×

Европейский комитет против пыток напомнил о правах лиц, содержащихся в условиях несвободы, в период пандемии

ЕКПП подчеркнул, что подозреваемые (обвиняемые) по-прежнему должны иметь доступ к адвокату или к врачу, а ограничение свиданий должно компенсироваться телефонными звонками
Фотобанк Лори
Адвокаты разошлись в оценке принципов, разработанных ЕКПП. По мнению одного из них, данные меры хорошие, но в России неисполнимые. Другая отметила, что рекомендации в полной мере отражают реальность, с которой сегодня столкнулись практически все страны, включая Россию. Третья посетовала, что сейчас в московских СИЗО свидания с адвокатами и родственниками ограничены без каких-либо альтернативных вариантов, что, безусловно, нарушает право на защиту.

20 марта Европейский комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (далее – ЕКПП) опубликовал Свод принципов обращения с лицами, находящимися в условиях несвободы, в контексте пандемии коронавирусной инфекции (COVID-19). Он включает 10 принципов-рекомендаций, которые, с точки зрения ЕКПП, должны применяться органами власти всех государств – членов Совета Европы.

Как заявил председатель ЕКПП Николай Гнатовский, с серьезными проблемами сталкиваются сотрудники следственных изоляторов, пенитенциарных учреждений, центров содержания мигрантов, психиатрических больниц, домов социального попечительства, а также различных вновь создаваемых карантинных учреждений.

В Своде принципов, в частности, отмечается необходимость усиления обеспеченности таких учреждений специально обученным персоналом, которому следует оказывать профессиональную поддержку, а также принимать меры защиты его здоровья и безопасности. Любые ограничительные меры в отношении лиц, содержащихся под стражей, которые направлены на предотвращение распространения коронавируса, должны быть законными, необходимыми, пропорциональными, основанными на уважении к человеческому достоинству и ограниченными во времени. Люди должны получать исчерпывающую информацию об указанных мерах на понятном им языке.

Также обращается внимание, что тесный личный контакт способствует распространению вируса, поэтому ответственные органы власти должны согласованно использовать меры, альтернативные содержанию под стражей. Такой подход, считает ЕКПП, первостепенно необходим в ситуациях перенаселенности указанных учреждений. Так, властям следует чаще избирать иные меры пресечения в отношении подозреваемых (обвиняемых), сокращать сроки тюремного заключения, включая условно-досрочное освобождение. Также необходимо повторно оценить необходимость принудительного помещения лиц в психиатрические больницы, рассмотреть возможность выписки пациентов или предоставления им медико-социальной помощи. Кроме того, следует максимально воздерживаться от задержания мигрантов.

ЕКПП также рекомендует уделить повышенное внимание особым потребностям лиц, находящихся в условиях несвободы (в частности, уязвимых групп и групп риска: пожилых людей и лиц с ранее приобретенными заболеваниями). Рекомендуется проводить скрининг на наличие COVID-19, обеспечить нуждающимся доступ к интенсивной терапии.

Во время пандемии, подчеркивается в документе, в полной мере должны соблюдаться основополагающие права лиц на адекватный уровень личной гигиены (в том числе доступ к горячей воде и мылу), ежедневные прогулки на открытом воздухе продолжительностью не менее часа. Любые ограничения контактов с внешним миром, в том числе свиданий, нужно компенсировать увеличением доступа к альтернативным средствам связи (например, по телефону или голосовой интернет-связи). В случаях изоляции либо помещения на карантин лица с подтвержденным или подозреваемым инфицированием вирусом SARS-CoV-2 ему необходимо ежедневно обеспечивать содержательный контакт с другими людьми.

В Своде принципов отмечена необходимость неукоснительного соблюдения основных гарантий против плохого обращения с лицами, задержанными правоохранительными органами (доступ к адвокату или к врачу, уведомление о задержании). Защитные меры (например, требование к лицам с симптомами заболевания носить защитные маски) в определенных обстоятельствах могут быть оправданными.

В качестве важной гарантии, предотвращающей плохое обращение, отмечен мониторинг со стороны независимых органов, которым должен быть предоставлен доступ со стороны государств ко всем учреждениям подобного типа (в том числе тем, где лица содержатся на карантине). В то же время в документе упомянут принцип «не навреди», которого должны придерживаться осуществляющие мониторинг лица,– в частности, в отношении людей пожилого возраста или имеющих ранее приобретенные заболевания.

Комментируя «АГ» положения Свода принципов, разработанных ЕКПП, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков согласился ними, поскольку в их основе лежат гуманизм и забота о здоровье граждан. В то же время эксперт отметил, что в условиях современной российской судебной и пенитенциарной системы выполнение данных принципов представляется невозможным, за исключением первого принципа, который носит декларативный характер. «Остальные принципы не реализовать без существенной реформы системы исполнения наказаний. Например, седьмой принцип говорит о компенсации ограничения числа контактов с внешним миром доступностью телефонной и интернет-связью, что просто невозможно ввиду отсутствия таковой во многих колониях и тюрьмах», – пояснил он.

Эксперт добавил, что о применении судами альтернативных страже мер адвокатское сообщество говорит последние 15 лет. «Но в ответ на это суды только усиливают обвинительный уклон и увеличивают число взятых под стражу. Увеличение количества медицинского персонала в местах заключения также невозможно реализовать в связи острым дефицитом медработников. Только в 2018 г. в России, по данным Росстата, в первичном звене не хватало 60 тыс. врачей, поэтому говорить об увеличении количества медработников в учреждениях УИС просто смешно. Одним словом, принципы хорошие, но в России невыполнимые», – подытожил Юрий Меженков.

Адвокат КА № 44 Самарской области Татьяна Иванова полагает, что принципы ЕКПП в полной мере отражают реальность, с которой сегодня столкнулись практически все страны, включая Россию. «Меры обеспечения прав и законных интересов граждан, предусмотренные в этих принципах, в основном находят отражение в национальном законодательстве, включая российское. Вопрос чаще всего в несовершенстве их применения. Разумеется, необходимо, чтобы ограничение свиданий с родственниками и адвокатами не стало единственной мерой профилактики распространения коронавируса в системе ФСИН», – отметила она.

По мнению эксперта, создание правовых норм, определяющих меры борьбы с пандемией, происходит в режиме реального времени. «Так, на днях публичное пространство всколыхнула новость о разработке законопроекта, предусматривающего уголовную ответственность за нарушение карантина. Следует отметить, что разработка законопроекта, как и административные иски к нарушителям, удовлетворенные судами, были инициированы по фактам не просто ухода из карантина, но и публичного освещения подробностей “побега”, что привело к некой “героизации” этих действий в обществе и появлению у “беглецов” последователей, что само по себе может представлять опасность для других людей», – пояснила Татьяна Иванова.

Адвокат предположила, что нормотворческая деятельность государства в связи с эпидемией будет продолжаться. «Крайне важно, чтобы она осуществлялась в соответствии с принципами, озвученными ЕКПП, и баланс прав личности и общества не нарушался», – подчеркнула Татьяна Иванова.

Адвокат МКА «СЕД ЛЕКС», старший партнер «Альтависта» Валерия Аршинова отметила, что в период пандемии власти большинства стран действуют достаточно жестко по отношению к потенциально больным или носителям вируса COVID-19, что в принципе обоснованно для предотвращения заражений. «Однако, как правильно отмечено в Своде принципов, принимаемые меры должны основываться на законе и быть необходимыми, пропорциональными, основанными на уважении к человеческому достоинству и ограниченными во времени», – полагает она.

Эксперт добавила, что в России принудительная госпитализация возможна только по решению суда или в соответствии с постановлением главного государственного санитарного врача и забирать людей в медучреждения без соответствующих решений недопустимо. «Очень важно обеспечение надлежащей медицинской помощи в условиях несвободы (СИЗО, исправительные учреждения, тюрьмы), поскольку заключенные более подвержены заражению», – подчеркнула адвокат.

В качестве важного Валерия Аршинова отметила также правило о компенсации свиданий увеличением доступа к альтернативным средствам связи. «Сейчас в московских СИЗО ограничены свидания с адвокатами и родственниками, без каких-либо альтернативных вариантов. Это, безусловно, нарушает фундаментальное право на защиту», – резюмировала она.

Рассказать: