×

Экспертов предлагается обязать направлять копии заключения участникам судопроизводства

Согласно проекту поправок в АПК, ГПК и Закон о государственной судебно-экспертной деятельности, такие копии должны будут направляться сторонам спора одновременно с направлением экспертного заключения в суд
Собеседники «АГ» по-разному оценили законодательную инициативу. Один из них полагает, что для сторон, участвующих в деле, новый порядок представляется положительным, так как, если заключение будет направлено сторонам заранее, а не озвучено лишь в судебном заседании, это поможет подготовиться к процессу более фундаментально. По мнению другой, принятие поправок в такой редакции будет иметь негативные последствия для уголовного судопроизводства и судебно-экспертной практики в целом, а польза от предложенных нововведений сомнительна. Третий заметил, что обязанность направления печатной копии по числу лиц, участвующих в процессе, однозначно увеличит расходы на проведение судебной экспертизы и, соответственно, ее стоимость.

В Госдуму внесен проект поправок в Арбитражный и Гражданский процессуальные кодексы и Закон о государственной судебно-экспертной деятельности (законопроект № 1170003-7), уточняющий обязанности эксперта.

В пояснительной записке отмечается, что, согласно конституционному принципу равенства прав и свобод человека и гарантии их судебной защиты, суд должен создать равные условия для сторон по выполнению процессуальных обязанностей и осуществлению предоставленных прав без каких-либо ограничений. Вместе с тем на практике распространены случаи, когда стороны процесса территориально значительно удалены от суда, в производстве которого находится дело, что вызывает затруднения в ознакомлении с результатами проведенной по делу экспертизы и формировании правовой позиции. «Преодолевать большие расстояния для ознакомления с заключением эксперта является экономически нерациональным и создает дополнительную финансовую нагрузку для проигравшей стороны, поскольку расходы на оплату услуг представителя по ознакомлению с материалами дела, а также транспортные расходы будут взысканы с нее», – указано в документе.

Также отмечается, что АПК не предусматривает возможность размещения экспертного заключения в электронном виде, а в судах общей юрисдикции техническая возможность для его публикации в таком формате отсутствует. В то же время АПК и ГПК не разрешают и не запрещают эксперту направлять копии заключения сторонам. При этом сообщение результатов экспертизы до направления заключения в суд может быть расценено как личная заинтересованность, а направление копий данного документа сторонам одновременно с направлением экспертного заключения в суд не может послужить мотивом для его оспаривания по причине нарушения процедуры ознакомления сторон с заключением.

Читайте также
Значимость судебной лингвистической экспертизы для адвоката
Профессор кафедры судебных экспертиз Елена Галяшина рассказала о проведении лингвистической экспертизы по отдельным категориям уголовных, гражданских и административных дел
05 Апреля 2021 Новости

В связи с этим ч. 2 ст. 86 АПК, ст. 86 ГПК и ст. 16 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности предлагается дополнить положениями о том, что эксперт обязан одновременно с направлением заключения в суд направить его копии лицам, участвующим в деле. Кроме того, предлагается дополнить абз. 6 ч. 3 ст. 16 Закона, указав, что эксперт не вправе сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших, а также лиц, участвующих в деле.

По мнению автора инициативы, данные изменения будут служить процессуальной гарантией реализации прав участников спора на судебную защиту, позволят им заблаговременно предоставлять свою правовую позицию по делу с учетом заключения эксперта, не откладывая разбирательство для ознакомления сторон с результатами исследования, исключат возможность взыскания с проигравшей стороны чрезмерных судебных издержек, а также оптимизируют судебный процесс и помогут минимизировать количество посетителей в судах, что позитивно скажется на санитарно-эпидемиологической обстановке в стране.

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Евгений Жаров отметил, что экспертиза используется в науке и практике для обозначения исследований, требующих использования профессиональных знаний. Он пояснил, что до появления рассматриваемого законопроекта периодически возникали вопросы о неконституционности порядка, согласно которому заключение эксперта оглашается в судебном заседании. Конституционный Суд РФ, в частности, приходил к выводу, что такой порядок направлен на реализацию принципа равноправия и состязательности при осуществлении судопроизводства (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ) и предоставляет сторонам равные возможности по ознакомлению с заключением эксперта.

«Тем не менее в законопроекте принцип равноправия, по замыслу, также не должен быть нарушен, – подчеркнул Евгений Жаров. – Ранее эксперт был не вправе сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших. Однако если заключение будет направлено сторонам заранее, а не озвучено лишь в судебном заседании, это поможет им подготовиться к процессу более фундаментально. Полагаю, что, учитывая специальный характер знаний, заложенных в заключении, подготовка к процессу будет в определенной мере проще, поскольку именно экспертное заключение может напрямую повлиять на формирование позиций сторон: чем раньше они получат возможность ознакомиться с результатами экспертизы, тем для них, естественно, будет лучше».

Вопрос лишь в том, добавил он, что экспертные учреждения теперь будут чуть более обременены, что может вызвать недовольство законопроектом именно со стороны экспертных учреждений. Но для сторон, участвующих в деле, новый порядок видится вполне положительным.

Еще одним «подводным камнем», по мнению Евгения Жарова, может оказаться способ направления копий заключения. «Действующий порядок признавался конституционным, так как у сторон имелись равные возможности по ознакомлению с заключением эксперта, поскольку процесс гносеологии начинался одновременно. Если документ будет направляться по почте, сроки его получения могут существенно отличаться, что может в перспективе поставить стороны в неравное положение. Поэтому формат направления копий тоже важен при рассмотрении вопроса. Возможно, дистанционный формат отправления заключений решил бы потенциальный спор о возникновении неравного положения сторон, но вопросы касательно сервиса, используемого при этом, а также передачи информации с учетом политики конфиденциальности остаются открытыми. В любом случае формат и порядок отправления должны быть регламентированы более четко», – считает адвокат.

«Данный проект я как эксперт с 40-летним стажем работы, из которых 24 года в качестве государственного судебного эксперта, оцениваю крайне отрицательно, поскольку принятие поправок в такой редакции будет иметь негативные последствия для уголовного судопроизводства и судебно-экспертной практики в целом», – считает профессор кафедры судебных экспертиз МГЮА, д.ю.н., д.ф.н. Елена Галяшина.

Во-первых, пояснила она, предлагаемые изменения ст. 16 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности, которые распространяются на все виды судопроизводства, а не только на цивилистические процессы, создадут проблемы для предварительного расследования уголовных дел, поскольку могут привести к разглашению данных предварительного расследования.

Во-вторых, обязание эксперта в цивилистических процессах направлять экземпляры заключений не только в суд, но и лицам, участвующим в деле, создаст существенные трудности для экспертов, поскольку увеличит затраты на оформление экспертных заключений, которые по многим категориям дел и родам (видам) экспертиз очень объемные (например, строительные, фоноскопические, лингвистические, экономические и прочие могут превышать 1000 страниц).

Кроме того, добавила Елена Галяшина, количество участников процесса также может быть весьма значительным. «Например, по делам о банкротстве, об обманутых дольщиках и др. может насчитываться 1000 и больше участников. Тиражирование в таком количестве объемных многостраничных заключений, их подписание на каждой странице и рассылка будут занимать много времени и повлекут существенные финансовые затраты на бумагу, картриджи и почтовые расходы, что увеличит сроки и стоимость проведения экспертиз и в конечном итоге приведет к чрезмерным судебным издержкам, так как в стоимость экспертизы заранее будут закладываться расходы на тиражирование и рассылку заключений», – заметила она.

На этот же аспект обратил внимание и директор ООО «Рязанский НИЦ судебной экспертизы», к.ю.н., доцент, ведущий направления «Судебная экспертиза» АНО «Рязанский институт дополнительного профессионального образования, переподготовки и инноваций», почетный юрист Рязанской области Павел Милюхин. «Заключение эксперта может достигать нескольких сотен страниц, и его формирование в печатном виде, особенно цветных иллюстраций в хорошем качестве (иначе лица, участвующие в процессе, могут возразить, что не имели возможности в достаточной мере ознакомиться с ним), и отправка его почтой на удаленные территории, по количеству участвующих лиц могут вообще свести работу эксперта на нет. При этом по правилам ст. 109 АПК денежные суммы, причитающиеся экспертам, выплачиваются по выполнении ими своих обязанностей – то есть как минимум после допроса эксперта в суде, а как показывает практика – и после вынесения решения суда, а это может затянуться на годы», – пояснил он.

Кроме того, добавил эксперт, ст. 85 ГПК и ст. 16 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности содержат норму, обязывающую эксперта или экспертную организацию проводить судебную экспертизу в том числе без предварительной оплаты, а потом экспертная организация (эксперт) годами по исполнительному листу взыскивают понесенные расходы. «Таким образом, обязанность направления печатной копии по числу лиц, участвующих в процессе, однозначно увеличит расходы на проведение судебной экспертизы и, соответственно, – ее стоимость, – заметил Павел Милюхин. – Конечно, можно предусмотреть в законе норму о возмещении расходов за направление копии заключения, но подтвердить, какое количество порошка было использовано при печати и какова амортизация принтера, сканера, а также расход электричества будет непросто».

При этом польза от предлагаемых законодателем изменений, по мнению Елены Галяшиной, сомнительна. «Куда важнее срочно принять новый закон о судебно-экспертной деятельности, где системно решить все существующие сегодня проблемы в этой сфере, особенно для негосударственных (частных) экспертов, – подчеркнула она. – Считаю, что существующие процедуры, когда участники процесса вполне могут сами ознакомиться с заключением эксперта, находящимся в материалах дела, и сделать фотокопии за свой счет, не нуждаются в изменении».

По мнению Павла Милюхина, в контексте данной законодательной инициативы можно было бы рассмотреть вопрос и об обязательстве сторон предварительно направлять вопросы эксперту по его заключению, а также о возможности письменных пояснений (ответов на вопросы по сути заключения) без явки в суд. «Дело в том, что вызов эксперта в суд нередко сводится к опросу из области его профессиональных знаний, вплоть до четкого изложения терминологии ГОСТов, СНИПов, справочников и словарей, а не уточнению вопросов по существу исследования. При этом стороны зачастую не удосуживаются четко подготовить вопросы и на заседании начинают импровизировать на ходу. Судебный эксперт – сведущее лицо в определенной отрасли знаний, а не ходячая энциклопедия, и он как раз изучает необходимые источники для подготовки заключения. Если он добросовестно выполнил работу и дал объективное заключение на строго научной основе, но допустил незначительные технические ошибки, не меняющие сути исследования, такой способ дополнения заключения, на мой взгляд, существенно ускорит судебный процесс», – резюмировал он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика