×

Эксперты прокомментировали правовые позиции из Обзора судебной практики по делам об обеспечении жильем детей-сирот

В Обзор, утвержденный Президиумом ВС РФ, вошли 15 правовых позиций судов за 2018–2020 гг.
Фотобанк Freepik
По мнению одного из экспертов, ВС фактически подтвердил ряд правовых позиций, изложенных в аналогичном обзоре 2013 г., однако его значение для практикующих адвокатов и юристов безусловно важно. Особый интерес экспертов вызвала позиция из п. 10 обзора, где указано, что обязанность по обеспечению детей-сирот жильем не может быть признана надлежаще исполненной в случае предоставления жилых помещений, не отвечающих требованиям, предъявляемым к ним действующим законодательством.

23 декабря 2020 г. Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа таких детей, жилыми помещениями. Обзор содержит 15 правовых позиций по делам, рассмотренным в 2018–2020 гг.

Судами рассматривались дела по спорам о включении в список детей-сирот и лиц из их числа, а также граждан, ранее относившихся к указанной категории и достигших 23 лет, которые подлежат обеспечению специализированными жилыми помещениями; о признании незаконным исключения из указанного списка и восстановлении в списке; о признании незаконным отказа органа местного самоуправления в установлении факта невозможности проживания детей-сирот и лиц из их числа в ранее занимаемых жилых помещениях; о предоставлении жилья по договору найма специализированного жилого помещения и расторжении такого договора, а также о выселении из жилого помещения.

В большинстве случаев, указал ВС, суды правильно применяли законодательство, регулирующее правоотношения по обеспечению детей-сирот и лиц из их числа благоустроенными жилыми помещениями по договорам найма специализированных жилых помещений, учитывая при этом правовые позиции Верховного и Конституционного судов РФ.

Как отмечается в п. 1 обзора, при определении права детей-сирот и лиц из их числа на обеспечение жилым помещением, предоставляемым по договору найма специализированного жилого помещения, возможность проживания указанных лиц в помещении, собственником которого они не являются, а также их имущественное положение правового значения не имеют (Определение ВС от 2 октября 2018 г. № 41-КГ18-36).

В п. 2 обзора со ссылкой на материалы судебной практики Ярославского областного суда указано, что дети-сироты и лица из их числа имеют право на обеспечение жилыми помещениями по договорам найма специализированных жилых помещений, если их проживание в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых они являются, признано невозможным при установлении любого из обстоятельств, с которым законодательство РФ или субъекта Федерации связывает этот факт.

В п. 3 ВС указал, что при разрешении судами споров, связанных с возложением обязанности на уполномоченный орган включить в список лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц, достигших 23 лет, имевших право на внеочередное обеспечение жильем по договору социального найма, однако не поставленных на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий до достижения указанного возраста, необходимо установить причины, по которым их не поставили на учет (Определение ВС от 15 сентября 2020 г. № 16-КГ20-9-К4).

По мнению управляющего партнера «LLC-Право» Дмитрия Лизунова, это очень насущный вопрос, так как подавляющее большинство детей-сирот своевременно не были внесены в список как нуждающиеся, так как попросту не знали об этом либо не имели возможности до 23 лет подать соответствующее заявление по независящим от них обстоятельствам, в результате чего впоследствии получали отказ от уполномоченных органов только лишь потому, что пропустили срок и уже не проходят возрастной ценз. «Позиция ВС расширяет возможности выявить причины невключения таких лиц в список, доказать, что эти причины объективно препятствовали своевременной реализации права и признать за такими лицами право на получение жилья», – считает эксперт.

Как отмечается в п. 4 обзора со ссылкой на материалы практики Иркутского областного суда, дети-сироты и лица из их числа, обеспеченные жильем менее учетной нормы жилплощади, не могут быть исключены из списка детей-сирот, подлежащих обеспечению жилыми помещениями специализированного фонда.

В п. 5 обзора указано, что по общему правилу специализированные жилые помещения предоставляются детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, по достижении 18 лет. Предоставление жилья указанным лицам ранее данного возраста допустимо в случае приобретения ими полной дееспособности до достижения совершеннолетия, а также в случаях, предусмотренных законодательством субъектов Федерации (Определение от 4 июня 2019 г. № 3-КГ19-3).

Как отмечается в п. 6 со ссылкой на материалы ВС Республики Карелия, установленное федеральным законом предписание о предоставлении детям-сиротам и лицам из их числа по их письменному заявлению жилых помещений по завершении ими профессионального обучения и получении профобразования не препятствует в реализации права на обеспечение жильем по достижении 18 лет.

Как отметил адвокат АП г. Москвы Кирилл Иванов, зачастую органы власти отказывают в предоставлении жилья, ссылаясь на то, что заявителю уже больше 18 лет, и считая, что обязанность государства по обеспечению жильем таким образом отпала, однако это не так, и в п. 6 обзора это подробно разъяснено.

В. п. 7 со ссылкой на материалы Ивановского областного суда подчеркивается, что право на однократное обеспечение благоустроенным жилым помещением специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений гарантировано федеральным законом детям-сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, и лицам из их числа.

В п. 8 обзора указано, что обязанность органа исполнительной власти субъекта Федерации по предоставлению специализированных жилых помещений детям-сиротам и лицам из их числа не зависит от наличия или отсутствия других граждан, обладающих аналогичным правом, а также от соблюдения порядка очередности лиц равной категории (Определение ВС от 8 декабря 2020 г. № 16-КГ20-25-К4).

Как отметил Дмитрий Лизунов, очевидно, что токование норм права может быть различным в каждом субъекте РФ – этому во многом способствует тот факт, что предоставление гарантий детям-сиротам в части предоставления жилья установлен на федеральном уровне, – однако ряд вопросов (например, распределение обязанностей уполномоченных органов по формированию списка, очередность предоставления жилья, расходные обязательства, учет нормы жилплощади, соответствие жилого помещения нормам и т.д.) отнесены к компетенции непосредственно субъекта Федерации, и регулирование может различаться в зависимости от региона.

Так, пояснил эксперт, в деле, правовая позиция по которому вошла в данный пункт обзора, житель Волгоградской области не был обеспечен надлежащим образом жилым помещением на основании того, что право обеспечения реализуется в порядке очередности. Вместе с тем Судебной коллегией ВС было выявлено, что как федеральное законодательство, так и нормативно-правовые акты региона очередность как таковую не предусматривают, в связи с чем формулировка «в порядке очередности» не отвечает требованиям законодательства и не является законным основанием необеспечения заинтересованного лица жилым помещением своевременно. В итоге дело было направлено на новое рассмотрение. «Указанная правовая позиция ВС впредь будет поводом и основанием как для судов, так и для юристов более детально изучить действующие нормы права и более скрупулезно – ситуацию заявителя», – подчеркнул он.

Кирилл Иванов добавил, что на практике власти нередко отказывают в предоставлении жилья, ссылаясь на нехватку жилищного фонда и большую очередь. Эти отказы также являются незаконными, что подробно проанализировал ВС в п. 8 обзора.

В следующем пункте приведена позиция ВС о том, что обстоятельством, имеющим значение для рассмотрения дел, связанных с обеспечением жильем детей-сирот и лиц из их числа по договорам найма специализированных жилых помещений, является правильное определение судом места жительства этих лиц (Определение от 11 августа 2020 г. № 4-КГ20-25-К1).

По мнению Дмитрия Лизунова, данная позиция также заслуживает особого внимания и касается правильного определения места жительства, когда при смене места проживания истца ему было незаконно отказано в предоставлении права быть включенным в список, однако при более детальном изучении законодательства право истца было установлено и реализовано.

Как отмечается в п. 10 о бзора со ссылкой на практику ВС Республики Бурятия, предусмотренная законом обязанность по обеспечению детей-сирот и лиц из их числа жильем по договорам найма специализированных жилых помещений не может быть признана исполненной надлежащим образом, если жилые помещения не отвечают требованиям, предъявляемым к ним законодательством.

«Очень хорошо, что Верховый Суд обратил внимание на то, что такая обязанность не может быть признана надлежаще исполненной в случае предоставления жилых помещений, не отвечающих требованиям, предъявляемым к ним действующим законодательством, – считает Кирилл Иванов. – Органы власти нередко предоставляют помещения, которые фактически непригодны для проживания, а в некоторых случаях и опасны для жизни, так как являются аварийными. В п.10 рассмотрена как раз такая ситуация, когда по иску прокурора ситуация в Бурятии была исправлена судом, и детям из числа сирот были предоставлены новые квартиры»

По мнению адвоката АП г. Санкт-Петербурга Руслана Осипова, данная позиция наиболее интересна как исключающая иное толкование судами норм материального права. ВС, в частности, разъяснил о возможности установления судом факта, что специализированное жилое помещение не отвечало требованиям, предъявляемым к нему санитарными и техническими нормами, и не было пригодно для проживания уже на момент предоставления, в отсутствие соответствующего заключения межведомственной комиссии иными доказательствами – в частности, приговором суда и заключением строительно-технической экспертизы, проведенной в ходе расследования уголовного дела.

В п. 11 со ссылкой на практику Алтайского краевого суда указано, что приобретение нанимателем специализированного жилого помещения для детей-сирот и лиц из их числа либо членами его семьи жилья в собственность не является основанием для расторжения (прекращения) договора найма специализированного жилого помещения.

В п. 12 обзора также со ссылкой на материалы Алтайского краевого суда отмечается, что основаниями для принятия органом исполнительной власти субъекта РФ решения об исключении жилых помещений, предоставленных детям-сиротам и лицам из их числа, из специализированного жилищного фонда и о передаче их данным лицам по договору социального найма являются окончание срока действия договора найма специализированного жилого помещения и отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания указанным лицам содействия в преодолении трудной жизненной ситуации.

Как указано в п. 13 со ссылкой на материалы практики Кемеровского областного суда, вывод уполномоченного органа о наличии оснований, препятствующих заключению с детьми-сиротами и лицами из их числа договора социального найма в отношении занимаемого ими жилого помещения, должен основываться на всестороннем исследовании и оценке жилищно-бытовых условий этих лиц, исполнения ими обязанностей по договору найма специализированного жилого помещения, состояния здоровья, социального окружения и иных обстоятельств, касающихся данных лиц (в частности, наличие работы, привлечение к административной или уголовной ответственности, злоупотребление спиртными напитками, употребление наркотических средств).

В п. 14 обзора вошла позиция, основанная на материалах практики ВС Чувашской Республики. Так, члены семьи (супруг (супруга) и несовершеннолетние дети) нанимателя специализированного жилого помещения для детей-сирот и лиц из их числа, которые были включены в договор найма специализированного жилого помещения и вселены в жилое помещение, в случае смерти нанимателя вправе требовать от уполномоченного органа исключения данного помещения из специализированного жилищного фонда и заключения с этими лицами договора социального найма в отношении этого жилья.

В заключительном пункте указано, что изменение детьми-сиротами и лицами из их числа места жительства после вступления в силу решения суда о предоставлении им жилого помещения специализированного жилищного фонда не может служить основанием для удовлетворения их заявления об изменении порядка и способа исполнения указанного решения путем предоставления жилого помещения по новому месту жительства. Позиция основана на материалах практики Свердловского областного суда.

«Нельзя сказать, что данный обзор содержит принципиально новые тенденции правоприменительной практики по спорам, связанным с обеспечением детей-сирот жилыми помещениями, – считает Руслан Осипов. – ВС фактически подтвердил ряд правовых позиций, уже изложенных им в Обзоре практики по аналогичным вопросам от 20 ноября 2013 г. (см., в частности, п. 3–6, 7 и 9)».

В то же время, добавил он, обзор содержит ряд правовых позиций, которые не вошли в обзор 2013 г. Эти позиции (п. 1, 8, 10, 11, 13–15), пояснил эксперт, также не являются новыми, поскольку уже встречались в правоприменительной практике.

«Хотя комментируемый обзор, по сути, является обобщением судебной практики и не несет принципиально новых направлений в правоприменительной сфере, его значение для практикующих адвокатов и юристов безусловно важно, поскольку при отправлении правосудия суды чаще руководствуются правовыми позициями, включенными в обзоры практики ВС. Таким образом, любой обзор судебной практики направлен на поддержание принципа ее единства, что является одной из гарантий стабильности правоотношений. Толкование правовых норм должно быть предсказуемым для их участников, законы должны действовать равно и одинаково для всех», – заключил Руслан Осипов.

По мнению Дмитрия Лизунова, важность данного обзора заключается как в том, что защита и гарантии прав детей-сирот имеют большую социальную значимость, так и в том, что органами, на которые возложена обязанность по обеспечению жилыми помещениями, нередко допускают грубые ошибки, в результате которых права таких лиц ущемляются. «В связи с этим радует, что обзором – как результатом анализа и обобщения практики судов – отмечается, что судами в большинстве случаев правильно применяется законодательство, регулирующее правоотношения по обеспечению детей-сирот жильем», – считает он.

Много вопросов, добавил эксперт, возникает на практике в части незаконного отказа в обеспечении жильем на основании несоответствия норм жилплощади (различается в каждом регионе) либо по причине невозможности проживания совместно с другими лицами, когда такая невозможность игнорируется исполнительным органом, что противоречит действующему законодательству. «Все эти нюансы индивидуальны при решении каждой конкретной проблемы, и такие обзоры судебной практики позволяют обобщить разрозненную информацию и помочь адвокатам и юристам в защите законных прав граждан», – заключил Дмитрий Лизунов.

Кирилл Иванов добавил, что обзоры судебной практики ВС – это всегда хорошее подспорье для юриста. «Когда готовлю тот или иной иск, обязательно смотрю, был ли обзор практики ВС по моему вопросу. Хотя у нас нет прецедентного права, но, безусловно, суды руководствуются обзорами, и не один раз приходилось приобщать такие выдержки для судов», – пояснил он.

Рассказать: