×

Адвокаты не вправе размещать в Интернете информацию, вводящую их доверителей в заблуждение

Комиссия по этике и стандартам ФПА РФ подчеркнула недопустимость размещения в Интернете недостоверных сведений относительно характеристик адвоката и оказываемой им юридической помощи
Адвокаты в целом положительно оценили разъяснения КЭС. По мнению одного из них, регулирование размещения информации об адвокатах и адвокатской деятельности до последнего времени оставалось без надлежащего внимания. Другой полагает, что разъяснение Комиссии не остановит практику размещения отдельными адвокатами некорректных сведений о себе в Сети, однако оно дает ориентиры для адвокатских палат в вопросах по привлечению их к дисциплинарной ответственности. Третий эксперт считает, что разъяснение КЭС, с одной стороны, содержит совершенно очевидные положения, которые, с другой стороны, не совсем очевидны отдельным адвокатам, поскольку их недобросовестная реклама буквально заполонила Интернет.

24 апреля опубликовано Разъяснение № 01/19 Комиссии по этике и стандартам ФПА РФ по вопросам привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности за размещение неприемлемой информации в Интернете. Документ был утвержден Советом Федеральной палаты адвокатов 17 апреля, поводом для рассмотрения КЭС таких вопросов стал соответствующий запрос президента ФПА РФ Юрия Пилипенко.

Комиссия по этике и стандартам напомнила, что порядок размещения информации об адвокате и адвокатском образовании, в том числе в Интернете, регулируется ст. 17 КПЭА. «Согласно п. 1 данной статьи информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит оценочных характеристик адвоката; отзывов других лиц о работе адвоката; сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов; заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды», – отмечено в разъяснении КЭС.

Данные правила имеют особое значение, так как одним из основных приоритетов адвокатской деятельности является доверие к адвокату и адвокатской корпорации со стороны граждан и общества. Последнее формируется, помимо прочего, путем ознакомления потенциального доверителя с информацией об адвокате или адвокатском образовании, в котором тот состоит. Указанные правила должны толковаться в системной взаимосвязи с положениями ст. 5 КПЭА, согласно которым профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему.

Читайте также
Подготовлены разъяснения кодекса
Комиссия ФПА РФ по этике и стандартам разработала свои первые проекты разъяснений применения Кодекса профессиональной этики адвоката
27 Января 2016 Новости

Со ссылкой на Разъяснение КЭС № 03/16 от 28 января 2016 г. Комиссия напомнила, что указание адвокатом в Интернете, а также в брошюрах, буклетах и иных информационных материалах сведений о наличии положительного профессионального опыта, а также информации о своей профессиональной специализации само по себе не противоречит КПЭА.

«Недопустимой является информация, вводящая потенциальных доверителей в заблуждение относительно характеристик адвоката и оказываемой им юридической помощи путем ложных заявлений, обещаний, искажения фактов», – подчеркнула КЭС. Адвокатам также запрещено размещать в Интернете не соответствующие действительности сведения о количестве оправдательных приговоров, постановленных в отношении его доверителей, о проценте «выигранных» дел. Такие действия являются прямым нарушением запрета привлечения потенциальных доверителей обещанием благополучного разрешения дела, установленного подп. 6 п. 1 ст. 9 КПЭА, и нарушением требований к информации об адвокате, содержащихся в п. 1 ст. 17 данного Кодекса.

Совету адвокатской палаты предписано учитывать, что сам факт распространения недостоверной информации об адвокате или адвокатском образовании умаляет авторитет адвокатуры и доверие к ней. При этом отмечено, что дисциплинарное производство в отношении адвоката может быть прекращено из-за малозначительности проступка.

Комментируя разъяснение КЭС, адвокат КА «Московская городская коллегия адвокатов» Павел Гейко отметил его необходимость и актуальность. «Участившиеся в последнее время случаи размещения в Интернете информации об адвокатах, содержащей неподтвержденные сравнительные характеристики по размытым критериям, порождают ошибочное мнение у граждан о сущности адвокатской деятельности. Нередко приходится слышать от доверителей сравнение адвокатской деятельности с коммерческой, а адвокаты воспринимаются ими как лица, готовые к оказанию за плату любых юридических услуг, в том числе не соответствующих требованиям КПЭА», – пояснил эксперт.

По его мнению, в обществе формируется ложное представление о коммерциализации правоприменительной деятельности государственных органов, что принимаемые ими решения могут зависеть от размера понесенной заказчиком таких услуг платы. «Случаи размещения недостоверной информации о якобы имевших место успешных разрешениях дел и завышенной роли принимавших участие в них адвокатов вовсе не выдерживают никакой критики. Законодательством давно и достаточно подробно регламентируются требования к информации рекламного характера, тогда как регулирование размещения информации об адвокатах и адвокатской деятельности, имеющей весьма специфичный и в том числе публичный характер, до последнего времени оставалось без надлежащего внимания», – считает Павел Гейко.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский отметил, что в своих разъяснениях КЭС дала толкование ст. 17 КПЭА в части личной рекламы деятельности адвокатов и адвокатских образований. «В рекламных постах и на сайтах адвокатов в Интернете сейчас царят беспредел и вакханалия (одни адвокаты называют себя самыми лучшими, вторые гарантируют разрешение дел, а третьи считают себя победителями в 95% уголовных дел), такая самореклама носит перманентный характер. Сказать, что данная информация некорректна – значит не сказать ничего. Ни один профессиональный защитник со стороны не сможет разъяснить, что же конкретно рекламодатель считает выигрышем уголовного дела, да и разместивший такую рекламу адвокат в каждом конкретном случае будет разъяснять это по-разному», – считает эксперт.

По его мнению, разъяснение Комиссии не остановит ситуацию с такой некорректной рекламой адвокатов. В то же время Владислав Лапинский отметил, что оно дает ориентиры для адвокатских палат по привлечению таких неразборчивых адвокатов-рекламодателей к дисциплинарной ответственности, оценки таких материалов с опорой на ценности и традиции адвокатуры. «Опыт показывает: чаще всего не наказание, а привлечение адвокатов к дисциплинарной ответственности является мощным воспитывающим фактором, который приводит к исправлению ситуации. В связи с этим считаю верным и ориентир для прощения таких адвокатов “ввиду малозначительности”, если свои ошибки эти адвокаты добровольно исправили», – резюмировал эксперт.

В свою очередь адвокат КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Сергей Колосовский отметил, что разъяснение КЭС, с одной стороны, содержит совершенно очевидные положения, которые, с другой стороны, не совсем очевидны отдельным адвокатам, «поскольку недобросовестная или просто неумная реклама отдельных адвокатов буквально заполонила Интернет».

По словам эксперта, он буквально неделю назад просматривал сайт адвоката Б. и обнаружил там 12 листов отзывов благодарных доверителей. «Причем все отзывы написаны нормальным литературным языком в одинаковой стилистике и даже с указанием телефонов доверителей. Я попросил своего помощника проверить, что же это за адвокат появился в нашем городе, и оказалось, что “авторы” отзывов даже не знали, что были фигурантами уголовных дел, а телефоны были взяты с сайта бесплатных объявлений “Авито”. К сожалению, подобный пример не единичен», – рассказал Сергей Колосовский.

Адвокат также отметил, что некоторые ситуации, связанные с некорректной информацией об адвокате, прямо не предусмотрены п. 1 ст. 17 КПЭА. «В особенности это касается любимой многими поклонниками саморекламы ссылки на процент выигранных дел. Поскольку подобные ссылки присутствуют на каждом втором сайте, причем приводимые цифры поражают, разъяснение КЭС о том, что недопустимо размещение в сети Интернет не соответствующих действительности сведений о количестве оправдательных приговоров, постановленных в отношении доверителей адвоката, о проценте “выигранных” дел, является необходимым», – пояснил эксперт.

По его мнению, неслучайно КЭС сделала акцент на проценте, потому что это самая распространенная форма недобросовестной рекламы: «При отсутствии четкого определения того, какое дело считать выигранным (например, применительно к уголовному процессу, закончившемуся оправданием или любым наказанием, не связанным с лишением свободы), этот процент можно высчитывать как угодно, и все это будет лишь способом введения в заблуждение потенциальных доверителей».

По мнению Сергея Колосовского, хороший адвокат вообще не нуждается в рекламе, за него говорят его дела и независимые от адвоката СМИ. «Собственно же сайт адвокатского образования должен содержать в первую очередь справочную информацию – о специализации адвоката и о законодательстве, связанном с этой специализацией», – заключил он.

Рассказать:
Дискуссии
Допустима ли реклама адвокатской деятельности?
Допустима ли реклама адвокатской деятельности?
Профессиональная этика
25 Апреля 2019