×

Апелляция поддержала частное определение в адрес одного из защитников по делу членов «Хизб ут-Тахрир»

Ранее Южный окружной военный суд вынес частное определение в отношении адвоката Лили Гемеджи, обвинив ее в неподобающем поведении в судебном заседании
Фотобанк Freepik
В комментарии «АГ» адвокат Лиля Гемеджи указала, что, напротив, это со стороны суда имелось неуважительное отношение к защите и подсудимым, на которых часто повышали голос. Ее представитель Эдем Семедляев отметил, что при рассмотрении апелляционных жалоб вторая инстанция допустила множество нарушений. Президент АП Чеченской Республики Шамхан Катаев сообщил, что в палату пока не поступало частное определение.

27 октября Апелляционный военный суд признал законным частное определение Южного окружного военного суда, вынесенное в отношении адвоката АП Чеченской Республики Лили Гемеджи, защищавшей одного из обвиняемых по уголовному делу в отношении членов запрещенной в России организации «Хизб ут-Тахрир». По мнению суда, адвоката необходимо наказать за неподобающее поведение в ряде судебных заседаний

Доводы частного определения

Читайте также
Адвокат добился оправдания подзащитного по делу об участии в террористической организации
Суд признал обвиняемого невиновным и прекратил уголовное преследование, согласившись с тем, что тот добровольно покинул организацию еще до задержания
26 Октября 2020 Новости

В частном определении (есть у «АГ») от 17 августа Южный окружной военный суд указал, что в ходе участия в судебном разбирательстве адвокат должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии, соблюдать нормы процессуального законодательства, а также проявлять уважение к суду и другим участникам процесса. «Возражая против действий судьи и других участников процесса, делать это в корректной форме, в соответствии с законом, не допускать поступков, которые порочат его честь и достоинство и умаляют авторитет адвокатуры», – отмечено в документе.

Вопреки этим требованиям, указал суд, Лиля Гемеджи допускала нарушения правил этикета и регламента судебного заседания, призванных обеспечить оптимальные условия для осуществления правосудия. «Так, 4 декабря 2019 г. указанный адвокат, несмотря на запрет суда, в ходе допроса свидетеля А. демонстрировала ему фотографии иных лиц, вступила в пререкание с председательствующим и не подчинялась требованиям судебного пристава, пытавшегося пресечь ее неправомерные действия. В связи с нарушением порядка в судебном заседании суд в соответствии со ст. 258 УПК РФ объявил ей предупреждение, а затем повторно разъяснил требования закона о регламенте судебного заседания. Поскольку во время этого адвокат Гемеджи начала говорить одновременно с председательствующим, суд в целях восстановления порядка в судебном заседании вынужден был объявить перерыв на 10 минут», – отмечалось в частном постановлении.

Несмотря на принятые меры, адвокат продолжила нарушение требований законодательства в последующих судебных заседаниях, в ходе которых она перебивала свидетелей, спорила с ними и представителем гособвинения, комментировала ответы и действия председательствующего, пререкалась с последним, «в ходе совещания судей на месте делала заявления без разрешения председательствующего, не дождавшись решения суда (17 августа 2020 г.)».

В связи с этим суд обратил внимание президента АП Чеченской Республики на допущенные адвокатом нарушения законодательства в ходе судебного разбирательства по уголовному делу ее подзащитного и просил сообщить о принятых мерах в отношении защитника.

Адвокат и ее представитель пытались обжаловать «частник»

Адвокат Лиля Гемеджи обжаловала частное определение суда в Апелляционный военный суд как необоснованное и незаконное. В апелляционной жалобе (есть у «АГ») защитник сообщила, что в ходе судебного заседания, состоявшегося 17 августа, в котором она участвовала посредством ВКС, ею было заявлено ходатайство. «Не согласившись со словами прокурора о том, что данное ходатайство является провокационным, я трижды попросила у суда разрешения сделать реплику», – пояснила она.

При этом, указала адвокат, на экране, отображающем происходящее в Южном окружном военном суде, было видно, что один из судей по делу – Максим Никитин – смотрел в экран и никак не реагировал, тогда как председательствующий судья Ризван Зубаиров и третий судья Роман Сапрунов в объектив камеры не попадали. «Чем они занимались в момент моего ходатайства о предоставлении возможности сделать реплику, мне было неизвестно, каких-либо заявлений со стороны суда сделано не было. Данное молчание было расценено мною как согласие на произнесение реплики. Реплику произнести я не успела, так как председательствующий по делу Ризван Зубаиров начал кричать на меня, что я мешаю им совещаться», – сообщалось в жалобе.

По мнению Лили Гемеджи, суд сам нарушил ст. 9 УПК РФ, унизив ее честь и достоинство в ходе судебного разбирательства: «Председательствующий неоднократно кричал на меня в ходе судебных заседаний, а также использовал некорректные фразы в отношении слушателей в судебном заседании и подзащитных, за что получил замечание от председателя ЮОВС. Со стороны моего подзащитного были направлен ряд жалоб на неправомерные действия суда в ВККС и председателю суда. Результатом активной позиции стало необоснованное удаление из судебного заседания до конца судебного следствия моего подзащитного Сервера Мустафаева».

Апеллянт добавила, что частное определение было оглашено в судебном заседании таким образом, что у нее и ее коллег отсутствовала возможность слышать и понимать суть принятого решения. «Определение было зачитано быстро, слова комкались при прочтении и проглатывались. На мое ходатайство оглашать принятое решение так, чтобы я могла слышать произносимые слова и понимать их, я получила очередное предупреждение… В моем ходатайстве о предоставлении копии протокола судебных заседаний, на которые ссылается суд в частном определении, было отказано. Отказ был мотивирован тем, что протокол будет изготовлен после принятия итогового судебного решения, соответственно, дать объяснение относительно фактов, изложенных с декабря 2019 г., дать не могу, но с такой подачей абсолютно не согласна», – отмечалось в апелляционной жалобе.

Лиля Гемеджи добавила, что вынесенное частное определение направлено на «порождение необратимого, охлаждающего эффекта на профессиональную деятельность адвоката как в рамках данного дела, так и в целом и связано с моей активной позицией в рамках защиты обвиняемых по делу».

Адвокат АП Республики Крым Эдем Семедляев, представляющий интересы Лили Гемеджи в апелляционном военном суде, в своей жалобе (есть у «АГ») также указал, что 17 августа все участники судопроизводства не видели состава суда в объективе камеры, когда защитник заявляла свои ходатайства о предоставлении ей возможности сделать реплику. Адвокат добавил, что Лиля Гемеджди добросовестно, квалифицированно и принципиально осуществляла свою профессиональную деятельность по защите своих доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь при этом требованиями Конституции РФ и закона.

Апелляция отказала в удовлетворении жалоб

27 октября Апелляционный военный суд отказал в удовлетворении ходатайства об отложении судебного разбирательства в связи с тем, что Южный окружной военный суд не представил выписки из судебных протоколов к своему частному определению, а заинтересованные лица не были уведомлены о предстоящем судебном заседании. Рассмотрев дело, апелляция вынесла определение об отказе в удовлетворении апелляционных жалоб, мотивировка решения будет изготовлена позднее.

В комментарии «АГ» Лиля Гемеджи рассказала, что все судебные заседания в Южном окружном военном суде проходили во «взвинченной» атмосфере, защита подсудимых заявляла многочисленные ходатайства и возражения на действия председательствующего суда и неизменно получала отказы на это. «Со стороны суда имелось неуважительное отношение к защите и подсудимым, на которых часто повышали голос, кроме того, напряженные отношения сложились не только между судом и защитой, но и слушателями дела, которых председательствующий хотел выгнать из зала судебных заседаний».

По словам адвоката, суд препятствовал защите возражать против доказательств, представленных стороной обвинения: «К концу процесса председательствующий стал “подгонять” рассмотрение уголовного дела, сторона обвинения представляла доказательства в течение 10 месяцев, а стороне защиты отвели на это всего лишь два месяца. При этом адвокатам необоснованно отказывали в допросе свидетелей». Она добавила, что ее подзащитный также пожаловался председателю суда на поведение судьи Зубаирова в связи с чем тому было предписано соблюдать культуру поведения в процессе.

Лиля Гемеджи убеждена, что суд вынес частное определение, именно чтобы оказать влияние на ее активную позицию в рамках громкого уголовного дела. «Когда мы получили частное определение на руки, там было перечислены несколько нарушений, с которыми я категорически не согласна, без ссылки на судебный протокол. Они истолкованы судом сугубо с субъективной точки зрения. Сам суд проявлял явную заинтересованность в исходе дела и не соблюдал принцип состязательности сторон. Тем не менее апелляция не согласилась с нашими доводами, в ближайшее время мы примем решение по поводу обжалования судебного акта второй инстанции в кассации», – сообщила защитник. 

В свою очередь адвокат Эдем Семедляев отметил, что при рассмотрении апелляционных жалоб вторая инстанция допустила множество нарушений. «Апелляционный суд не дал ознакомиться с материалами дела ни мне, ни Лили Гемеджи, поэтому мы так и не узнали содержание судебного протокола, на которое ссылался суд первой инстанции. Вторая инстанция не стала также удовлетворять наше ходатайство по допросу свидетелей: осужденных, наших коллег (восьмерых защитников по назначению и девятерых – по соглашению), переводчика, который участвовал в судебном процессе в первой инстанции».

По словам адвоката, само частное определение в адрес Лили Гемеджи касается всех защитников по уголовному делу, которые сделали все возможное для того, чтобы доказать невиновность подсудимых. «Именно активная защита со стороны Лили Гемеджи по политически мотивированному уголовному делу в итоге возмутила суд и послужила причиной для вынесения частного определения в ее адрес. Мы обязательно обжалуем решение апелляции и вышестоящей инстанции», – подчеркнул он.

Как сообщил «АГ» президент АП Чеченской Республики Шамхан Катаев, в палату пока не поступало частное определение Южного окружного военного суда. «Как только оно поступит, квалификационная комиссия палаты рассмотрит его по существу», – отметил он.

Рассказать: