×

Заключение эксперта на страже защиты

Процедура получения защитником заключения специалиста не урегулирована в УПК должным образом

За многочисленными дискуссиями о проблемах защиты прав адвокатов несколько подзабылось, что основная проблема, с которой сталкиваются адвокаты, практикующие по уголовным делам, – отсутствие реальной состязательности в уголовном процессе при рассмотрении заключения эксперта и, как следствие, – возможности оспорить заключение экспертизы, проведенной по инициативе дознания, следствия и суда.

Как показывает практика, выводы подавляющего большинства обвинительных приговоров базируются именно на заключениях экспертов, выводы которых определяют исход дела. Зачастую заключение эксперта является едва ли не единственным доказательством, на которое опирается обвинение, особенно по делам об экономических преступлениях. При этом судьи принимают во внимание выводы экспертов, не всегда подвергая их тщательной проверке (частые позиции судей: «Мы же не специалисты, а не доверять экспертам оснований нет». – Прим. наше. – И.Б., А.С.), без учета предъявляемых законодательством требований объективности, всесторонности, научной обоснованности и полноты экспертных исследований (ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

Примечательно, что данный Закон был принят ровно за год до принятия Закона об адвокатуре и уже по этой причине, казалось бы, должен «благоприятствовать» стороне защиты. Однако в действительности это не всегда так.

Мотивированные доводы адвокатов со ссылками на положения Закона о государственной судебно-экспертной деятельности, представляемые в дело многостраничные заключения специалистов (обычно называемые «рецензии») и даже показания допрошенных в судебном заседании по инициативе защиты специалистов в подавляющем большинстве изученных нами дел не принимались во внимание или были отклонены по формальным основаниям.

Читайте также
КС не увидел неопределенности в порядке признания заключения специалиста недопустимым доказательством
При этом Суд указал, что защита вправе с опорой на суждения, высказанные привлеченными ею специалистами, приводить суду доводы, опровергающие заключение судебной экспертизы, и ходатайствовать о дополнительной или повторной экспертизе
15 февраля 2023 Новости

Более того, Конституционный Суд РФ неоднократно отмечал1, что специалист не обладает полномочиями по оценке экспертных заключений или проведению схожих с экспертизой исследований; заключение специалиста не может подменять заключение эксперта, если оно требуется по делу, что корреспондирует п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2017 г. № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)».

Читайте также
Пленум ВС РФ разъяснил рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции
Многие положения документа были скорректированы. Однако вызвавшие критику адвокатов разъяснения участия в судебном процессе специалиста остались в прежней редакции
19 декабря 2017 Новости

Суды общей юрисдикции – уже по названным основаниям – стали отказывать в приобщении рецензий и иных заключений специалистов либо признавать их недопустимыми доказательствами2.

Несмотря на то что УПК РФ не препятствует стороне защиты с опорой на суждения, высказанные привлеченными специалистами для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи, приводить суду доводы, в том числе об отсутствии события преступления, о непричастности к нему подсудимого либо о его невиновности в совершении этого преступления, а также аргументы, опровергающие заключение судебной экспертизы, проведенной по постановлению следователя, обосновывать ходатайства о производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы, суды ставят в приоритет именно заключение уже проведенной по делу экспертизы, придавая ему статус «короля» доказательств.

В 2019 г. на заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Генри Резник отмечал необходимость реформирования уголовного судопроизводства в части укрепления принципа состязательности сторон.

В числе прочих предложений Владимиру Путину была озвучена проблематика неравноправия сторон при использовании в уголовном процессе специальных познаний. Было предложено, в частности, наделить сторону защиты самостоятельным правом назначать судебную экспертизу.

Читайте также
Президент России прислушался к Генри Резнику
В утвержденном перечне поручений по итогам встречи с членами СПЧ содержится указание на рассмотрение вопросов о наделении стороны защиты правом назначать судебную экспертизу и о расширении полномочий суда присяжных
30 января 2020 Новости

По итогам заседания и встречи с Уполномоченным по правам человека в РФ были даны поручения Администрации президента совместно с Верховным Судом, Генпрокуратурой и Следственным комитетом рассмотреть вопрос о наделении стороны защиты правом назначать судебную экспертизу с внесением соответствующих дополнений и изменений в федеральное законодательство.

К сожалению, «воз и ныне там».

Ущемление прав стороны защиты берет начало в советском прошлом. Несмотря на многочисленные реформы, направленные на дальнейшую гуманизацию законодательства, обвинительный характер уголовного судопроизводства все еще не изжит.

Институт судебной экспертизы после введения первого УПК РСФСР в 1922 г. также не претерпел особых изменений. Последними позитивными изменениями в этом плане на современном этапе можно назвать внесенные в ст. 159 УПК Федеральным законом от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗ поправки, согласно которым защитнику не может быть отказано в приобщении к материалам дела заключения специалиста (ч. 2.2 ст. 159 Кодекса). Однако на практике эта норма не предоставляет стороне защиты фактических преимуществ. В подавляющем большинстве дел заключение (рецензия) специалистов на заключение эксперта по исследованию, проведенному по инициативе дознавателя, следователя и суда, игнорируется и не влечет назначения дополнительной или повторной экспертизы.

Суды, как правило, в приговорах указывают, что отклоняют доводы и выводы приобщенного защитой заключения, поскольку специалист, в отличие от эксперта, не предупреждался об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, не изучал оригиналы материалов дела и вещественные доказательства, а представленные защитником специалисту копии, не заверенные следствием, не свидетельствуют об их достаточности и допустимости для проведения специалистом исследований. Некоторые судьи дополнительно обосновывают свое решение тем, что привлеченный защитником в качестве специалиста-рецензента эксперт фактически дает собственную оценку мотивировочной и резолютивной частям экспертного заключения, хотя это прерогатива суда.

Таким образом, основания, к которым апеллируют суды, могут быть различными, однако в условиях правовой неопределенности они позволяют массово не приобщать в качестве доказательств документы защиты, содержащие суждения, опровергающие или низлагающие выводы проведенной ранее по делу экспертизы.

Данная проблематика обусловлена не только проблемами типа «обвинительного уклона», недостаточной правовой культуры отдельных должностных лиц, игнорирующих требования ст. 14 и 15 УПК, но и отсутствием в законодательстве четкого и недвусмысленного регулирования сущности такого института, как «заключение специалиста», в том числе в ч. 3 ст. 80 УПК, которая фактически относит его ко «второстепенным» доказательствам. Кроме того, в п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» было указано, что: «специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами, поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза»3. В результате правоприменители воспринимают представляемые стороной защиты заключения и показания специалиста как «факультативный» элемент в процессе доказывания, не признавая за ним роль равноценного доказательства.

Кроме того, процедура получения адвокатом, выступающим в качестве защитника по уголовному делу, заключения специалиста не урегулирована должным образом уголовно-процессуальным законом, который относит его в ч. 3 ст. 80 УПК к категории суждений.

В то же время гл. 27 Кодекса предусмотрен четкий порядок назначения и производства судебной экспертизы, а ст. 25 Закона о государственной экспертной деятельности подробно регламентирует структуру и содержание заключения эксперта. Подобные требования в отношении заключения специалиста в законе отсутствуют.

Часть 1 ст. 80 УПК относит заключение эксперта к доказательствам, которые содержат «…исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами». При этом, согласно требованиям ст. 198 Кодекса, решение о включении вопросов защитника в постановление о привлечении в качестве экспертов указанных им лиц относится к полномочиям дознавателя, следователя и суда, которыми они зачастую не спешат воспользоваться.

Эксперт получает процессуальный статус в конкретном уголовном деле только после разъяснения ему надлежащим образом прав и ответственности, что регламентировано ст. 199 УПК. В число обязательных требований входит предупреждение эксперта об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения и показаний. Однако такая ответственность специалиста предусмотрена только за заведомо ложные показания. Следствием этого является скептическое отношение, прежде всего судей, к заключению специалиста, и отказ в приобщении его к материалам дела в качестве доказательства вполне объясним.

В связи с этим можно констатировать, что в современных реалиях уголовного судопроизводства заключение специалиста не полностью отвечает требованиям к доказательствам и тем самым не обеспечивает равенство сторон в процессе и полноценную реализацию права на защиту.

Для уменьшения асимметрии прав сторон при использовании специальных познаний представляется необходимым включить в УПК новые самостоятельные виды доказательств – заключение экспертизы, проведенной по инициативе защитника, и заключение специалиста, приобщенное к делу адвокатом.

Стоит отметить, что уголовно-процессуальным законодательством Казахстана и Грузии, а также ряда европейских государств такое право защитнику предоставлено.

Конкретный механизм правового регулирования с сохранением баланса интересов всех сторон, по нашему мнению, может быть реализован следующим образом. Прежде всего необходимо внести дополнения и изменения в УПК, закрепив в нем обязательность для дознавателя, следователя и суда удовлетворить ходатайство защитника о назначении судебной экспертизы (первичной, дополнительной или повторной) с направлением материалов дела, дополнительно представленных защитником материалов и поставленных им вопросов в указанное им независимое экспертное учреждение или конкретному лицензированному эксперту.

Также целесообразно закрепить обязательность допуска защитника по его ходатайству до проведения экспертизы, назначенной по его инициативе. Это особенно актуально при проведении судебно-медицинских экспертиз на предмет выявления заболеваний, препятствующих содержанию под стражей.

Для соблюдения баланса интересов сторон защиты и обвинения, недопущения злоупотребления процессуальными правами, а также в целях реализации требований ст. 6.1 УПК о сроках уголовного судопроизводства стоит закрепить, что ходатайство о назначении экспертизы по инициативе защитника подлежит удовлетворению при отсутствии возражений со стороны подозреваемого, обвиняемого, а время проведения такой экспертизы не засчитывается в срок предварительного следствия.

Представляется необходимым также дополнить нормой о предупреждении об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение специалиста ст. 307 УК, а также ст. 80 УПК, предусмотрев, что в случае привлечения специалиста для дачи заключения его об уголовной ответственности предупреждают дознаватель, следователь и суд, в производстве которых находится уголовное дело. Здесь важно, что именно должностное лицо, обладая властными полномочиями, указанными в ч. 1 ст. 11 УПК, разъясняет эксперту и специалисту их права и обязанности и предупреждает об уголовной ответственности по ст. 307 УК. Возложение таких обязанностей на адвоката, как предлагают некоторые ученые и коллеги, на наш взгляд, недопустимо, поскольку противоречит сущности института адвокатуры.

Кроме того, представляется целесообразным создание при ФПА РФ постоянно действующей комиссии по вопросам проведения судебных экспертиз, назначенных по инициативе защитника, с предоставлением ей права осуществлять функции аккредитации прошедших отбор частных экспертных учреждений, экспертов и специалистов, которым по инициативе адвоката дознавателем, следователем и судом может быть назначено проведение экспертизы или получение рецензий экспертных заключений по делу. В состав комиссии, на наш взгляд, стоит включить авторитетных ученых, адвокатов, представителей Верховного Суда и Министерства юстиции РФ. В адвокатских палатах субъектов РФ также стоит организовать подобные комиссии, куда независимые экспертные учреждения, частные эксперты и специалисты, желающие аккредитоваться при ФПА, могли бы обратиться с заявками и где осуществлялся бы первичный отбор претендентов для последующего представления их кандидатур в комиссию при ФПА.

Адвокатура заинтересована в качестве и объективности экспертных исследований, поэтому тщательный отбор профессионалов в этой области – при участии адвокатов – позволит обеспечить полноценное и своевременное проведение экспертиз. Также представляется целесообразным проводить совместные с экспертами обучающие мероприятия, круглые столы, что позволит адвокатам более тщательно подходить к вопросам выбора экспертов, полно и правильно формулировать вопросы для исследований и уметь эффективно использовать специальные познания для защиты интересов доверителей.

Еще один немаловажный пробел в УПК, нарушающий право на защиту: отсутствие в ст. 206 четко регламентированных сроков, в течение которых дознаватель и следователь предъявляют для ознакомления подозреваемому, обвиняемому и защитнику заключение эксперта и протокол его допроса. Зачастую важно своевременно обратиться к специалистам за разъяснениями по итогам проведенной экспертизы, разрешить вопросы о необходимости проведения дополнительной, повторной экспертиз или о заявлении ходатайства об исключении заключения (допроса) эксперта из числа допустимых доказательств.

Предлагаем установить такой срок на законодательном уровне. На наш взгляд, 10 суток с момента получения дознавателем, следователем заключения эксперта (проведения допроса эксперта) достаточно. Правовая определенность в данном вопросе, безусловно, предоставит защите своевременную возможность для максимальной реализации права на защиту, что, в свою очередь, будет отвечать целям и задачам уголовного судопроизводства.

В заключение добавим, что предлагаемые инициативы не требуют значительных затрат на государственном уровне и однозначно принесут пользу всем сторонам процесса, способствуя не только укреплению роли и авторитета адвокатуры в отправлении правосудия, но и прежде всего – обеспечению действительной реализации принципа состязательности сторон, позволят не защищаться, а – защищать!


1 См., в частности, определения от 28 сентября 2021 г. № 2082-О, от 26 октября 2021 г. № 2177-О, от 29 сентября 2022 г. № 2233-О, от 31 января 2023 г. № 6-О, от 27 июня 2023 г. № 1751-О, от 27 декабря 2023 г. № 3304-О.

2 См., например: кассационные определения Первого КСОЮ от 7 июня 2023 г. № 77-2511/2023; Второго КСОЮ от 28 ноября 2023 г. № 77-3617/2023; Третьего КСОЮ от 28 ноября 2023 г. № 77-2781/2023; Четвертого КСОЮ от 18 января 2024 г. № 77-83/2024; Шестого КСОЮ от 21 декабря 2023 г. № 77-4930/2023; Восьмого КСОЮ от 13 марта 2024 г. по делу № 77-895/202; апелляционные определения Первого АСОЮ от 23 марта 2023 г. № 55-79/2023, Кемеровского областного суда от 27 марта 2024 г. по делу № 22-1285/2024, Нижегородского областного суда от 12 января 2024 г. № 22-6/2024(22-6495/2023), Верховного суда Республики Карелия от 22 июня 2023 г. № 22-940/2023, Верховного суда Республики Татарстан от 28 марта 2023 г. № 22-1108/2023 и др.

3 Исключен Постановлением Пленума ВС РФ от 29 июня 2021 г. № 22.

Рассказать:
Другие мнения
Авакян Елена
Авакян Елена
Вице-президент ФПА РФ, член Совета ФПА РФ
Адвокатура достойна быть первой
Правовые вопросы статуса адвоката
Предложение о корпоративном регулировании информационной безопасности в деятельности адвокатов кажется разумным
14 мая 2024
Зайцев Владимир
Зайцев Владимир
Адвокат АП Алтайского края, председатель Первой коллегии адвокатов Алтайского края
Риски адвоката в условиях цифровизации
Правовые вопросы статуса адвоката
Необходима единая политика информационной безопасности
14 мая 2024
Дадов Азамат
Дадов Азамат
Адвокат АП г. Москвы, КА г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнеры»
Адвокат на информационном поле: актуальные проблемы
Адвокатура, государство, общество
В стремлении к публичности ответственность адвоката перед адвокатской корпорацией возрастает
25 апреля 2024
Дмитриев Владимир
Дмитриев Владимир
Адвокат АП Санкт-Петербурга, член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП СПб
Предлагать помощь адвокатов могут только они сами или адвокатские образования
Защита прав адвокатов
Кассация «засилила» решения судов о незаконности действий юрфирмы
22 апреля 2024
Пепеляев Сергей
Пепеляев Сергей
Адвокат АП Московской области, управляющий партнер «Пепеляев групп», к.ю.н.
Качество юридических консультаций: профессиональный стандарт
Адвокатура, государство, общество
Проект стандарта «Качество юридических консультационных услуг»
09 апреля 2024
Хмыров Ростислав
Хмыров Ростислав
Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края, член Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, председатель КА «Хмыров, Валявский и партнеры»
Законодательное закрепление прав и обязанностей представителя адвокатской палаты необходимо
Защита прав адвокатов
О целесообразности интеграции нового участника уголовного судопроизводства в отдельные следственные действия
09 апреля 2024
Яндекс.Метрика