×

К вопросу судебного формализма

Конституционный Суд РФ не принял к рассмотрению жалобу от ассоциации инвалидов, посчитав ее абстрактной, однако два судьи не согласились с такой позицией
По мнению экспертов, проблема формального подхода к рассматриваемым делам со стороны осуществляющего конституционный контроль органа является одной из самых насущных на сегодняшний день. При этом наличие особых мнений по этому вопросу говорит о том, что некоторые судьи считают необходимым в большей степени исходить из существа, чем из формы спора.


Общероссийская общественная организация инвалидов – Российская ассоциация незрячих студентов и специалистов пыталась оспорить конституционность ряда положений Закона о выборах депутатов Госдумы, которые, по мнению заявителей, не позволяют незрячим избирателям реализовать свое право на поддержку выдвижения кандидатов на выборах депутатов.

До обращения в КС РФ общество подавало в ВС РФ административное исковое заявление о признании недействующим постановления ЦИК РФ «О вопросах, связанных с оформлением, приемом и проверкой подписных листов с подписями избирателей, собранными в поддержку выдвижения федеральных списков кандидатов в депутаты Госдумы РФ седьмого созыва», в соответствии с которым подписи членов ассоциации в пользу политической партии были признаны недостоверными, поскольку они были сделаны не собственноручно, а с помощью факсимиле.

Однако исковое заявление было возвращено Обществу инвалидов. Также ВС РФ было оставлено без удовлетворения тождественное требование партии «Партия Великое Отечество». По мнению заявителей, нормативное регулирование, на основании которого подписи незрячих избирателей в подписных листах признаны недостоверными, является дискриминационным по отношению к ним, ущемляя их конституционные права.

КС РФ отказал в рассмотрении жалобы, подчеркнув, что граждане или объединения имеют право подавать жалобы на нарушение своих конституционных прав и свобод законом, только если этот оспариваемый закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде.

Из определения суда следует, что приведенные в жалобе доводы, рассматриваемые с учетом копий судебных постановлений, представленных в подтверждение наличия конкретного дела, в котором судом применены оспариваемые законоположения, свидетельствуют о том, что ассоциация оспаривает конституционность положений Закона о выборах депутатов «вне связи с какими-либо конкретными фактами нарушения прав участников общественного объединения, являвшимися предметом исследования судов и получившими правовую оценку на основании оспариваемых законоположений, т.е. в порядке абстрактного нормоконтроля».

По мнению руководителя конституционной практики адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА, адвоката Дмитрия Кравченко, данное определение в целом находится в русле последней практики КС РФ. «КС РФ максимально узко относится к категории конкретного дела. Целым рядом недавних решений он довольно четко установил, что обжалование нормы в административно-правовом порядке конкретным делом не является», – объяснил он.

Однако два судьи не согласились с позицией КС РФ, представив по данному делу свои особые мнения.

Судья КС РФ Николай Бондарь указал на то, что субсидиарный характер конституционного правосудия не предполагает ограничительного толкования его компетенционных возможностей. Он напомнил, что, закрепляя право граждан на обращение в КС РФ с жалобой на нарушение конституционных прав законом, ни Конституция РФ, ни Закон о Конституционном Суде РФ не определяют требования к конкретному делу, при рассмотрении которого должно иметь место судебное применение закона. Также не определяются конкретные признаки, свидетельствующие, что такое правоприменение состоялось.

Николай Бондарь уверен, что для лиц, чьи правовые интересы были затронуты обжалованием нормативного правового акта в порядке административного судопроизводства и для которых судебным актом подтверждена невозможность рассмотрения в аналогичном порядке тех же требований, в удовлетворении которых ранее было отказано, должны быть обеспечены не меньшие возможности конституционно-судебной защиты их прав и свобод, чем для административного истца, чье заявление об обжаловании нормативного правового акта было рассмотрено судом по существу.

По мнению судьи, обращение заявителя как в ВС РФ, так и в КС РФ было обусловлено не абстрактно-отвлеченным, а вполне конкретным правовым интересом, связанным с обеспечением полноценной, на равных основаниях реализации членами ассоциации избирательных прав на выборах депутатов Государственной Думы ФС РФ седьмого созыва.

Николай Бондарь также указал, что вопрос о собственноручном внесении избирателем подписи в подписной лист ранее рассматривался КС РФ и в Определении от 5 ноября 1998 г. № 166-О было указано на пробельность законодательства, устранение которой является прерогативой законодателя.

По мнению еще одного судьи КС РФ, Александра Кокотова, решение ВС РФ о возвращении Ассоциации инвалидов ее обращения определено тем, что ранее было принято к рассмотрению (а затем и разрешено по существу) аналогичное обращение партии «Партия Великое Отечество», это позволяет утверждать, что ассоциация инвалидов имела право в обоснование применения данных положений в конкретном судебном деле с ее участием ссылаться на вступившее в законную силу решение ВС РФ, вынесенное в отношении этой политической партии. Тем более что партия и ассоциация, как это следует из материалов дела, осуществляли совместную деятельность в ходе избирательной кампании по сбору подписей избирателей и нарушение своих прав и прав своих членов в ходе такой деятельности связывают с одними и теми же правоприменительными действиями и решениями органов власти.

Также он выразил надежду, что федеральный законодатель, не дожидаясь конституционно-судебного разрешения поставленной заявителем проблемы, предусмотрит в избирательном законодательстве меры, позволяющие незрячим избирателям, да и иным категориям инвалидов, неспособных по состоянию здоровья ставить собственноручную подпись в подписных листах, полноценно участвовать в поддержке выдвижения кандидатов в депутаты.

Комментируя определение, адвокат Дмитрий Кравченко указал: наличие приведенных особых мнений свидетельствует о том, что не все разделяют формальный подход к конкретным делам и что некоторые судьи считают необходимым в большей степени исходить из существа, чем из формы спора. «Интересно прямое указание уважаемым судьей Н.С. Бондарем на почти 20-летнее неисполнение законодателем Определения КС РФ от 1998 г. № 166-О, принятого по запросу ВС Удмуртской Республики в связи с находившимся в его производстве делом по жалобе Ижевской городской общественной организации инвалидов, что, конечно, еще раз подтверждает неидеальность механизма исполнения решений КС РФ», – заключил он.

Адвокат Рамиль Ахметгалиев также обозначил проблему формального подхода, которым, по его мнению, «грешат» как федеральные суды, так и КС РФ. «Зачастую очень трудно понять все существующие у КС РФ критерии, которыми он руководствуется при решении вопроса о принятии жалобы к производству», – считает эксперт.

По его словам, судьи в особых мнениях обратили внимание на два важных момента. Во-первых, необходимо учитывать (в конкретном деле), является ли для заявителя конституционное правосудие единственным и последним средством правовой защиты. Во-вторых, в обращениях в КС РФ (в отличие от обращений в общефедеральные суды) есть два аспекта – частный и публичный интерес. «Именно по этой причине КС РФ должен избегать формального подхода при решении вопроса о приемлемости жалоб граждан», – добавил адвокат.



Рассказать: