×

Апелляция отменила приговор в отношении бухгалтеров, обвинявшихся в хищении средств фирмы

Суд указал, что первая инстанция не дала правовую оценку доказательствам стороны защиты
В комментарии «АГ» Михаил Зельдин, представляющий интересы одной из обвиняемых, пояснил, что по просьбе государственного обвинителя суд возвратил материалы дела прокурору. По его мнению, соломоновым решением для следствия будет именно прекращение уголовного преследования бухгалтеров, поскольку если будет принято решение снова направить дело в суд, то приговор может быть и оправдательным, а это совсем не нужно стороне обвинения.

Апелляционным определением Свердловский областной суд отменил обвинительный приговор Асбестовского городского суда Свердловской области в отношении бухгалтеров Натальи Миннигалиевой и Натальи Ивановой, которые были признаны виновными в хищении средств компаний.

Как рассказал «АГ» управляющий партнер «Зельдин и партнеры» Михаил Зельдин, защищающий интересы Миннигалиевой, предприниматели Тамара Павлова и Дмитрий Сиренко выиграли тендер на проведение работ, для выполнения которых была учреждена компания ООО «Урал-ЭКОР». Директором был назначен Сиренко, а главным бухгалтером – его подзащитная.

Позже Павлова подала в Арбитражный суд Свердловской области иск о взыскании с Сиренко убытка, понесенного компанией из-за заключения фиктивных договоров на проведение работ с субподрядчиками. Несмотря на то что работы не выполнялись, организациям было перечислено более 10 млн руб. Суд удовлетворил иск Павловой.

Тогда Сиренко подал апелляцию, ссылаясь на то, что наличие договоров свидетельствует о деловых отношениях между фирмами. Кроме того, он заявил, что все документы без его ведома подписывала Миннигалиева, и именно на ней лежит ответственность за сомнительные сделки. Апелляция оставила решение первой инстанции в силе.

После этого Сиренко написал заявление в полицию, обвинив Миннигалиеву в присвоении средств организации. Было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 159 и ч. 3 ст. 160 УК РФ.

Как следует из приговора Асбестовского городского суда Свердловской области (имеется в распоряжении «АГ»), в судебном заседании сторона обвинения настаивала на том, что Миннигалиева заполнила чек на сумму 670 тыс. руб. от имени директора на свое имя и получила деньги в кассе банка. Часть средств она передала Сиренко в качестве возврата по договору займа и представила расходный кассовый ордер на подпись. Вторую часть Миннигалиева присвоила себе. Чтобы скрыть преступление, она ежедневно заполняла расходные кассовые ордера, указывая в каждом по 100 тыс. руб. до тех пор, пока в документах не отобразилась снятая со счета сумма. 

Обвинение посчитало, что некоторые преступления были совершены в сговоре с бухгалтером другой компании Натальей Ивановой. Изготавливая фиктивные договоры без ведома директоров, женщины похищали имевшиеся на расчетных счетах организаций деньги.

В качестве доказательства обвинение сослалось на справку авиакомпании, согласно которой в момент одного из переводов средств Сиренко находился в другом городе и, следовательно, не мог давать распоряжений по совершению данной операции. Всего за период своих действий они похитили порядка 400 тыс. руб.

Сторона обвинения представила выписки по счетам бухгалтеров и организаций, протоколы осмотра документов, а также экспертные заключения о том, что договоры за директоров подписывали Миннигалиева и Иванова. В суд также был представлен корешок чековой книжки, подтверждающий, что 670 тыс. руб. в банке получила Миннигалиева. 

Подсудимая в свою очередь указала, что Сиренко выводил деньги из компании «Урал-ЭКОР» через различные организации, в последующем вновь внося их в предприятие как займы. В банке она снимала деньги вместе с директором, который расписывался в чеке, заполненном на ее имя. Следуя законодательству, бухгалтер разбивала суммы по 100 тыс. руб. и передавала деньги директору по расходным кассовым ордерам, из которых он подписал только один. О том, что ей не следовало руководствоваться соответствующими указаниями банка, Миннигалиева узнала в суде.

Миннигалиева также пояснила, что она совместно с Ивановой переводила деньги на указанные Сиренко счета фиктивных организаций, которыми фактически руководил он. По указанию Сиренко документы от имени номинального директора одной из компаний подписывала Миннигалиева.

В качестве доказательств стороной защиты были представлены расходные кассовые ордера, платежные ведомости и другие документы.

Свидетель стороны защиты пояснила, что у Павловой, соучредителя компании «Урал-ЭКОР», имеются претензии к Сиренко по поводу вывода денег из предприятия, в связи с чем ведутся судебные разбирательства. 

Свидетель стороны обвинения О. указала, что выявление разбивки сумм по расходным кассовым ордерам по 100 тыс. руб. вызывает сомнение, так как лимит расчета наличными организацией с физлицом, не зарегистрированным в качестве ИП, не установлен. Свидетель Ж. в свою очередь пояснил, что одалживал Сиренко денежные средства, которыми тот пополнял оборотные средства предприятия. Долг ему был возвращен в начале 2016 г. 

Суд посчитал, что представленные стороной защиты документы не опровергают доказательства стороны обвинения. Заслушав стороны, он признал бухгалтеров виновными в инкриминируемых им преступлениях: Миннигалиевой было назначено наказание в виде штрафа в размере 150 тыс. руб., а Ивановой – в размере 100 тыс. руб. 

На приговор Асбестовского городского суда Свердловской области была подана апелляционная жалоба (имеется в распоряжении «АГ»). В ней управляющий партнер «Зельдин и партнеры» Михаил Зельдин, защищающий интересы Миннигалиевой, отметил, что в приговоре суд не дал оценку доказательствам, представленным стороной защиты, а назвав их обобщающим термином «документы», заключил, что они не опровергают доказательства стороны обвинения, и немотивированно отверг. 

Он указал, что отсутствие подписей Сиренко в расходных кассовых ордерах является косвенным доказательством неполучения им денежных средств, которого недостаточно для обвинения Миннигалиевой в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ. Подписи он мог не поставить в связи с беспечностью, как это и поясняла подсудимая.

В жалобе отмечается, что суд первой инстанции не учел то обстоятельство, что согласно показаниям Сиренко бухгалтер расписывалась за него в приказах о работе в выходные и справках 2-НДФЛ, поэтому при желании скрыть факт хищения денежных средств ничто не мешало ей подделать его подпись на пустых расходных кассовых ордерах.

Также Михаил Зельдин отметил, что сторона защиты заявила ходатайство об истребовании корешка чека на 670 тыс. руб., которое суд удовлетворил, однако ответа из банка не дождался. «Учитывая, что имеющиеся сомнения относительно автора подписи на чеке толкуются в пользу обвиняемой, нужно исходить из того, что в основном чеке расписался сам Сиренко. Следовательно, он не мог не знать, что Миннигалиева получила по чеку за его подписью 670 тыс. руб.», – поясняется в жалобе. При этом неясно, почему Сиренко не потребовал у Миннигалиевой передать ему эти деньги, а обнаружил хищение только через год.

Кроме того, суд не дал оценку показаниям Миннигалиевой о том, что она разделяла суммы по расходным кассовым ордерам по 100 тыс. руб., ошибочно руководствуясь требованиями закона. Из протокола осмотра видно, что она так поступала всегда. Обвиняемая также пояснила, что часть похищенных средств Сиренко тратил на выдачу «серой» зарплаты, о чем составлялись ведомости. Указывается, что данные документы были представлены в суд, однако оценки не получили.

В жалобе также отмечается, что показания свидетеля Ж. о наличии денежных займов Сиренко сомнительны, так как, несмотря на то, что суммы были некруглыми, расписки между ними не составлялись. По мнению Михаила Зельдина, запомнить такие суммы и срок их возврата без записей было бы трудно.

Также защитник указал, что суд не дал оценку показаниям М., которая утверждала, что Ж. не мог дать Сиренко деньги в долг без расписок, так как между ними никогда не было тесных отношений. Кроме того, Ж. может быть заинтересован в исходе дела, так как одновременно является представителем одной из фиктивных компаний и подписывает от ее имени документы. 

В жалобе отмечалось, что работы с одним из субподрядчиков выполнялись по договорам, что видно из представленной в суд выписки по расчетному счету «Урал-ЭКОР». Сиренко же представил следователю дополнительные соглашения, в которых изменил предмет и подписанта. Кроме того, Миннигалиева представила в суд оригиналы договоров.

Михаил Зельдин пояснил в жалобе, что ранее арбитражный суд по иску Павловой к Сиренко указал, что средства, которые поступали от ООО «Урал-ЭКОР» на счет указанного выше субподрядчика, направлялись директором Сиренко на обналичивание с целью хищения. В услугах этой фирмы ООО «Урал-ЭКОР» не нуждалось.

Отмечается, что Сиренко менял свои показания в течение предварительного расследования и в суде. Кроме того, суд принял его показания о том, что он не вникал в финансовые вопросы. «Между тем, как указал в вышеупомянутом решении Арбитражный суд, в соответствии со ст. 7 Закона о бухгалтерском учете ведение бухгалтерского учета и хранение документов бухгалтерского учета организуются руководителем экономического субъекта, т.е. непосредственно Сиренко», – отмечается в жалобе. 

Указывается, что в силу занимаемой должности Сиренко не мог не знать о произведенных оплатах. Кроме того, договоры между организациями подписывал Сиренко, в связи с чем он не мог не знать о том, что работы субподрядчиком не производятся. При этом он не принял мер по защите интересов своей компании, позже заключив с ним очередной фиктивный договор. «Само по себе заключение договоров с одними и теми же подрядчиками при отсутствии результатов фактически выполненных работ не может не свидетельствовать о том, что директор знал о том, что оплата по ним происходит без наличия каких-либо оснований, т.е. без фактического выполнения работ», – подчеркивается в жалобе.

Кроме того, в жалобе указывается, что приговор постановлен 30 марта 2018 г., однако ранее под председательством того же судьи Асбестовским городским судом Свердловской области уже был вынесен приговор Миннигалиевой, при этом оба уголовных дела связаны общими обстоятельствами. 

В Свердловском областном суде Михаил Зельдин поддержал указанные в жалобе доводы. Кроме того, в комментарии «АГ» он пояснил, что с ходатайством о возвращении дела в порядке ст. 237 УПК выступил сам гособвинитель, хотя в начале процесса он просил суд оставить апелляционные жалобы защитников без удовлетворения. Заслушав доводы сторон, суд отменил приговор в отношении Миннигалиевой и Ивановой и возвратил дело прокурору. 

Комментируя определение суда, Михаил Зельдин пояснил, что возвращение дела на более раннюю стадию – по сути, обратно следователю – дает стороне защиты больше возможностей. Он указал, что некоторые подсказки сделал следствию и апелляционный суд. «В частности, он намекнул, что эпизод с растратой может быть квалифицирован как единое преступление с тем, за которое Миннигалиева осуждена ранее. Если следствие с подсказкой согласится, то этот эпизод придется прекратить на основании принципа non bis in idem», – пояснил Михаил Зельдин. По его мнению, соломоновым решением будет именно прекращение уголовного преследования бухгалтеров. «Но если вдруг будет принято решение направить дело в суд снова, то приговор может быть и оправдательным, а это, естественно, стороне обвинения совсем не нужно», – считает адвокат.

Он также пояснил, что доверитель высказала желание привлечь Сиренко к ответственности за заведомо ложный донос и фальсификацию доказательств. «Тем более что к выводу о том, что с его стороны даются ложные показания, пришел и сам следователь по новому делу, расследуемому также по заявлению Сиренко», – заключил Михаил Зельдин.

Рассказать: