×

ЕСПЧ признал нарушение прав политика, с которого Вячеслав Володин взыскал 1 млн руб. по диффамационному иску

При этом судьи от Кипра, России и Испании выступили с особыми мнениями, в которых не поддержали вывод Европейского Суда, в частности указав, что ст. 10 Конвенции не защищает от наказания за ложные обвинения невиновных людей, чья репутация в результате была подорвана
По мнению одного из экспертов «АГ», постановление Европейского Суда посвящено традиционно острому вопросу баланса между свободой слова говорящего лица и репутацией лица, о котором говорят, а в силу разделившегося мнения судей ЕСПЧ это дело имеет высокие шансы на пересмотр Большой Палатой. Другой отметил, что три судьи, выразившие свои особые мнения в рассматриваемом постановлении, придали излишний вес якобы частному статусу Вячеслава Володина, поскольку он публичная фигура и политик, поэтому его можно жестко критиковать.

7 июля Европейский Суд вынес постановление по делу «Рашкин против России» по жалобе бывшего депутата Госдумы Валерия Рашкина на решения российских судов о взыскании с него 1 млн руб. по иску о диффамации, поданному Вячеславом Володиным.

Повод для обращения в ЕСПЧ и позиция сторон

В ноябре 2009 г. депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин на митинге в Саратове, посвященном годовщине октябрьской революции, обвинил российские власти в «преступлениях против русского народа». В своей речи он, в частности, произнес: «Мы отмечаем как минимум шесть преступлений перед народом, перед русской нацией этой власти, начиная от Ельцина с его камарильей и заканчивая Путиным и Медведевым. Все эти преступления лежат тяжелым грузом на власти, которая совершила переворот в девяносто первом году, на Ельциных, Володиных, Слисках, Медведевых, Путиных. Кровью они должны смыть этот позор, который они нам здесь навязали».

Впоследствии Вячеслав Володин, на тот момент являвшийся заместителем председателя Госдумы, подал иск о диффамации против Валерия Рашкина. В апреле 2010 г. Ленинский районный суд г. Саратова удовлетворил исковые требования, взыскав с ответчика компенсацию морального вреда в размере 1 млн руб. Решение суда устояло в Саратовском областном суде.

В жалобе в Европейский Суд Валерий Рашкин указал, что решения судов нарушили его право на свободу выражения мнения в соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По мнению заявителя, российские суды рассмотрели гражданский спор не в соответствии с принципами вышеуказанной статьи Конвенции, а его публичные выступления в качестве оппозиционного политика должны пользоваться усиленной защитой. По словам гражданина, он не обвинял Володина в конкретном преступлении, а вменял ответственность власти за преступления против людей в целом. Заявитель добавил, что размер взысканной с него суммы был чрезмерным, он продал часть своего имущества для того, чтобы выплатить ее. Определение размера справедливой компенсации гражданин оставил на усмотрение ЕСПЧ.

В своих возражениях Правительство РФ отметило, что Владимир Рашкин ошибочно обвинил Вячеслава Володина в совершении преступлений, его заявления не были основаны на достоверной информации, носили голословный характер, могли серьезно навредить репутации пострадавшего лица и подорвать его авторитет в глазах общественности. Российская сторона отметила, что размер компенсации морального вреда был определен национальными судами исходя из нравственных страданий истца.

Европейский Суд встал на сторону заявителя

После изучения материалов дела Европейский Суд указал на необходимость проверить, насколько вмешательство в права заявителя, которое преследовало своей целью восстановление нарушенных прав другого лица, было необходимым в условиях демократического общества. При этом, подчеркнул ЕСПЧ, вмешательство в права оппозиционного политика всегда требует тщательного внимания. В связи с этим Суд в очередной раз напомнил, что профессиональный политик должен быть постоянно готов к более масштабной критике и проявлять к ней терпимость.

Как пояснил Страсбургский суд, спорная речь заявителя касалась коллективной политической ответственности, а не обвинения в конкретных уголовных преступлениях. Политическая речь сама по своей природе зачастую носит противоречивый и оскорбительный характер. При рассмотрении иска Вячеслава Володина национальные суды не учли контекст, в рамках которого были сделаны спорные высказывания, и не оценили роль сторон в качестве политических субъектов. В своих решениях российские суды лишь ограничились оценкой ущерба, который мог быть нанесен репутации истца. Национальные суды также не пытались найти баланс между необходимостью защиты репутации истца и правом заявителя на свободу выражения мнения.

ЕСПЧ добавил, что сумма присужденной гражданскому истцу компенсации морального вреда является чрезмерной и во много раз превышает среднее значение по таким делам. Таким образом, Страсбургский суд четырьмя голосами против трех выявил нарушение ст. 10 Конвенции и присудил заявителю 7,8 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.

Решение ЕСПЧ содержит три особых мнения судей Георгиоса Сергидеса (Кипр), Дмитрия Дедова (Россия), Марии Элосеги (Испания).

Особое мнение Георгиоса Сергидеса

Кипрский судья выразил несогласие с выявленным ЕСПЧ фактом нарушения Конвенции, отметив, что в рассматриваемом деле наблюдается проблема конфликта между различными правами человека (правами на свободу выражения мнения в соответствии со ст. 10 Конвенции и защиту своей репутации / частной жизни согласно ее ст. 8). По его мнению, в разрешении такого конфликта может помочь принцип эффективности в сочетании с принципом пропорциональности и соответствующей методологией, которая должна определить, какое право в большей степени затрагивает такой конфликт. При этом, подчеркнул судья, необходимо выяснить, чье право пострадало больше в рассматриваемой ситуации, для этого можно воспользоваться понятием «жертва» в контексте международного права.

Георгиос Сергидес отметил, что заявитель, ложно обвиняя Вячеслава Володина в совершении преступлений, грубо нарушил его право на защиту своей репутации и личной жизни в соответствии со ст. 8 Конвенции. Ложные обвинения в том, что кто-то совершает преступления, не могут рассматриваться как способствующие обсуждению общественных интересов, подчеркнул судья. Он также указал, что ст. 10 Конвенции не защищает отдельных лиц (даже в политическом контексте) от наказания за ложные заявления, возлагающих уголовную ответственность на невиновных людей, чья репутация в результате была подорвана.

Особое мнение Дмитрия Дедова

Российский судья выразил сожаление о том, что ЕСПЧ провел границу в вопросах балансирования конфликтующих интересов в рамках толкования ст. 10 Конвенции. Дмитрий Дедов посчитал, что в рассматриваемом деле Суд вышел за пределы Конвенции, отметив, что форма политического высказывания пользуется высоким уровнем защиты в соответствии со ст. 10 Конвенции, поскольку для оправдания ее ограничения требуются очень веские основания. Тем самым ЕСПЧ счел, что честь и достоинство политика должны быть менее защищены, чем аналогичные ценности обычного человека, а политическое выражение пользуется более высоким уровнем защиты в соответствии со ст. 10.

Судья от России отметил, что, исходя из выводов ЕСПЧ, Вячеслав Володин должен был смириться с обвинениями Валерия Рашкина и его заявлениями, в которых он фактически призвал к произвольному убийству политических оппонентов, включая истца по гражданскому делу. По мнению Дмитрия Дедова, российские власти должным образом отреагировали на такие ненавистнические высказывания. По его словам, ненавистнические высказывания обычно сопутствуют насилию, что сейчас можно наблюдать в США.

В рассматриваемом деле, подчеркнул российский судья, заявитель фактически безответственно произнес ненавистническую речь против политических оппонентов, которая не была основана на каких-либо фактических обстоятельствах. В связи с этим Дмитрий Дедов счел, что такие высказывания заявителя могут рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти либо вражды, и оно не может быть защищено в соответствии со ст. 10 Конвенции.

Особое мнение Марии Элосеги

В свою очередь, судья от Испании поддержала решения российских судов по гражданскому делу, которые, по ее мнению, провели необходимый анализ фактических обстоятельств дела: контекст в форме публичной речи, природу слов (их оскорбительный и клеветнический характер) и их значительное негативное влияние, баланс интересов. «Для национальных судов такое заявление не может быть признано формой открытой политической дискуссии», – подчеркнула она. Судья добавила, что ЕСПЧ проигнорировал фактические обстоятельства дела, установленные российскими судами.

Мария Элосеги отметила, что Вячеслав Володин в свое время был политическим деятелем в Саратове и то, что обвинительные речи заявителя в адрес вышеуказанного политика не имели реальной фактической подоплеки. По ее мнению, обвинение Володина в преступлениях не имело никакой связи с его политической деятельностью и было просто оскорблением. При этом Валерий Рашкин не понес никакой уголовной ответственности, а подвергся уплате компенсации морального вреда, которая хоть и была чрезмерной, но заявитель знал, на что шел. Кроме того, судья полагает, что диффамация не должна защищаться в рамках ст. 10 Конвенции.

По словам Марии Элосеги, Конвенция защищает оскорбления, клевету или ложь в современном обществе, что очень далеко от ее духа и демократических ценностей. «Наоборот, на политической арене следует ожидать веских аргументов и хорошего ораторского искусства. Более того, в эту эпоху fake news граждане заслуживают того, чтобы их должным образом информировали и рассматривали как разумных существ», – подчеркнула она. Испанская судья убеждена, что дело требуется передать на рассмотрение Большой Палаты ЕСПЧ.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Эксперт по работе с ЕСПЧ Антон Рыжов отметил, что постановление посвящено традиционно острому вопросу баланса между свободой слова говорящего и репутацией лица, о котором говорят. «В рамках таких дел Европейскому Суду приходится выбирать между конкурирующими нормами Конвенции – ее ст. 10 и 8. В этом деле большинство судей с минимальным перевесом (4 против 3) признали Валерия Рашкина пострадавшим от ограничения его свободы слова, и основные аргументы Суда довольно понятны, они основываются на устоявшейся практике», – убежден он.

Он отметил указания ЕСПЧ о том, что российские суды рассматривали высказывание заявителя как прямое обвинение Вячеслава Володина в убийствах, хотя, по мнению большинства судей, речь шла скорее о коллективной политической ответственности за реформы в эпоху Бориса Ельцина. «Но главным фактором стала несоразмерная сумма компенсации в 1 млн руб., присужденной российскими судами пострадавшему политику (такую цифру не часто встретишь даже в делах о гибели или увечьях людей). Будь эта сумма символической или решения российских судов просто призывали бы опровергнуть высказывание или же извиниться, итог рассмотрения дела в ЕСПЧ был бы совсем иным», – полагает Антон Рыжов.

Читайте также
ЕСПЧ присудил почти 49 тыс. евро участницам Pussy Riot, осужденным за выступление в ХХС
Суд признал нарушением Европейской конвенции условия конвоирования, невозможность консультирования с защитниками наедине, а также чрезмерный срок содержания в СИЗО
18 Июля 2018 Новости

Эксперт отметил три особых мнения судей ЕСПЧ. «Такое разделение судейского корпуса в перспективе делает вполне реальным пересмотр решения Большой Палатой. Собственно, об этом говорят и сами судьи в своих особых мнениях. В частности, российский судья Дмитрий Дедов поднял важный вопрос о том, можно ли считать высказывание Рашкина ненавистническим (особенно вторую часть фразы: “Кровью они должны смыть этот позор, который они нам здесь навязали”). Судья Дедов полагает, что в этой фразе есть признаки призыва к насилию, а подобные проявления должны оцениваться ЕСПЧ гораздо более критически, чем обычные словесные баталии политиков. Думаю, что при грамотном обжаловании вынесенного постановления РФ имеет все шансы на пересмотр дела», – уверен юрист.

Глава международной практики Международной правозащитной группы «Агора» Кирилл Коротеев отметил, что рассматриваемое постановление ЕСПЧ достаточно обыденно мотивировано. «Большинство судей ЕСПЧ состоит из очень разных людей: от либеральной Хелен Келлер, умеренного Поля Лемменса и не очень либеральной Алены Полячковой. Также неоднородно и меньшинство судей, выразивших свои особые мнения. Так, Дмитрия Дедова мы знаем хорошо, Мария Элосеги консервативна по вопросам общества (вспомним ее мнение в деле «Pussy Riot»), но, как и Георгиос Сергидес, либеральна по вопросам уголовного правосудия, а это дело не касается такой сферы права. Мне кажется, судейское меньшинство придает излишний вес якобы частному статусу Вячеслава Володина. На мой взгляд, он публичная фигура и политик, и, конечно же, его можно критиковать жестко», – полагает он.

Оперативно связаться с адвокатом Кириллом Сердюковым, представлявшим интересы заявителя в ЕСПЧ, не удалось.

Рассказать: