×

Адвокат добился, чтобы Басманный суд г. Москвы отказал в повторном помещении обвиняемого в убийстве под стражу

Решение было принято после того, как апелляция напомнила первой инстанции, что для этого необходимо наличие новых обстоятельств, которые не были приведены следователем
Защитник обвиняемого Руслан Айдамиров в комментарии «АГ» отметил, что отказа в удовлетворении ходатайства следствия удалось добиться потому, что судьи двух инстанций не стали подходить к делу формально, разобрались в ситуации и поступили справедливо.

29 июля Басманный районный суд г. Москвы отказал в удовлетворении ходатайства следователя об избрании обвиняемому в убийстве меры пресечения в виде заключения под стражу после возвращения материалов дела из апелляции. Все документы имеются у «АГ».

Первое избрание и отмена меры пресечения

26 августа 2002 г. прокуратурой Кабанского района Республики Бурятия было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по факту обнаружения трупов Б. и Ш. с признаками насильственной смерти. С ним в одном производстве соединены ряд других уголовных дел.

Только 17 декабря 2019 г. обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 2 ст. 126, ч. 3 ст. 30 п. «в», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ было предъявлено Евгению Инкину. 18 декабря Советский районный суд г. Улан-Удэ Республики Бурятия избрал ему меру пресечения в виде заключения под стражу.

20 апреля 2020 г. уголовное преследование Евгения Инкина в части обвинения по п. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК было прекращено по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, ранее избранная ему мера пресечения была отменена и он был освобожден из СИЗО-1 УФСИН России по Республике Бурятия. На момент его освобождения срок содержания под стражей составил 4 месяца 3 дня. В тот же день Инкину была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин 26 мая 2020 г. распорядился об изъятии дела из производства СУ СК РФ по Республике Бурятия и передачи его для дальнейшего расследования в Главное следственное управление СКР.

Уже 28 мая и.о. руководителя ГСУ СК РФ отменил постановление о частичном прекращении уголовного преследования по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Постановление об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении Евгения Инкина было отменено 3 июня. В этот же день он был задержан в порядке ст. 91 УПК РФ.

Далее следователь по особо важным делам отдела по расследованию бандитизма и организованной преступной деятельности ГСУ СК РФ С. Чемерисов направил в суд ходатайство об избрании Евгению Инкину меры пресечения в виде заключения под стражу.

В ходатайстве следователь указал, что Инкин обвиняется в совершении трех особо тяжких преступлений, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет. В ходе предварительного следствия получены доказательства, свидетельствующие о том, что он, после освобождения из СИЗО, находясь на свободе, оказывал давление на потерпевшую П. в связи с дачей ею показаний, изобличающих его в совершении указанных преступлений, чем нарушил ч. 3 ст. 102 УПК избранной ему меры пресечения. Как указал следователь, находясь на свободе, Евгений Инкин может продолжить угрожать П. и оказывать давление на свидетелей и потерпевших по уголовному делу, а также может скрыться от органов предварительного следствия и суда либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

3 июня Басманный районный суд г. Москвы удовлетворил ходатайство и избрал в отношении обвиняемого меру пресечения в виде заключения под стражу.

Апелляционное обжалование повторного помещения под стражу

Не согласившись с таким решением, защитник Евгения Инкина, адвокат, член Совета АП Ленинградской области Руслан Айдамиров подал апелляционную жалобу, в которой указал, что в отношении его подзащитного действует презумпция невиновности, поэтому количество вменяемых преступлений не может считаться решающим фактором, особенно в ситуации, кода уголовное преследование в части наиболее тяжкого преступления однажды прекращалась за непричастностью Евгения Инкина.

Адвокат обратил внимание на то, что расследуются события 18-летней давности, а само уголовное дело возбуждено в 2002 г., улики давно изъяты и находятся в распоряжении следователей, в связи с чем обвиняемый не может уничтожить доказательства. Более того, показания свидетеля обвинения П. зафиксированы.

Руслан Айдамиров отметил, что суд не учел, что Евгений Инкин с 20 апреля находился на свободе и за данный период времени не совершил действий, направленных на воспрепятствование расследования по делу, меру пресечения не нарушал, добровольно приехал в г. Москву по вызову следователя, где и был задержан. Адвокат попросил отменить постановление Басманного районного суда г. Москвы, избрать в отношении Евгения Инкина меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей.

После напоминания норм УПК Басманный суд отказался помещать обвиняемого в СИЗО

Изучив жалобу, Московский городской суд указал, что, исходя из положений ч. 12 ст. 109 УПК, в случае повторного заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого по тому же уголовному делу, а также по соединенному с ним или выделенному из него уголовному делу срок содержания под стражей исчисляется с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее.

Апелляция отметила, что органами предварительного расследования Евгений Инкин обвиняется в том, что 10 августа 2002 г. совершил убийство Б. и Ш. в составе группы лиц, с целью скрыть другое преступление; в похищении 8 октября 2002 г. П. группой лиц по предварительному сговору; в покушении на убийство П., сопряженное с похищением человека, группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Мосгорсуд указал, что 18 декабря 2019 г. по указанному обвинению Советским районным судом г. Улан-Удэ Республики Бурятия в отношении Инкина была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, срок действия которой неоднократно продлевался тем же судом, последний раз 2 апреля до 8 июня.

«Между тем, удовлетворяя ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражей по тому же уголовному делу и по тому же обвинению, суд первой инстанции не дал оценку требованиям ч. 12 ст. 109 УПК РФ и свои выводы на этот счет не мотивировал. Более того, при принятии решения судом первой инстанции не дана оценка и тем обстоятельствам, что 20 апреля 2020 г. постановлением следователя в отношении Инкина Е.Г. по этому же делу избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, и, выходя с ходатайством об избрании в отношении Инкина Е.Г. меры пресечения в виде заключения под стражу по тому же делу, следователь в своем ходатайстве не указал оснований, предусмотренных ч. 9 ст. 108 УПК РФ, в то время как в силу названной нормы уголовно-процессуального закона повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу. Таких новых обстоятельств в ходатайстве следователя не приведено», – подчеркнул Мосгорсуд.

Он отметил, что, поскольку судом допущены нарушения норм уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены судом апелляционной инстанции, материал подлежит направлению на новое судебное рассмотрение в Басманный районный суд г. Москвы в ином составе.

При новом рассмотрении первая инстанция указала, что новые обстоятельства, позволяющие суду принять решение об избрании в отношении Евгения Инкина меры пресечения в виде заключения под стражу, в ходатайстве следователя не приведены и в судебное заседание не представлены. Доводы о том, что обвиняемый угрожал П., чем нарушил избранную меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, не подтверждаются имеющимися у суда материалами, поскольку заявлений потерпевшей об обстоятельствах высказанной в ее адрес угрозы не представлено.

«Суд принимает во внимание, что Инкин обвиняется органами предварительного следствия в совершении преступлений, отнесенных законом к категории особо тяжких, однако одна лишь тяжесть обвинения не может являться основанием для повторного избрания меры пресечения в виде заключения под стражу», – посчитала первая инстанция.

Таким образом, Басманный районный суд г. Москвы постановил отказать в удовлетворении ходатайства следователя.

Комментарий защитника

Руслан Айдамиров рассказал «АГ», что его подзащитного освободили в присутствии супруги и двоих детей, поэтому он имел удовольствие наблюдать неподдельную радость воссоединившейся семьи. «Выслушивая слова благодарности в свой адрес, я думал о том, что, несмотря на перекос в уголовном судопроизводстве, который мы видим в последние годы, иногда и нам удается добиться результата. Это воодушевляет и придает силы работать, невзирая на трудности, с которыми мы сегодня сталкиваемся», – указал адвокат.

Руслан Айдамиров отметил, что доверитель вышел из СИЗО, потому что ему повезло с судьями. Он указал, что судья Московского городского суда Лариса Полякова и судья Басманного районного суда г. Москвы Валентина Левашова разобрались в ситуации и поступили справедливо. «Участвуя в заседаниях по избранию меры пресечения, я не раз озвучивал аргументы, которые с точки зрения закона и здравого смысла были ничуть не хуже тех, что я озвучил вчера. Тем не менее мои подзащитные отправлялись в следственный изолятор. А вчера этого не произошло оттого, что судьи не стали, как это обычно бывает, подходить к делу формально. И я им за это очень благодарен», – резюмировал адвокат.

Рассказать: