×

ФСИН разъяснила порядок применения наручников

ФСИН и МВД ответили на обращение СПЧ по поводу правовых основ применения наручников при конвоировании подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в медучреждения
Один из экспертов отметил, что из-за отсутствия должного нормативного регулирования должностные лица вправе «заковывать» в наручники граждан, невзирая на состояние их здоровья. Адвокаты сошлись во мнении, что для решения этой проблемы требуется внесение изменений в законодательство.

Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека получил разъяснения Федеральной службы исполнения наказаний России о правовых основах применения наручников при конвоировании подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в медицинские учреждения. 

В письме указано, что основы деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, определены Законом РФ от 27 июля 1993 г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы». В соответствии со ст. 28 Закона сотрудники уголовно-исполнительной системы вправе применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие при исполнении обязанностей по конвоированию. Согласно ст. 30 Закона наручники применяются сотрудниками для пресечения преступлений, неповиновения или противодействия законным требованиям сотрудника уголовно-исполнительной системы, связанных с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья; при конвоировании, охране или сопровождении осужденных и лиц, заключенных под стражу; при попытке насильственного освобождения осужденных и лиц, заключенных под стражу, из-под охраны при конвоировании и т.д. Также сотрудники уголовно-исполнительной системы могут применять наручники в случаях, предусмотренных п. 2 и 3 ч. 2 ст. 10 Федерального закона от 7 мая 2009 г. № 92-ФЗ «Об обеспечении охраны психиатрических больниц (стационаров) специализированного типа с интенсивным наблюдением».

Ранее разъяснения по данному вопросу СПЧ получил от Министерства внутренних дел РФ. В письме отмечалось, что право сотрудников полиции применять специальные средства, в частности наручники, при конвоировании подозреваемых и обвиняемых закреплено п. 6 ч. 1 и п. 3 ч. 2 ст. 21 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции». Также указано, что законодательство РФ не устанавливает ограничений на применение специальных средств к тяжелобольным лицам. 

Кроме того, в письме сообщается, что основания для применения наручников при конвоировании подозреваемых и обвиняемых определены Приказом МВД России от 7 марта 2006 г. № 140дсп «Об утверждении наставления по служебной деятельности изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, подразделений охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых». Наставление не предусматривает особый порядок их применения к лицам, находящимся под стражей в медицинских организациях. Соответствующее решение принимается старшим конвойного наряда индивидуально, в зависимости от личностных характеристик конвоируемого лица, его склонности к совершению противоправных действий, наличия оперативной информации о намерении совершить побег, а также с учетом иных обстоятельств.

СПЧ сообщает, что продолжит изучение данного вопроса, принимая во внимание случай обвиняемого экс-директора «Гоголь-Центра» Алексея Малобродского, в отношении которого были применены наручники при госпитализации с подозрением на инфаркт.

По словам адвоката АП Краснодарского края Татьяны Третьяк, проблема применения наручников при конвоировании в отношении подозреваемых и обвиняемых является актуальной и дискуссионной уже на протяжении долгого времени. «С одной стороны, мы говорим о правах заключенных, с другой – нельзя забывать о безопасности конвоиров, необходимости пресечения попытки к побегу и членовредительству, – пояснила она. – На мой взгляд, к каждому конкретному случаю следует подходить индивидуально». 

Адвокат отметила, что вопрос о целесообразности применения наручников в отношении заключенных, этапируемых в медицинские учреждения, должен решаться комиссионно – с привлечением сотрудников медучреждения – и с учетом тяжести заболевания. По ее мнению, в данном случае нельзя ограничиваться усмотрением конвойного подразделения. «Процедуру конвоирования в медучреждение необходимо тщательно проработать и закрепить на законодательном уровне, чтобы соблюсти баланс интересов государства и конвоируемых больных», – уверена Татьяна Третьяк.

Она рассказала, что имеется обширная практика Европейского Суда по решению вопроса о правомерности применения наручников в зале суда, психиатрических лечебницах и больницах. В качестве примеров адвокат назвала постановления от 14 марта 2013 г. по делу «Салахов и Ислямова против Украины» (жалоба № 28005/08), от 7 мая 2015 г. по делу «Илиевска против России» (жалоба № 20136/11) и от 24 марта 2016 г. по делу «Корнейкова и Корнейков против Украины» (жалоба № 56660/12). Во всех трех случаях ЕСПЧ признал нарушение ст. 3 Конвенции, придя к выводу о том, что применение наручников составило унижающее человеческое достоинство обращение.

Проблему применения наручников при конвоировании подозреваемых и обвиняемых в медучреждения прокомментировал советник ФПА РФ Нвер Гаспарян. «Требуется внесение изменений в действующие нормативно-правовые акты, на которые ссылаются в МВД и ФСИН. Необходимо предусмотреть запрет на применение специальных средств при конвоировании тяжелобольных обвиняемых и осужденных, которые в силу неудовлетворительного состояния здоровья не способны осуществить побег из мест заключения под стражу или лишения свободы, – считает он. – Пока такой нормы не имеется, должностное лицо всегда сможет “заковать” в наручники человека, невзирая на состояние его здоровья, дабы не допустить ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей».

Рассказать: