×

Частная жизнь детей против права на свободу мнений

Европейский суд присудил 50 тысяч евро российским гей-активистам за нарушение их прав нормой КоАП РФ
В особом мнении судьи ЕСПЧ Дмитрия Дедова указывается, что Суд не учел тот факт, что частная жизнь детей важнее свободы выражения мнения гомосексуалистов. Кроме того, Минюстом России будет разработана правовая позиция, которую в целях обжалования соответствующего постановления направят в Большую палату ЕСПЧ.


Как следует из материалов дела, приведенных в постановлении Европейского суда по делу «Баев, Киселев, Алексеев против России», трое российских активистов ЛГБТ-движения настаивали, что законодательный запрет на пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений, направленную на несовершеннолетних, нарушил их право на свободу выражения мнений и являлся дискриминационным.

Так, каждый из заявителей был признан виновным в административном правонарушении, связанном с поощрением гомосексуализма среди несовершеннолетних. В частности, первый из них провел пикет перед средней школой в Рязани, имея плакаты, на которых сообщалось: «Гомосексуализм – это нормально» и «Я горжусь своей гомосексуальностью». В связи с этим ему было предъявлено обвинение в административном правонарушении. За схожие нарушения были привлечены и остальные заявители.

Далее активисты попытались оспорить конституционность Закона Рязанской области от 3 апреля 2006 г. № 41-ОЗ «О защите нравственности и здоровья детей в Рязанской области», который, по их мнению, усиливает меры по запрету гомосексуализма и предусматривает его официальное осуждение, однако КС РФ не принял жалобу к рассмотрению.

Также была попытка оспорить ст. 6.21 «Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних» КоАП РФ. Жалоба также была отклонена Конституционным Судом РФ с пояснением, что «распространение информации, касающейся вопроса о сексуальном самоопределении личности, не должно нарушать права и свободы других лиц, поэтому государство имеет право вводить ограничения на деятельность, связанную с распространением такой информации, если она становится назойливой и может нанести ущерб другим лицам, прежде всего несовершеннолетним».

При этом КС РФ указал, что нераспространение такого запрета на ситуации, связанные с поощрением аморального поведения в контексте традиционных сексуальных отношений, которые также могут требовать государственного регулирования, в том числе посредством КоАП РФ, не делает эту статью противоречащей Конституции РФ.

В итоге активисты обратились в ЕСПЧ с жалобой на запрет публичных заявлений о личности, правах и социальном статусе сексуальных меньшинств. Они ссылались на ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой каждый человек имеет право на свободу выражения своего мнения. Заявители считают, что информация о сексуальной ориентации как таковой не должна подвергаться тем же ограничениям, что и информация о сексуальных отношениях. В противном случае это было бы эквивалентно отказу от права человека выражать свою личность.

В свою очередь представитель российского правительства в Европейском суде признал, что административная ответственность, предъявляемая заявителям в связи с проведением демонстраций, представляет собой вмешательство в их право на свободу выражения своего мнения. Однако такие ограничения соответствуют закону и необходимы в демократическом обществе для защиты здоровья, нравственности и прав других граждан.

В позиции российского правительства подчеркивается, что заявления активистов не являются безобидным «упоминанием» гомосексуализма или вкладом в публичные дебаты о социальном статусе сексуальных меньшинств. Указывается, что заявители специально выбирали несовершеннолетних, чтобы навязывать им гомосексуальный образ жизни, искажая их видение традиционных семейных ценностей.

Изучив материалы жалобы, ЕСПЧ пришел к выводу, что в КоАП РФ прямо запрещается «поощрение привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, которое создает искаженный образ социальной эквивалентности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений» в соответствии с позицией Конституционного Суда РФ. Таким образом, в законодательстве указывается на неполноценность однополых отношений по сравнению с отношениями людей разного пола.

По мнению Суда, указанные законодательные положения воплощают предрасположенность к предрассудкам со стороны гетеросексуального большинства против гомосексуального меньшинства. На этом основании ЕСПЧ пришел к выводу, что были нарушены как ст. 10 Конвенции, так и ст. 14 в сочетании со ст. 10 Конвенции. В общей сложности заявителям было присуждено около 50 тыс. евро.

В особом мнении судьи Европейского суда Дмитрия Дедова, проголосовавшего против данного решения, подчеркивается: ЕСПЧ отказался признать, что указанное вмешательство имеет законную цель, а именно защиту общественной морали, общественного здоровья и прав других лиц. По мнению судьи, в настоящем деле Суд рассматривает не противоречащие друг другу взгляды, а конфликты прав, а именно: права на свободу выражения мнений и права на частную и семейную жизнь.

По его словам, право на свободу выражения мнений может быть ограничено, если оно противоречит правам других лиц, в той мере, в какой оно может уничтожить эти права. Суд должен был найти баланс между этими конфликтующими правами, а не рассматривать вопрос о том, следует ли принимать или не принимать распространенные мнения большинством голосов. Таким образом, ЕСПЧ не учел, что частная жизнь детей важнее свободы выражения мнения гомосексуалистов, указал судья.

С принятым решением ЕСПЧ не согласились и в Минюсте России. По мнению министерства, все ограничительные меры направлены исключительно на защиту нравственности и здоровья детей. «Соответствующие акты не устанавливали каких-либо мер, направленных на запрет гомосексуализма или его официальное порицание, не содержали признаков дискриминации и по своему смыслу не допускали избыточные действия органов публичной власти », – сообщается на сайте госоргана.

На этом основании в течение трех месяцев Минюст России совместно с компетентными органами организует подготовку правовой позиции Российской Федерации в целях обжалования соответствующего постановления в Большой палате Европейского суда.


Рассказать: