×

ЕСПЧ продолжает увеличивать размер компенсаций за избиение полицией

Европейский Суд присудил больше 100 тысяч евро шестерым россиянам, подвергшимся избиениям со стороны сотрудников органов внутренних дел
В комментариях «АГ» представители заявителей отметили, что ЕСПЧ в очередной раз констатировал неспособность российских властей эффективно расследовать обращения о пытках посредством доследственной проверки. При этом они выразили надежду, что большое количество решений по аналогичным делам создаст накопительный эффект и повлечет за собой серьезные реформы в системе правоохранительных и следственных органов.

Европейский Суд вынес постановление по делу «Ксенц и другие против России». Шесть заявителей жаловались на жестокое обращение со стороны полицейских, а также на отсутствие эффективного расследования их жалоб, что, по их мнению, нарушило ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, не допускающей пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание. Кроме того, двое заявителей жаловались на незаконное содержание под стражей, нарушившее п. 1 ст. 5 Конвенции, гарантирующий, что никто не может быть лишен свободы иначе как в случаях и в порядке, установленных законом.

Поскольку все жалобы касались одного и того же предмета, ЕСПЧ объединил их в одно производство.

Как следует из материалов дела, в августе 2005 г. Александр Ксенц ночью во время управления автомобилем был остановлен сотрудниками правоохранительных органов с целью проверки документов. Поскольку у него не имелось удостоверения личности, Александр Ксенц был задержан и доставлен в отделение, где впоследствии был избит.

Затем его направили на экспертизу для установления наличия алкогольного опьянения. Эксперт дал заключение, согласно которому заявитель употреблял алкоголь, но признаков опьянения у него обнаружено не было. На следующее утро заявитель был отпущен на свободу.

В тот же день Александр Ксенц обратился к судебно-медицинскому эксперту, зафиксировавшему побои, после чего подал в прокуратуру жалобу на незаконные действия сотрудников полиции.

В возбуждении уголовного дела по жалобе Александра Ксенца дважды было отказано, и дважды отказы были отменены, однако и в третьем постановлении вновь содержался отказ в возбуждении уголовного дела. В обоснование были приведены заявления сотрудников полиции о том, что Александр Ксенц был задержан за нецензурную брань в их адрес, вел себя агрессивно и при задержании угрожал, что они будут уволены, при этом в отношении него никаких насильственных действий не совершалось. Определением суда, оставленным апелляционной инстанцией, жалоба Александра Ксенца на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела была отклонена, после чего он обратился в ЕСПЧ.

Другие заявители были задержаны сотрудниками полиции при аналогичных обстоятельствах по различным причинам (нецензурная брань, нарушение правил дорожного движения), доставлены в отделения полиции и избиты там, в результате чего получили травмы различной степени тяжести. Все они также обращались с жалобами в прокуратуру и Следственный комитет РФ, однако, несмотря на наличие очевидных признаков преступления, им было отказано в возбуждении уголовных дел. Жалобы на постановления об отказе были отклонены судами первой и апелляционной инстанций.

Правительство РФ в отзыве на жалобы утверждало, что они являются необоснованными, поскольку, несмотря на многочисленные отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, тщательное и всестороннее расследование обращений все-таки было проведено. Кроме того, по мнению Правительства РФ, поскольку двое заявителей не предъявили гражданских исков о возмещении ущерба, они не исчерпали внутренних средств правовой защиты. Относительно жалоб на незаконное содержание под стражей российские власти утверждали, что основанием для задержания было совершение заявителями административных правонарушений.

Европейский Суд отклонил доводы российского правительства о том, что внутренние средства правовой защиты не исчерпаны, указав, что гражданские средства правовой защиты от незаконных действий не могут считаться достаточными для исправления нарушения ст. 3 Конвенции. Суд пояснил, что они направлены на возмещение ущерба, а не на выявление и наказание виновных, и являются дополнением, а не альтернативой тщательного и эффективного расследования.

В отношении законности содержания под стражей ЕСПЧ указал, что любое лишение свободы должно осуществляться не только в соответствии с материальными и процессуальными нормами национального права, но также соответствовать целям ст. 5 Конвенции и защищать от произвола.

Европейский Суд также отметил, что проведение предварительного расследования по ст. 144 УПК РФ является недостаточным для соблюдения стандартов, установленных ст. 3 Конвенции в отношении эффективного расследования утверждений о жестоком обращении в местах содержания под стражей. Как указал ЕСПЧ, власти обязаны возбуждать уголовное дело и проводить надлежащее уголовное расследование с полным комплексом следственных действий.

В данных случаях, указал ЕСПЧ, следственные органы основывали свои выводы на заявлениях сотрудников органов внутренних дел, которые утверждали, что применяли силу на законных основаниях, но при этом не привели оснований, оправдывающих ее применение. В связи с этим Суд счел доводы следственных органов неубедительными, а также указал, что Правительство РФ не представило доказательств, опровергающих позицию заявителей.

По итогам разбирательства Суд признал, что имело место нарушение ст. 3 Конвенции, а также в отношении заявителей Александра Ксенца и Руслана Лебедева – нарушение ст. 5 Конвенции.

ЕСПЧ присудил компенсацию морального вреда Александру Ксенцу в размере 26 тыс. евро, Руслану Лебедеву – 30 тыс. евро, Вадиму Королеву – 10 тыс. евро, Ларисе Ивановой (правопреемнице умершего заявителя Сергея Иванова) – 6 тыс. евро, Владимиру Колистратову – 7 тыс. евро, Геннадию Сергееву – 20 тыс. евро. Кроме того, ЕСПЧ присудил суммы судебных издержек и расходов на представителя: Руслану Лебедеву – 2 тыс. евро, Вадиму Королеву – 3,3 тыс. евро.

Руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков, представлявший заявителя Геннадия Сергеева, отметил, что в данном объединенном деле отразилась классическая практика применения насилия сотрудниками МВД в России, полностью покрываемого Следственным комитетом и судами. Он также обратил внимание на то, что ситуация с расследованием дел о превышении должностных полномочий с применением насилия сотрудниками полиции в Москве, где проживает Сергеев, значительно хуже, чем в регионах. «При наличии всех доказательств, при которых в регионе дело возбуждается, добиться возбуждения уголовного дела в столице практически невозможно», – сказал Павел Чиков.

В то же время, отметил эксперт, происходит «накопительный эффект» по рассматриваемым ЕСПЧ делам, и ситуация по стране в целом меняется в лучшую сторону: «Привлечь к ответственности полицейского за применение насилия стало гораздо легче, чем десять лет назад».

По словам юриста Международной правозащитной организации «Агора» Алексея Глухова, представлявшего заявителей Сергея Иванова и Владимира Колистратова, в данном деле ЕСПЧ в очередной раз подтвердил, что процессуальная проверка жалоб на пытки и бесчеловечное обращение в порядке ст. 144, 145 УПК не является эффективным расследованием. «Суд указал, что не имеет смысла постоянно отменять постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и вновь проводить проверку. Вместо этого необходимо возбудить уголовное дело и, используя все процессуальные возможности следствия, проводить эффективную проверку жалобы», – пояснил Алексей Глухов.

Еще одним важным моментом, по мнению юриста, является то, что Европейский Суд взыскал компенсации ровно в тех размерах, в каких они были запрошены заявителями, исходя из полученных ими повреждений. «Надеюсь, что постановление будет способствовать принятию в России правила о том, что жалоба на пытки всегда должна приводить к возбуждению уголовного дела в отношении сотрудников полиции», – заключил Алексей Глухов.

Заместитель председателя общественной организации «Комитет против пыток» Ольга Садовская, представлявшая в ЕСПЧ Вадима Королева и Руслана Лебедева, отметила, что данное дело – далеко не первое в ее практике, по которому Суд выносит положительное для заявителей решение, констатируя неспособность российских властей эффективно расследовать обращения о пытках.

«Следователи так и не устранили целый список противоречий, а выводы были основаны преимущественно на показаниях лиц, на которых заявитель указал как на применивших к нему насилие. Не были даны разумные объяснения по поводу телесных повреждений у моего доверителя. В итоге, в постановлении Суд принял мои доводы о том, что расследование имело серьезные недостатки, не было тщательным, независимым, объективным и своевременным, и напомнил России о взятых на себя обязательствах по адекватному расследованию любых обоснованных заявлений о жестоком обращении», – рассказала Ольга Садовская. Она выразила надежду, что данное постановление ЕСПЧ дополнит собой массу решений по аналогичным делам, которая однажды повлечет за собой серьезные реформы в системе правоохранительных и следственных органов России.


Рассказать: