×

Апелляция изменила мотивировку решения суда в связи с соглашением между ФАС и правонарушителем

Апелляционный суд принял в качестве факта, не подлежащего доказыванию, обстоятельства, которые не признала одна из сторон по делу
Эксперты «АГ» разошлись в оценке постановления апелляционного суда. По мнению одних, оно содержит ряд спорных формулировок, а принятие судом соглашения об обстоятельствах не учитывает интересы всех участников процесса. Другие поддержали выводы апелляции, отметив их обоснованность. Некоторые при этом отметили, что изменение мотивировки решения первой инстанции может повлечь преюдицию при рассмотрении гражданского спора по требованию потерпевшего о взыскании убытков.

Девятый арбитражный апелляционный суд вынес постановление по делу об оспаривании двумя фирмами решения ФАС России о привлечении одной из них к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства.

Обстоятельства дела

Летом 2013 г. ООО «Фирма “Мортадель”» (Заказчик) и АО «ДИКСИ ЮГ» (Исполнитель) заключили договор об оказании рекламных, маркетинговых, информационных и иных услуг, которому предшествовало подписание ими договора поставки. Стороны подписали различные приложения к договору об услугах (в том числе № 1 об оказании торговой сетью услуг по сбору и обработке статистических данных о динамике продаж товаров Заказчика, а также № 23 о соблюдении ею стандартов продаж).

Впоследствии «Фирма “Мортадель”» сообщила ФАС России о нарушении ее контрагентом антимонопольного законодательства. Далее компания безуспешно пыталась оспорить приложение № 1 к договору услуг (дело № А41-42493/2017) в судебном порядке. Впоследствии суд урегулировал взаимные иски контрагентов по заключенным между ними договорам (дело № А41-28216/2017).

При рассмотрении материалов дела № 5-9-1/00-18-17 антимонопольный орган выявил, что «Фирма “Мортадель”» не заказывала у «ДИКСИ ЮГ» услугу по соблюдению последним стандартов продаж. Несмотря на то что Заказчик оплатил такие услуги на сумму 35 млн руб., их экономическая обоснованность не была подтверждена соответствующим образом.

Также ФАС России пришла к выводу, что торговая сеть не доказала экономическую обоснованность стоимости услуг по сбору и обработке статданных о динамике продаж товаров, оказанных на сумму 47 млн руб. В подготовленном «ДИКСИ ЮГ» отчете отсутствовали единицы измерения данных, что делало его бесполезным для хозяйственной деятельности его контрагента. Помимо спорного характера стоимости оказанных услуг, рассчитанной торговой сетью самостоятельно, данные отчета расходились с объемами реализации продукции заказчика. Кроме того, документ содержал сведения о реализации продукции фирмы, которая в отчетный период не реализовывалась в торговой сети «ДИКСИ ЮГ».

Антимонопольная служба также выяснила, что в процессе договорных отношений между двумя контрагентами именно «ДИКСИ ЮГ» настаивала на сотрудничестве исключительно на его условиях и отказывалась учитывать пожелания другой стороны. После обращения фирмы в ФАС России торговая сеть расторгла с ней договор поставки. В этой связи антимонопольный орган пришел к выводу о том, что торговая сеть обладала существенной рыночной властью над «Мортадель», в отличие от последней. В процессе реализации договорных отношений между сторонами именно фирма находилась в зависимом положении от торговой сети, которая выступала «сильной» стороной в договорных отношениях и имела возможность диктовать условия сотрудничества.

В 2018 г. антимонопольный орган вынес решение, которым прекратил дело в отношении «ДИКСИ ЮГ» по признакам нарушения подп. «е» п. 4 ч. 1 ст. 13 Закона об основах госрегулирования торговой деятельности в РФ, выразившемся в навязывании контрагенту условий, не относящихся к предмету договора. В то же время ФАС России выявила нарушение торговой сетью п. 2 ч. 1 ст. 13 указанного Закона в связи с односторонним определением ею условий реализации договора оказания услуг, которые были невыгодны ее контрагенту в силу воспрепятствования в его доступе к соответствующим товарным рынкам по определенным видам продовольствия.

Апелляция изменила мотивировку решения первой инстанции в связи с соглашением ФАС и нарушителя

Далее «Фирма “Мортадель”» и «ДИКСИ ЮГ» обратились в суд с заявлениями об оспаривании решения ФАС России. Так, торговая сеть ссылалась на необоснованность ее привлечения к ответственности за нарушение п. 2 ч. 1 ст. 13 Закона об основах госрегулирования торговой деятельности в РФ. Ее бывший партнер, наоборот, оспаривал непривлечение «ДИКСИ ЮГ» к ответственности за нарушения подп. «е» п. 4 ч. 1 ст. 13 вышеуказанного закона в редакции от 3 июля 2016 г.; подп. «г», «з», «к» п. 2 ч. 1 этой же статьи в редакции от 31 декабря 2014 г.

При рассмотрении заявлений, поданных двумя компаниями, суд первой инстанции объединил их в одно дело № А40-121722/2018 и полностью отказался удовлетворять требования заявителей.

В апелляционной инстанции ФАС России и АО «ДИКСИ ЮГ» подали заявление о признании сторонами обстоятельств в результате достигнутого между ними соглашения по делу. Согласно ему антимонопольная служба отказалась признавать факт причинения торговой сетью убытков фирме, однако признала, что действия «ДИКСИ ЮГ» по одностороннему определению условий договора оказания услуг (касающихся приложений № 1 и 23) являются нарушением п. 2 ч. 1 ст. 13 Закона об основах госрегулирования торговой деятельности в РФ. За данное нарушение торговая сеть была оштрафована на 2 млн руб. В этой связи «ДИКСИ ЮГ» просила суд исключить из мотивировочной части решения антимонопольного органа отдельные формулировки, противоречащие указанному соглашению.

Вторая инстанция отметила, что по правилам ч. 2 ст. 70 АПК РФ признанные сторонами в результате достигнутого между ними соглашения обстоятельства принимаются арбитражным судом в качестве фактов, не требующих дальнейшего доказывания. Как пояснила апелляция, взаимосвязь между расторжением договора и указанными событиями антимонопольным органом не проверялась, но была ошибочно констатирована, равно как антимонопольным органом не проверялась достоверность отдельных величин, на которые ссылалась «Фирма “Мортадель”» (изменения выручки от продаж, численности поголовья скота, численности работников), каждая из которых подтверждалась лишь ее односторонними документами.

Если ряд обстоятельств, поименованных в решении государственного органа, является недоказанным, с чем последний не спорит, подписывая соответствующее соглашение об обстоятельствах, такие факторы не могут быть указаны в мотивировочной части судебного акта. В этой связи апелляция изменила решение суда, исключив из его мотивировочной спорные формулировки. При этом само судебное решение было оставлено в силе, поскольку ошибочные выводы первой инстанции не привели к принятию неправильного решения.

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили подход апелляции

Старший юрист юридической фирмы Eterna Law Дмитрий Рыженков отметил, что АПК РФ действительно позволяет сторонам процесса заключить соглашение по обстоятельствам, которые ими признаются и не оспариваются. Однако, по его словам, рассматриваемое постановление, в основу которого положено именно такое соглашение сторон, вызывает ряд вопросов: «Во-первых, насколько достигнутые в нем договоренности соответствуют понятию “соглашения по обстоятельствам”. При первом взгляде на описанные в постановлении условия этого соглашения можно предположить, что к нему применимы иные положения АПК РФ, а именно – о мировых соглашениях. Во-вторых, представляется ошибочным занесение в протокол соглашения о таких обстоятельствах, которые не признаются кем-либо из других участников процесса. В данном же деле, насколько можно увидеть из опубликованных судебных актов, одна из сторон спора выступала против указанного соглашения».

Кроме того, эксперт обратил внимание на спорность формулировок, внесенных апелляционным судом в мотивировочную часть решения первой инстанции. «Из них следует, что комиссия ФАС России при рассмотрении дела о нарушении законодательства о защите конкуренции не исследовала вопрос о нанесении ущерба деятельности заявителя, хотя соответствующие выводы попали в итоговый текст ее решения. Данное обстоятельство ставит все результаты работы комиссии по рассматриваемому делу под разумное сомнение», – заключил Дмитрий Рыженков.

Адвокат АП Самарской области Александр Тамодлин поддержал выводы апелляционного суда. «Тот факт, что при рассмотрении дела орган власти не исследовал вопрос причинения убытков, хотя и отразил это в своем решении, не влияет на законность этого решения в целом», – отметил он. По мнению эксперта, изменение мотивировочной части судебного решения не позволит заинтересованной стороне попытаться использовать не соответствующее действительности решение суда в качестве преюдициального.

«Есть лишь один спорный момент – принятие судом соглашения об обстоятельствах. Это допустимо, только если они признаны всеми участниками, интересы которых затрагивают. В рассматриваемом деле вторая инстанция фактически приняла в качестве факта, не подлежащего доказыванию, те обстоятельства, которые одна из сторон не признавала. Это вряд ли можно считать правильным подходом. Суду необходимо было рассматривать данные обстоятельства на общих основаниях. Хотя уверен, что выводы суда не изменились бы», – полагает адвокат.

В свою очередь консультант юридической компании «Каменская & партнеры» Илья Тюленев отметил, что обстоятельства рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции свидетельствуют о существенном значении взаимосвязи обстоятельств публичных и гражданских споров. «Соглашение, заключенное с участием антимонопольного органа, по существу представляет собой взаимное признание ответчиком по административному делу факта совершения нарушения, а антимонопольным органом – отсутствия факта причинения убытков», – отметил он.

По мнению эксперта, антимонопольный орган как участник арбитражного процесса вправе заключать соглашения, связанные с фактическими обстоятельствами, так же как и при отсутствии соглашения ничто не препятствует антимонопольному органу признать те или иные обстоятельства либо заявить об их отсутствии: «Это повлечет для стороны, которая заявляла возражения в отношении этих обстоятельств, освобождение от доказывания».

Как отметил Илья Тюленев, с учетом того, что при рассмотрении дела о нарушении п. 2 ч. 1 ст. 13 Закона № 381-ФЗ в предмет доказывания не входит факт причинения убытков, признание антимонопольным органом в ходе судебного разбирательства данного факта не влияет на законность принятых решений антимонопольного органа и суда первой инстанции. «Вместе с тем установление в решении суда первой инстанции факта причинения убытков может повлечь для ответчика негативные последствия: установление преюдиции при рассмотрении гражданского спора по требованию потерпевшего о взыскании убытков. В связи с этим апелляция обоснованно приняла признание антимонопольного органа, переоценила факт причинения убытков и исключила его из решения суда первой инстанции», – пояснил он.

При этом эксперт указал, что отсутствие потерпевшего в качестве стороны соглашения не имеет существенного значения, поскольку в арбитражном процессе отсутствуют требования к согласованию признания обстоятельств со сторонами процесса. «Результаты рассмотрения дела не препятствуют потерпевшему обратиться с требованием о взыскании убытков и в рамках уже гражданского спора устанавливать факт их причинения. Также рассмотренное дело не свидетельствует о том, что антимонопольный орган не может устанавливать факт причинения убытков. Напротив, это может позволить развить практику взыскания убытков за нарушение антимонопольного законодательства. Однако если антимонопольным органом и судами не устанавливался факт причинения убытков, то он не должен фигурировать в соответствующих актах», – считает Илья Тюленев.

Советник юридической фирмы «ЮСТ» Дмитрий Серёгин полагает, что судебный акт апелляции иллюстрирует пример достижения компромисса между антимонопольным органом и лицом, допустившим нарушение закона. «С одной стороны, признается факт нарушения антимонопольного законодательства, с другой – уточняются обстоятельства, которые в действительности не были установлены антимонопольным органом в ходе рассмотрения дела. В последнем случае стороны также соглашаются с тем, что эти обстоятельства “подлежат исключению из мотивировочной части решения”», – отметил эксперт. По его мнению, соглашение не определяет механизм изменения мотивировочной части решения, что и невозможно, поскольку в силу ч. 2 ст. 70 АПК РФ такое соглашение может определять только обстоятельства, по которым между сторонами отсутствует спор: «Вполне понятно, что само соглашение также не является актом, изменяющим оспариваемое решение ФАС России».

Дмитрий Серёгин считает, что наиболее очевидным в данной ситуации было бы изменение требований апелляционной жалобы на требования о частичной отмене решения ФАС России. «Вместе с тем, как мы видим из судебного постановления, заявитель просил исключить соответствующие абзацы лишь из описательной части решения арбитражного суда г. Москвы. В этих условиях у суда не было иной возможности, кроме как удовлетворить требования, как они были сформулированы самим заявителем. Судьба же решения ФАС России остается пока неопределенной, хотя в распоряжении антимонопольного органа остаются два административных механизма: исправление описок, а также пересмотр решения по новым или вновь открывшимся обстоятельствам», – полагает эксперт.

Рассказать: