×

Еще один адвокат оказался под следствием в связи с криминализацией его высокого гонорара?

Суд избрал в отношении обвиняемого меру пресечения в виде домашнего ареста, отметив, что следствие не представило доказательств, что обвиняемый намерен скрыться или продолжить преступную деятельность
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» защитник обвиняемого Юлиана Чебаненко отметила, что в данном деле нет предмета преступления, поскольку денежные средства не передавались – потерпевший пришел не с деньгами, а с муляжом, чем сам обманул адвоката. Она также отметила, что потерпевший сам заявил, что специально не стал подписывать соглашение с адвокатом, что подтверждает провокацию. Вице-президент АП Оренбургской области Владимир Шевченко отметил, что палата готова оказать помощь – для этого необходимо письменное заявление обвиняемого адвоката или его защитника.

15 сентября в отношении адвоката АП Оренбургской области Викентия Буева была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, адвокат обвиняется в попытке хищения денег у своего доверителя.

13 сентября руководитель СУ СК РФ по Оренбургской области, полковник юстиции В. Зудерман на основании рапорта об обнаружении признаков преступления вынес постановление о возбуждении уголовного дела по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК. Органами предварительного следствия якобы было установлено, что Викентий Буев пытался похитить у П. 15 млн руб.

Согласно протоколу допроса потерпевшего, П. работает по договору оказания услуг работником по обеспечению вычислительных машин (майнинг) в ООО «Никс». 1 июня к нему пришли с обыском по факту хищения электроэнергии в особо крупном размере. Обыски проводились также на объектах организации, где сотрудники правоохранительных органов изъяли технику на сумму 160 млн руб.

На следующий день П. позвонил старому знакомому – адвокату Викентию Буеву – с просьбой помочь получить в МУ МВД «Оренбургское» копии протокола обыска, проведенного на объекте. Адвокат помочь не смог.

Как указывается в протоколе допроса, 26 июля Викентий Буев позвонил П. и предложил встретиться, а в ходе встречи якобы сообщил, что сроки возврата оборудования будут оттягиваться, и ускорить их можно, передав сотрудникам правоохранительных органов 15 млн руб. В последующем у них было несколько встреч, в ходе одной из которых, согласно протоколу, Викентий Буев пояснил, что если полиция пойдет на контакт, то «все пройдет быстро», а если нет, то через прокуратуру, но сроки затянутся. Адвокат заверил П., что если ничего не получится, то он вернет деньги.

Как указывает следствие, П. посчитал, что Викентий Буев его обманывает, в связи с чем обратился в УФСБ России по Оренбургской области. В протоколе допроса потерпевшего указывается, что с адвокатом он якобы договорился о том, что 500 тыс. руб. – оплата труда адвоката, а 15 млн руб. предназначались для передачи сотрудникам правоохранительных органов. П. отметил, что специально не стал подписывать соглашение, в котором была обозначена полная сумма, так как считал, что адвокат пытается таким способом обезопасить себя от возможных негативных последствий его противоправной деятельности. Согласно протоколу допроса, когда соглашение было составлено, П. передал Викентию Буеву муляжи денежных средств, после чего адвокат был задержан. При этом П. указал, что сумма в 15,5 млн руб. для него является значительной, и, несмотря на то что материальный ущерб ему не причинен, адвокат нанес ему моральный вред, так как настойчиво требовал денежные средства.

14 сентября в отношении Викентия Буева было вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. На следующий день следователь ходатайствовал перед Дзержинским районным судом г. Оренбурга об избрании адвокату меры пресечения в виде заключения под стражу, однако суд посчитал, что следствие не представило доказательств, что обвиняемый намерен скрыться или продолжить преступную деятельность, в связи с чем избрал Викентию Буеву домашний арест.

14 сентября защитник Викентия Буева, адвокат «Де-юре» Юлиана Чебаненко, направила обращение в АП Оренбургской области с просьбой разъяснить особенность заключения соглашения с доверителем по сложным уголовным делам, связанную с адвокатской деятельностью по определению цены договора, ориентируясь на «Рекомендации о порядке определения размера вознаграждения при заключении соглашений об оказании юридической помощи, оказываемой адвокатами АП Оренбургской области гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям», утвержденные Решением Совета АП Оренбургской области 26 августа 2016 г.

Согласно ответу АП Оренбургской области от 15 сентября, вознаграждением адвокатов является гонорар, который определяется исходя из минимальных расценок, установленных Решением Совета палаты от 26 июня 2020 г. в соответствии с п. 3 ст. 31 Закона об адвокатуре и размещенных на официальном сайте АП Оренбургской области. Максимальный размер гонорара адвоката законодательном не ограничен, поскольку в соответствии со ст. 421 ГК, по общему правилу, участники гражданского оборота свободны в заключении договора и определении его условий, то есть любые согласованные дееспособными сторонами условия договора являются рыночными. При определении размера адвокатского гонорара учитываются и принимаются во внимание обстоятельства, указанные в ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Читайте также
Верховный Суд разобрался с экономическими преступлениями
Пленум ВС РФ принял постановление, касающееся разъяснений судебной практики по делам о мошенничестве, присвоении и растрате
30 Ноября 2017 Новости

Отмечается, что ценообразование на рынке юридической помощи является многофакторным, но при этом сугубо индивидуальным, в том числе и субъективным, учитывающим роль личности доверителя, стоимость спорного (арестованного) имущества, а также полезный эффект для доверителя от оказанных юридических услуг в каждом конкретном случае. Также учитываются объем и сложность работы, продолжительность времени, необходимого для ее выполнения, опыт и степень квалификации адвоката, сроки, степень срочности выполнения поручения и иные обстоятельства, из-за которых возникла необходимость обращения за юридической помощью. Этот перечень является открытым.

В комментарии «АГ» Юлиана Чебаненко отметила, что в данном деле нет предмета преступления, поскольку денежные средства не передавались – П. пришел не с деньгами, а с муляжом, чем сам обманул адвоката. Если нет предмета преступления, то нет ущерба, который, согласно п. 30 Постановления Пленума ВС от 30 ноября 2017 г. № 48, должен быть реальным, указала адвокат.

Рассказала Юлиана Чебаненко и о том, что муляжи денег Викентий Буев не брал – они были изъяты с дивана между потерпевшим и адвокатом. Викентий Буев ждал, пока П. подпишет соглашение. Защитник обратила внимание, что П. отметил, что ему не причинен материальный ущерб; кроме того, он не является собственником организации, у которой забрали технику. «Потерпевший в показаниях показал, что специально не стал подписывать соглашение с адвокатом – это полная провокация с его стороны», – указала Юлиана Чебаненко.

«Это дело в отношении всего адвокатского корпуса. Сам потерпевший указывает, что Викентий Буев обещает возвратить деньги, если вернуть оборудование не получится. Какой тут обман?» – спрашивает Юлиана Чебаненко. Адвокат добавила, что намерена обжаловать избранную меру пресечения.

Вице-президент АП Оренбургской области Владимир Шевченко отметил, что ситуация с Викентием Буевым обсуждается в том числе с Комиссией по защите прав адвокатов. 24 сентября состоится заседание Совета, на котором также поднимут данный вопрос. При этом Владимир Шевченко указал, что палата готова оказать помощь – для этого необходимо письменное заявление защитника или Викентия Буева.

Рассказать:
Яндекс.Метрика