×

ЕСПЧ выявил многочисленные нарушения в уголовном деле Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева

Заявителям присуждена компенсация морального вреда на общую сумму в 24 тыс. евро
Фотобанк Лори
В комментарии «АГ» адвокаты заявителей Дмитрий Аграновский и Виолетта Волкова отметили, что, исходя из выводов Европейского Суда, обвинительный приговор в отношении Удальцова и Развозжаева подлежит отмене.

19 ноября Европейский Суд вынес Постановление по делу «Развозжаев против России и Украины, Удальцов против России» по жалобам двух политических активистов на нарушение их прав незаконным уголовным преследованием по обвинению в организации массовых беспорядков во время протестной акции, проходившей в Москве в мае 2012 г.

Уголовное преследование началось после событий на Болотной площади

Читайте также
Адвокаты Алексея Навального прокомментировали «АГ» решение Большой Палаты ЕСПЧ
Большая Палата признала, что отдельные эпизоды административного задержания заявителя преследовали скрытую цель по подавлению политического плюрализма
30 Ноября 2018 Новости

6 мая 2012 г. в Москве, на Болотной площади состоялась протестная акция «Народный марш», в которой, по официальным данным, принимали участие около 8 тыс. человек, а по неофициальным – около 25 тыс. человек. Во время мероприятия один из участников бросил бутылку с зажигательной смесью, которая перелетела оцепление и послужила причиной воспламенения брюк на случайном прохожем. Некоторые протестующие под скандирующие выкрики бросали в полицейских различные предметы. В итоге сотрудники правоохранительных органов разогнали акцию, активно применив силу и спецсредства. По официальным подсчетам, было задержано 656 участников акции.

Одним из организаторов мероприятия был член общественного движения «Левый фронт» Сергей Удальцов. В проведении протестной акции также участвовал помощник депутата Госдумы РФ Леонид Развозжаев. Несмотря на то что митинг был заранее согласован с властями, правоохранительные органы возбудили в отношении обоих уголовные дела по обвинению в организации массовых беспорядков. В отношении Сергея Удальцова была выбрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, в дальнейшем ее заменили домашним арестом. Леонид Развозжаев был объявлен в федеральный розыск.

Похищение Леонида Развозжаева в Киеве

В октябре 2012 г. Леонид Развозжаев прибыл в Киев в целях получения политического убежища. По его словам, после заполнения необходимых документов в киевском отделении Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев его похитили неизвестные лица и увезли насильно в Россию. Сотрудница организации уведомила украинские правоохранительные органы о произошедшем и попросила провести расследование.

По словам Леонида Развозжаева, его ввезли в РФ (предположительно, в Брянскую область) в наручниках, с повязкой на глазах и связанного скотчем. Заявитель добавил, что из-за угроз неизвестных лиц в масках он был вынужден подписать явку с повинной об участии в подготовке политических волнений и массовых беспорядков.

Впоследствии он был помещен в СИЗО, находясь в котором, безрезультатно пытался возбудить уголовное дело в отношении его похитителей как в России, так и на Украине. Он также направил запрос в Генеральную прокуратуру Украины с просьбой провести расследование. В ответе ведомства указывалось, что Украина не получала запрос от иностранного государства об его экстрадиции.

Во время нахождения Леонида Развозжаева под стражей российские правоохранительные органы инициировали еще одно уголовное дело в отношении него за совершение разбоя в 1997 г. А месяц спустя ему предъявили обвинения в незаконном пересечении российско-украинской границы. Далее заключенного перевели в иркутский следственный изолятор. Там, по словам заявителя, он подвергался жестокому обращению со стороны сокамерников, а администрация игнорировала его жалобы на оказываемое давление. Впоследствии здоровье Развозжаева серьезно ухудшилось, и он был переведен в московский следственный изолятор «Матросская тишина».

Суд приговорил заявителей к 4,5 годам лишения свободы

В феврале 2014 г. в Московском городском суде началось судебное разбирательство по уголовному делу, которое длилось полгода. Заседания продолжительностью по 8 часов каждое проводились по четыре дня в неделю. Требования обвиняемых о менее интенсивном графике рассмотрения дела были проигнорированы.

В ходе разбирательства Леонид Развозжаев неоднократно жаловался на недосыпание, вызванное частыми судебными заседаниями, а также на условия перевозки из СИЗО в суд и обратно. В апреле того же года Сергей Удальцов был доставлен в суд, несмотря на наличие справки о болезни, которую суд отклонил как недостоверную.

На протяжении всего судебного разбирательства обвиняемые отрицали факт организации массовых беспорядков на Болотной площади. Тем не менее Мосгорсуд счел, что Леонид Развозжаев велел некоторым протестующим прорвать оцепление полиции, а «сидячая забастовка» Сергея Удальцова во время публичной акции была расценена как попытка организовать палаточный лагерь. В итоге суд признал подсудимых виновными в совершении преступлений по ч.1 ст. 212, ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 212 УК РФ. Леонид Развозжаев был также признан виновным в незаконном пересечении российской границы. Оба заявителя были приговорены к 4,5 годам лишения свободы.

В ходе кассационного обжалования приговора в Верховном Суде РФ российские власти не разрешили увидеться Леониду Развозжаеву с тяжелобольной матерью. Впоследствии женщина скончалась, но ему не разрешили присутствовать на похоронах. В марте 2015 г. ВС оставил обвинительный приговор в силе. В июле того же года Конституционный Суд РФ вынес Определение № 1798-О, отказавшись принимать жалобу Леонида Развозжаева на нарушение его конституционных прав ст. 40.1 УПК РФ.

Позиция сторон в ЕСПЧ

В жалобах в Европейский Суд оба заявителя ссылались на нарушения ст. 3 (запрещение пыток) и 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 10 (свобода выражения мнения) и 11 (свобода собраний и объединений) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Так, они жаловались на незаконные и чрезмерно длительные меры пресечения, которые необоснованно продлевались судами по формальным основаниям. Они также сослались на неполучение необходимой медицинской помощи во время действия ограничительных мер.

Леонид Развозжаев потребовал присуждения компенсации морального вреда на сумму 3,5 млн евро. Сергей Удальцов оценил нанесенный ему моральный вред в размере 1 млн евро.

По мнению Леонида Развозжаева, запрет на свидание с больной матерью и на присутствие на ее похоронах, равно как и направление его для отбывания наказания в исправительную колонию Красноярского края, нарушили ст. 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции. Он также подал жалобу не только против России, но и против Украины в связи с отсутствием эффективного расследования обстоятельств его похищения.

Сначала украинское правительство в своих возражениях ссылалось на надлежащее расследование вышеуказанного инцидента, но впоследствии отметило, что расследование еще не завершено, поэтому преждевременно что-либо утверждать. В свою очередь, российское правительство отрицало факт похищения и последующего жестокого обращения с заявителем, утверждая, что оппозиционер добровольно вернулся в Россию и сдался властям. Это обосновывалось отсутствием у Развозжаева каких-либо телесных повреждений.

В жалобах заявители также отметили, что судебное разбирательство по их уголовному делу не было законным, беспристрастным и объективным. По их мнению, национальный суд необоснованно игнорировал доводы свидетелей защиты, в отличие от свидетелей обвинения. Одному из них запретили задавать вопросы сотрудникам полиции во время их допроса в суде, а также ограничили доступ к материалам дела. Политические активисты добавили, что во время судебного процесса один из судей занял пост в Верховном Суде РФ, но продолжил рассматривать их дело.

Леонид Развозжаев также указывал на нарушение его прав помещением в стеклянную кабину в зале суда, что ограничило его общение с адвокатом. Он также указывал, что интенсивный график судебного процесса существенно подорвал его здоровье.

Сергей Удальцов жаловался на необоснованный арест следствием его автомобиля и денежных средств на сумму 142 тыс. руб. в нарушение протокола № 1 к Конвенции. Кроме того, также он указал на нарушение ст. 18 (пределы использования ограничений в отношении прав) Конвенции, поскольку его задержание во время митинга, домашний арест и последующее осуждение приравнивались к политическим репрессиям.

В возражениях Правительство РФ указало на обоснованность избранных мер пресечения в отношении заявителей, срок которых не превысил разумного. Государство-ответчик также отметило, что в следственных изоляторах Развозжаеву оказывалась необходимая медицинская помощь, а состояние его здоровья позволяло ему участвовать в судебных процессах. Кроме того, отмечалось, что он не ходатайствовал об участии в похоронах матери.

Подтвердив факт назначения одного из судей на должность судьи ВС РФ, российская сторона сочла, что судебное разбирательство в отношении подсудимых было справедливым и обоснованным. Относительно нахождения Развозжаева в стеклянной кабине в зале суда было пояснено, что тот мог использовать микрофон или же говорить через щели.

Государство-ответчик также утверждало, что оба заявителя неоднократно организовывали массовые беспорядки в целях политической дестабилизации в стране. Следовательно, вмешательство в их демократические права отсутствовало, поскольку они совершили уголовное преступление. Российская сторона также отметила, что Развозжаев не оспаривал направление его для отбывания наказания в Красноярский край.

В доводах на правительственные возражения заявители отметили, что противостояние между участниками протестной акции и полицейскими было следствием чрезмерных мер властей по контролю за протестующими. Они добавили, что их осуждение по уголовному делу было задумано в качестве публичной расправы с лидерами оппозиции в целях побуждения всех политических активистов к отказу от выражения собственных мнений и участия в общественных мероприятиях.

Выводы ЕСПЧ

Жалобы заявителей были объединены Европейским Судом в одно производство.

После изучения материалов дела Суд отметил, что стороны не оспаривали факт нахождения одного Леонида Развозжаева в Киеве и его обращение за политическим убежищем. При этом указано, что первоначальное расследование инцидента с похищением украинскими властями было поверхностным и закончилось отказом в возбуждении уголовного дела. Последующее расследование также было неэффективным.

Что же касается российских властей, подчеркнул ЕСПЧ, отсутствие травм у заявителя не является достаточным основанием для отклонения его жалоб на похищение. В связи с этим Суд указал, что правоохранительные органы РФ должны были провести эффективное расследование инцидента, а в случае необходимости им следовало обратиться за помощью к украинским властям. Таким образом, ЕСПЧ выявил нарушение обоими государствами процессуальных гарантий ст. 3 и 5 Конвенции в отношении Леонида Развозжаева, однако, по мнению Суда, оснований для признания нарушения материальных гарантий данных статей нет.

Страсбургский суд счел, что российские власти выполнили свои позитивные обстоятельства по предоставлению заключенному соответствующей медицинской помощи. Он добавил, что материалы дела не позволяют сделать вывод о том, что график судебных разбирательств по уголовному делу достиг критического порога, позволяющего судить о нарушении ст. 3 Конвенции.

ЕСПЧ также признал, что в рассматриваемом деле характер и тяжесть преступлений, инкриминируемых заявителям, могли сыграть роль в выборе меры пресечения на начальном этапе расследования. Тем не менее это вкупе с риском бегства от правосудия не может оправдывать столь долгое содержание заключенного в СИЗО. Суд зафиксировал нарушение ст. 3 Конвенции в связи с продлением российскими властями содержания под стражей Развозжаева без учета возможности применения альтернативных мер и конкретных обстоятельств.

Европейский Суд также расценил домашний арест Сергея Удальцова, который длился свыше полутора лет, как фактическое лишение свободы по смыслу ст. 5 Конвенции. Отмечено, что российские власти не доказали риск побега заявителя при помещении его под домашний арест, как и возможность совершения им повторного преступления. Тем не менее ЕСПЧ не выявил нарушений ст. 5 Конвенции в указанном аспекте.

Суд отметил, что первоначально фигурантом уголовного дела заявителей был также Константин Лебедев, но, поскольку он признал свою вину, дело в его отношении было выделено отдельно и рассматривалось в особом порядке. В дальнейшем он выступал в качестве свидетеля стороны обвинения. ЕСПЧ пришел к выводу, что заявители были лишены возможности возразить против указанного разделения дела. А показания Лебедева, как подчеркнул Суд, были сомнительны, поскольку он заключил сделку с правосудием в целях уменьшения своего наказания. В связи с этим Европейский Суд обнаружил нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в деле обоих граждан.

Читайте также
ЕСПЧ вновь указал на недопустимость отбывания наказаний далеко от дома
Судья Мария Элосеги выступила с особым мнением, в котором она отметила, что переполненность отдельных тюрем – не повод отправлять осужденного за 4200 км от дома
06 Июля 2018 Новости

Помещение Леонида Развозжаева в стеклянную кабину и интенсивный график судебных заседаний также нарушили п.1 ст. 6 Конвенции. А запрет на свидание заявителя с матерью и присутствовать на ее похоронах нарушил ст. 8 Конвенции – Суд указал, что похороны женщины проходили в Москве, когда ее сын находился в одном из столичных СИЗО. Следовательно, вмешательство в права заявителя не было необходимым в условиях демократического общества. Суд также выявил, что перевод заявителя в удаленную сибирскую исправительную колонию нарушил его права, защищаемые вышеуказанной статьей.

Как пояснил Суд, ст. 11 Конвенции распространяется только на мирные собрания, а не на те, целью которых являются насильственные действия. В связи с этим он подчеркнул, что действие указанной статьи распространяется на Сергея Удальцова, в отличие от Леонида Развозжаева, который провоцировал прорыв полицейского оцепления, что привело к эскалации насилия.

ЕСПЧ также выявил, что напряженность протестной акции была следствием действий российских властей из-за изменений маршрута ее движения. Он отметил, что действия Сергея Удальцова носили мирный характер на всех этапах общественного мероприятия, поскольку он призывал протестующих к спокойствию и мирному поведению.

По мнению Европейского Суда, российские суды не обеспечили необходимый баланс интересов при рассмотрении уголовного дела, так как мирная демонстрация не должна влечь уголовную ответственность в виде лишения свободы. Суровость приговора в отношении Сергея Удальцова свела на нет желание других оппозиционеров и общественности участвовать в протестных акциях. Пугающий эффект уголовной санкции был усилен тем, что она была направлена на видного общественного деятеля и само уголовное судопроизводство широко освещалось в СМИ. С учетом изложенного Суд выявил нарушение ст. 11 в отношении Удальцова.

Страсбургский суд также признал, что обвинительный приговор не содержал указаний на освобождение авто и денежных средств Сергея Удальцова. Он пояснил, что российские власти не уточнили, как осужденный гражданин мог вернуть изъятые активы. Это нарушило его права, указанные в ст. 1 протокола № 1 к Конвенции.

Европейский Суд обязал выплатить Россию и Украину по 11 и 4 тыс. евро соответственно, в качестве компенсации морального вреда Леониду Развозжаеву. Сергею Удальцову присуждена компенсация морального вреда в размере 9 тыс. евро.

Мнения судей ЕЧПЧ

Постановление содержит частично совпадающие мнения судей от Бельгии Поля Леменса, от Украины Анны Юдковской и от Португалии Пауло Пинто де Альбукерке, в которых они выразили несогласие с выводом Суда об отсутствии нарушений материальных аспектов ст. 3 и 5 Конвенции государствами-ответчиками.

В ином коллективном мнении Анны Юдковской, Поля Леменса и швейцарской судьи Хелен Келлер указано, что доводы Леонида Развозжаева также свидетельствуют о нарушении ст. 11 Конвенции в его случае.

В своем особом мнении судья Пауло Пинто де Альбукерке отметил, что интенсивное судебное разбирательство нарушило Конвенцию.

В свою очередь, судья Хелен Келлер в своем особом мнении подчеркнула, что Европейский Суд обоснованно не выявил нарушение ст. 18 Конвенции в деле Сергея Удальцова.

Представители сторон прокомментировали выводы ЕСПЧ

В комментарии «АГ» адвокат АП Московской области Дмитрий Аграновский, который представлял интересы Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева в ЕСПЧ, сообщил, что похищение его доверителя из Киева не расследовано, а «явка с повинной», которая была им написана в неизвестном подвале, является недопустимым доказательством. «Решение ЕСПЧ дает нам юридическое основание для возобновления расследования по факту похищения Развозжаева из Киева как в России, так и на Украине», – отметил он.

«Подвальная “явка с повинной” Развозжаева и показания Лебедева составляют практически 100% доказательств по делу об организации массовых беспорядков, за что осуждены Удальцов и Развозжаев. При установлении аналогичного нарушения по делу «Навальный и Офицеров против России» Президиум ВС РФ был вынужден отменить приговор в отношении них. В своем постановлении ЕСПЧ ссылается на их дело как на прецедент, поэтому приговор в отношении Удальцова и Развозжаева подлежит отмене», – добавил защитник. Адвокат также отметил, что выводы Суда о недопустимости направления осужденных в удаленные пенитенциарные учреждения весьма важны для отечественной правоприменительной практики.

Адвокат АП Московской области Виолетта Волкова, которая представляла интересы Сергея Удальцова, сообщила «АГ», что защита ожидала постановления Суда более 5 лет. «ЕСПЧ удовлетворил наши требования в полном объеме не только к России (в части ст. 5, 6, 8, 11 и 18 Конвенции, а также ст. 1 Протокола № 1 к ней), но и к Украине, ведь он признал факт похищения Развозжаева с территории Украины и неэффективным расследование этого похищения», – пояснила она.

«При этом Суд даже не устанавливал часть фактов, отраженных в объединенных для рассмотрения жалобах, которые уже были установлены ранее по делам “Фрумкин против России” и “Белоусов против России”. В частности, это касается того факта, что митинг носил мирный характер. Сейчас в СМИ появился комментарий Министерства юстиции РФ о том, что “ЕСПЧ установил, что поведение митингующих не может расцениваться как “мирное собрание”. Данное утверждение, мягко говоря, не соответствует действительности, такого факта ЕСПЧ не устанавливал», – пояснила адвокат.

Она также отметила, что не соответствует действительности и утверждение Минюста РФ о том, что «ЕСПЧ отклонил жалобу Сергея Удальцова на наличие в действиях российских властей политической мотивации при привлечении его к уголовной ответственности». «Суд и не устанавливает политическую мотивацию – составом ст. 18 указанное обстоятельство “политическая мотивация” не охватывается, это заблуждение. Применительно же к Удальцову Суд установил нарушение ст. 11 и 18 Конвенции, что отразил в мотивировке своего решения о приемлемости жалоб. Он также указал, что нет процессуального смысла рассматривать нарушения ст. 18 Конвенции отдельно от нарушений ст. 11, в результате чего такие нарушения были установлены и рассмотрены в совокупности с указанной статьей», – полагает Виолетта Волкова.

Адвокат добавила, что ЕСПЧ ранее выявлял и мирный характер акции, и невыполнение властями России своих обязанностей позитивного регулирования массового мероприятия: «Таким образом, Европейский Суд не отклонил ни одного из предъявленных к России требований».

Виолетта Волкова выразила надежду на отмену незаконного и необоснованного обвинительного приговора в отношении политических активистов. «Европейским Судом были установлены обстоятельства, при которых ранее постановленные Россией при аналогичных обстоятельствах приговоры были отменены и пересмотрены (например, приговоры, основанные на свидетельских показаниях лица, заключившего сделку со следствием и осужденного ранее рассмотрения дела). Насколько мне известно, в настоящее время практика осуждения на основании показаний лиц, заключивших сделку со следствием, и осужденных, приговоры в отношении которых фактически использовались ранее в качестве доказательств по другим уголовным делам, именно в свете неоднократно высказанного мнения ЕСПЧ о ее незаконности приостановлена», – отметила она.

Защитник добавила, что постановление ЕСПЧ дает основание для возобновления расследования Украиной похищения Развозжаева с ее территории, что очень важно. «Нарушение порядка экстрадиции таким варварским, на мой взгляд, способом должно быть расследовано, и ему должна быть дана соответствующая правовая оценка, что должно пресечь подобные способы непроцессуального поведения в будущем», – подытожила Виолетта Волкова.

Пресс-служба Минюста России сообщила «АГ», что «вопрос об обжаловании постановления будет решен в установленный трехмесячный срок, меры по исполнению постановления, в том числе в части выплаты компенсации, будут приняты только после вступления данного акта в силу на основаниях, предусмотренных Конвенцией».

Эксперт «АГ» поддержал выводы Суда

В комментарии «АГ» глава юридической службы «Апологии протеста» Алексей Глухов пояснил, что ключевой вопрос в рассматриваемом деле касается критериев, по которым необходимо установить, являлась ли акция мирной: «При этом ЕСПЧ установил, что Россия нарушила ст. 11 Конвенции в отношении Сергея Удальцова, а в отношении Леонида Развозжаева – нет».

По словам эксперта, Европейский Суд счел, что действия Развозжаева привели к эскалации противостояния между протестующими и силовиками, а, значит, он не находится под защитой вышеуказанной статьи. «Такие выводы перекликаются с делом “Белоусов против России”, заявитель по которому осужден за ту же акцию. Тогда ЕСПЧ, признавая нарушение ст. 11 Конвенции, указал, что события на Болотной площади 6 мая 2012 г. подпадают под действие ст. 11 Конвенции. Что касается лично заявителя, то из описания его преступлений не следует, что он был в числе лиц, ответственных за первоначальные акты агрессии, которые способствовали ухудшению первоначального мирного характера собрания», – пояснил эксперт.

По его словам, подобные аргументы ЕСПЧ будут использоваться российскими властями и в свежих делах о массовых беспорядках в Москве (события 27 июля 2019 г.), Ингушетии (25–26 марта 2019 г.), Екатеринбурге (майский протест в сквере), в Ростовском деле (ноябрь 2017 г.). «Поэтому дискуссия о стандартах мирных собраний, а если быть точнее, об их расширении еще не окончена», – резюмировал Алексей Глухов.

Рассказать: