×

Каковы пределы вмешательства государства в частную жизнь при борьбе с домашним насилием?

Этот вопрос обсудили в ходе одной из пленарных дискуссий на «Ковалевских чтениях»
Фотобанк Лори
Один из спикеров отметил, что для эффективной борьбы с домашним насилием нужно понять, готовы ли наши граждане обращаться в правоохранительные органы за разрешением семейных проблем. Второй эксперт подчеркнула, что необходимо объяснять полицейским, что семейное насилие не является нормой. По словам третьего эксперта, многие сотрудники ОВД, которым она вместе с коллегами рассказывает о последствиях домашнего насилия, признают, что раньше не считали такие действия преступлениями.

14 февраля на одной из площадок XVII Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения» адвокаты и юристы поговорили о пределах допустимого вмешательства государства в частную жизнь в контексте домашнего насилия.

Адвокат, юрист Парижского офиса «White & Case», член Комитета по уголовному праву и сопредседатель Подкомитета по преступлениям против женщин IBA Шарлотта Гунка отметила, что проблема насилия в семье актуальна для всего мира. Она сообщила, что по-прежнему страдают преимущественно женщины, хотя мужчины также порой становятся жертвами.

Адвокат, руководитель практики «Особых поручений» Pen & Paper Екатерина Тягай отметила, что Российская Федерация до сих пор не подписала Стамбульскую конвенцию Совета Европы, направленную на предотвращение и борьбу с насилием в отношении женщин и домашним насилием. По словам эксперта, наше государство долгое время пыталось делать вид, что проблема не настолько серьезна, чтобы подписывать международные документы.

Читайте также
Для обсуждения опубликована предварительная редакция законопроекта о профилактике домашнего насилия
Члены рабочей группы по разработке проекта и эксперты «АГ» проанализировали документ и высказались о его плюсах и минусах
03 Декабря 2019 Новости

Екатерина Тягай напомнила, что сегодня активно обсуждается очередной законопроект о профилактике семейно-бытового насилия. Некоторые считают, что борьба с этим явлением может привести к необоснованному вмешательству в частную жизнь. Екатерина Тягай спросила у участников, способно ли, с их точки зрения, принятие закона и подписание Стамбульской конвенции повлечь такие последствия?

Эксперт Совета Европы, главный научный сотрудник ВНИИ МВД России, д.ю.н. Виталий Квашис полагает, что определить, где проходит грань между оправданным вмешательством и недопустимым, непросто. По его мнению, для эффективной борьбы с домашним насилием прежде всего необходимо понять, готовы ли наши граждане к тому, чтобы обращаться в правоохранительные органы за разрешением семейных проблем. И второй, не менее важный, вопрос – готовы ли сами сотрудники органов внутренних дел с учетом их штатной численности и объема работы реализовывать эту свою функцию.

Екатерина Тягай согласилась с тем, что в России высока степень недоверия к правоохранительным органам. Однако, по ее словам, это объективно обусловлено. «Часто люди приходят ко мне как к адвокату и говорят о том, что от органов ничего добиться не удалось», – пояснила эксперт. В связи с этим Екатерина Тягай напомнила о деле «Володина против России», где ЕСПЧ констатировал, что в РФ нет законодательства, защищающего от насилия в семье. Адвокат напомнила, что Валерии Володиной пришлось сбежать от преследовавшего ее бывшего сожителя: женщина сменила имя и уехала из России. Добиться помощи от правоохранительных органов она не смогла.

Читайте также
ЕСПЧ: в России нет законодательства, защищающего от побоев со стороны близких
Европейский Суд назначил компенсацию морального вреда в 20 тыс. евро россиянке, которая в течение нескольких лет не могла получить от властей защиту от домашнего насилия
11 Июля 2019 Новости

Шарлотта Гунка подчеркнула, что проблема отсутствия должного реагирования со стороны государства существует и во Франции. Она поделилась собственной историей. По словам адвоката, под дверью ее квартиры регулярно ночевал один и тот же мужчина. Понять, что ему нужно, не удавалось, поэтому Шарлотта обратилась в полицию. К большому удивлению адвоката, у нее возникло немало проблем, причем мужчины-офицеры помогали ей гораздо охотнее, чем женщины, и лучше понимали ее.

Особенно адвоката возмутил тот факт, что сотрудница полиции поинтересовалась, нет ли у заявительницы мужчины или собаки. Возникло ощущение, что полицейские хотят, чтобы проблема решилась без их участия, сказала Шарлотта Гунка. Она также отметила, что многие женщины во Франции сталкиваются с тем, что не могут добиться принятия своего заявления об акте домашнего насилия компетентными органами.

В свою очередь партнер, адвокат, руководитель практики «Реструктуризация и банкротство» Art de Lex Ольга Савина обратила внимание на то, что с юридической точки зрения важно в каждой конкретной ситуации суметь определить, было ли соответствующее действие насилием или нет.

Адвокат, партнер МКА «Юлова и Партнеры» Татьяна Бакулева добавила, что у российских правоохранителей нет методики расследования случаев домашнего насилия, зато немало «лайфхаков», как отказать в возбуждении. По ее мнению, необходимо подходить к проблеме системно и работать над тем, чтобы изменить отношение сотрудников полиции к семейному насилию как к чему-то обыденному.

Читайте также
Представители жертв домашнего насилия проанализировали позицию российских властей, представленную в ЕСПЧ
Юристы и адвокаты, оказывающие правовую поддержку заявительницам, жалобы которых ЕСПЧ объединил в рамках дела «Туникова и другие против России», объяснили, почему позиция властей не соответствует действительности
30 Декабря 2019 Новости

Татьяна Бакулева поддержала инициативу принятия закона о профилактике домашнего насилия, но подчеркнула, что последний предложенный вариант необходимо дорабатывать. Среди его недостатков адвокат назвала отказ от отнесения к семейно-бытовому насилию деяний, содержащих признаки административного правонарушения или преступления.

Директор Центра «Насилию.нет», к.ю.н. Анна Ривина также негативно отозвалась об этом законопроекте. Она полагает, что акт с юридической точки зрения написан недостаточно грамотно и в предлагаемой редакции бесполезен.

Эксперт сообщила, что многие сотрудники ОВД, которым она вместе с коллегами рассказывает о последствиях домашнего насилия, признают, что раньше не считали такие действия преступлениями. По ее словам, проведенные в Европе исследования подтверждают, что профилактика домашнего насилия обходится государству дешевле, чем оплата его последствий, которая предполагает оплату лечения пострадавшего, содержание агрессора в местах лишения свободы. Нередко из-за гибели одного родителя и осуждения другого ребенок попадает в детский дом, что также предполагает финансирование от государства.

Екатерина Тягай отметила, что в России чаще всего говорят о борьбе с физическим насилием и упускают необходимость профилактики психического (психологического) насилия. Ольга Савина добавила, что простое принятие закона проблемы не решит, требуется его адекватная реализация. Можно иметь лучшее законодательство в мире, но если оно не реализуется эффективно, мы не имеем ничего, подтвердила Шарлотта Гунка.

Анна Ривина рассказала, что в России не так много кризисных центров для пострадавших от насилия в семье. Так, в Москве есть одно такое государственное учреждение. При этом, по словам эксперта, директор этой организации говорила ей о том, что центр часто заполнен не больше, чем наполовину. И дело не в том, что пострадавших мало, они попросту не знают об этом месте. Существуют и бюрократические сложности: для того чтобы получить помощь, нужно собрать пакет документов, не все жертвы могут сделать это оперативно.

Читайте также
«В интересах ребенка»
Лишение родительских прав за участие в акции протеста – опасная тенденция в формировании правоприменительной практики
14 Августа 2019 Мнения

Директор Уральского центра медиации, медиатор Ольга Махнева обратила внимание на проблемы детей. Он отметила, что в российском праве нет однозначного понимания психологического насилия. Однако, по мнению эксперта, можно утверждать, что при разводе родителей ребенок практически всегда подвергается такому виду насилия, поскольку это серьезный стресс. Ольга Махнева напомнила, что при исследовании причин противоправных деяний несовершеннолетних на первое место нередко выходит психическое насилие, которое ребенок испытывал в семье.

Ольга Савина подчеркнула, что в интересах детей необходима нормальная работа органов опеки и попечительства, которые сейчас выполняют свои обязанности очень формально. В связи с этим Екатерина Тягай добавила, что по делу о лишении родительских прав супругов Проказовых (о котором ранее писала «АГ») представители указанных органов ни разу не явились в судебные заседания и давали максимально нейтральные заключения, судя по всему, стараясь не задеть ни одну из сторон спора.

Отвечая на вопрос о перспективах медиации в вопросах домашнего насилия, Екатерина Тягай подчеркнула, что здесь сложно говорить о необходимости примирения, поскольку оно почти всегда возвращает жертву в прежнюю ситуацию.

Рассказать:
Дискуссии
«Ковалевские чтения - 2020»
«Ковалевские чтения - 2020»
Адвокатура, государство, общество
18 Февраля 2020