в адвокатскую тайну и ограничился лишь формулировкой о потребности “выяснения обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения уголовного дела, проверки представленных сторонами доказательств, в том числе проверки доводов (заявительницы) о невиновности”. В третьих, суд в постановлении истребовал сведения за необъяснимо продолжительный период времени – 27 месяцев, то есть более чем за два года», – отмечено в жалобе.

В документе также указано, что суд не самостоятельно запросил и получил истребуемые сведения, а поручил это полиции, которая помимо прочего осуществляла уголовное преследование доверителей адвоката. «Фактически национальный суд организовал и легализовал беспрепятственный доступ сотрудников уголовного розыска к информации о коммуникации и местонахождении адвоката за 27 месяцев», – указано в жалобе в Европейский Суд. По словам заявительницы, в число лиц, которым она оказывает юридическую помощь, входят государственные чиновники, оппозиционные политики, журналист и сотрудники системы МВД. Разглашение конфиденциальных сведений об их обращениях и взаимодействии с адвокатом может повлечь необратимые и крайне неблагоприятные последствия для них.

Кроме того, Ольга Балабанова указала на нарушение ее прав в соответствии со ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции, в связи с тем что национальные суды уклонились от своевременного рассмотрения ее апелляционной жалобы на вынесенное судебное постановление.

Комментарии адвоката и ее представителя

В комментарии «АГ» адвокат Ольга Балабанова пояснила, что само ДТП произошло в 2016 г., а уголовное дело по ч. 1 ст. 264 УК РФ было передано в суд в декабре 2017 г. «Я отказалась от прекращения производства по делу в связи с истечением срока давности и настаивала на оправдательном приговоре. После этого судья втайне от других участников процесса направил просьбу в МВД оказать содействие в раскрытии информации о моих абонентских соединениях с привязкой к месту дислокации абонента за период, который значительно превышал юридически значимый», – пояснила она.

По словам адвоката, сотрудники МВД обратились в соответствии с Законом об ОРД к оператору МТС и получили ее абонентские соединения. «Сторона защиты заявляла о недопустимости разглашения всех сведений о соединениях адвоката, поскольку они позволяли по телефонным номерам идентифицировать абонентов, а также места встреч с абонентами – доверителями адвоката. При этом необходимость запроса информации не была мотивирована. Я сразу поставила своих доверителей в известность о запросе, многие высказали свои возражения, так как хотели бы скрыть факт обращения ко мне – в первую очередь сотрудники правоохранительных органов, политики», – отметила Ольга Балабанова.

Она добавила, что сведения о соединениях поступили в суд на диске без сопроводительного письма от МТС: «На одном диске были объединены как мои соединения, так и соединения ряда свидетелей (хотя по каждому субъекту направлялся отдельный запрос). То есть в МВД данные получили предварительную обработку до направления их в суд». Адвокат добавила, что в суде все абонентские соединения, вопреки позиции стороны защиты, были исследованы, но значительная их часть не была положена в основу приговора и выводов суда, который так и не объяснил цель получения информации сверх необходимого.

По мнению заявительницы, до подачи жалобы в ЕСПЧ внутригосударственные средства защиты были исчерпаны. «Строить прогнозы относительно результатов рассмотрения дела в ЕСПЧ я не буду. Приведенная нами правовая позиция весьма убедительна, ее представление осуществляет опытный адвокат Александр Попков, специализирующийся на защите в Европейском Суде», – резюмировала Ольга Балабанова.

В свою очередь, адвокат Александр Попков отметил важность обособленного рассмотрения ЕСПЧ вопроса грубого вмешательства судом в адвокатскую тайну – без разбирательства в обстоятельствах уголовного преследования адвоката. «Ведь судья по делу о ДТП по собственной инициативе и вообще без какого-либо обоснования истребовал сведения о телефонных звонках, сообщениях и местонахождении телефона адвоката более чем за два года. А когда защита заявила о незаконности таких действий, то судья заявил, что “адвокатский иммунитет преодолен в момент возбуждения уголовного дела”. При этом суд второй инстанции совсем проигнорировал и не рассмотрел отдельную апелляционную жалобу на постановление суда об истребовании телефонного биллинга», – пояснил он.

По словам адвоката, российские суды явно нарушили не только ст. 8, но и ст. 13 Конвенции, поскольку у адвоката отсутствовала возможность эффективно приостановить и обжаловать незаконное решение суда. «Такое нарочитое пренебрежение или непонимание судьями института адвокатской тайны подрывает основы нашей профессии и в случае дальнейшего распространения подобной практики грозит разрушением и без того шатающейся системы российского правосудия», – предостерег Александр Попков.

Рассказать: